Что ожидает мировую экономику к 2050 году?

13.02.17
Эксклюзив

Что ожидает мировую экономику к 2050 году?

Эксперты МГИМО: Клинов Виленин Георгиевич, д.экон.н., профессор

Профессор кафедры международных экономических отношений и внешнеэкономических связей В.Г.Клинов — о перспективах развития мировой экономики.

Оценка перспектив изменения мировой экономики в предстоящие 30 с лишним лет — весьма смелая заявка после политических потрясений 2016 г., которые могут во многом повлиять на столь важные для мировой экономики процессы глобализации и интеграции.

Компания PwC (PricewaterhouseCoopers) первой из ведущих фирм, занимающихся долгосрочным прогнозированием, опубликовала свое видение длительных перспектив мирового экономического развития после 2016 года.

Основываясь на анализе динамики 32-х крупных экономик, ВВП которых составляет 85% от мирового показателя, эксперты PwC прогнозируют лишь небольшое снижение среднегодовых темпов прироста (СГТП) мирового ВВП, до 2,6% в 2016–2050 гг. по сравнению с 2,8% в предшествующие 20 лет 1996–2015 гг. По данным Международного валютного фонда, объем мирового ВВП по паритету покупательной способности (ППС) составил в 2015 г. 114,1 трлн долл. Этот показатель может увеличиться почти 2,5 раза, до 280,3 трлн долл. в 2050 г. Примечательно, что в качестве базового сценария PwC взят не средний, а наиболее оптимистичный сценарий роста мировой экономики.

Такие оценки основаны на предположениях, что ни трудности, которые переживает ЕС и еврозона, ни курс президента США Д.Трампа на пересмотр НАФТА и отказ от мегарегиональных торговых соглашений (участие США в которых планировалось его предшественником Б.Обамой) не приведут к коренным изменениям в мировом экономическом порядке. В самом деле, процессы глобализации и интеграции не остановить, хотя в их эволюции нельзя исключать периоды неопределенности, связанные с попытками решения актуальных экономических проблем протекционистскими мерами.

Оптимистический характер прогноза PwC подтверждается, если проанализировать причины замедления роста мирового ВВП. В основе долгосрочных прогнозов ВВП лежат две составляющие: динамика численности населения (экстенсивная) и ВВП на душу населения (интенсивная, в которой отражается научно-технический и организационный прогресс). Замедление роста мировой экономики обусловлено снижением СГТП численности населения до 0,8% в прогнозируемый период 2016–2050 гг. против 1,2 в отчетный период 1996–2015 гг. (расчеты по данным ООН). Это означает, что несмотря на процесс старения населения и другие факторы, негативно влияющие на экономическое развитие, СГТП среднедушевого дохода повысится в прогнозируемый период, согласно данным PwC, до 1,8% по сравнению с 1,6% в отчетном.

Эксперты PwC не ставили перед собой задачи спрогнозировать среднесрочные циклические колебания мировой экономики. Они полагают, что в XXI в., как и в XX в., периоды замедления роста будут компенсироваться годами его ускорения. При этом уточняется, что прогноз исключает сколько-нибудь длительное преобладание протекционистских тенденций в мировой экономике, как и мер, направленных против глобализации, а также автоматизации производства (имеется в виду вытеснение работников машинами). К подобным мерам склоняется Д.Трамп ради обеспечения работой американцев, занятость которых пострадала под влиянием этих факторов.

В центре внимания PwC — перспективы изменения соотношения экономической мощи двух семерок крупнейших стран: развитых (G7) и развивающихся (E7, emerging market economies). В состав E7 входят Китай, Индия, Индонезия, Бразилия, Россия, Мексика, Турция. Речь идет о продолжении начавшегося в конце ХХ века кардинального изменения соотношения экономической мощи двух Больших семерок. В 1995 г. объем ВВП Е7 был вдвое меньше показателя G7; в 2015 г. Е7 догнала G7 по этому показателю, а в 2040 Е7 может, согласно оценкам PwC, превзойти G7 вдвое.

Картина динамики мировой экономики в основном будет зависеть от роста ВВП Индии и Китая. Наиболее высокие СГТП ожидаются в 2016–2020 гг., когда в Индии они приблизятся к 8%, в Китае — превысят 6%, а в мире составят 3,5%. Затем с каждым последующим десятилетием показатели будут снижаться. В 2041–2050 гг. в Индии они опустятся до 4%, в Китае ненамного превысят 2%, в мире составят 2,4%.

Изменится состав первой по объему ВВП десятки национальных экономик. В 2050 г. по сравнению с 2016 г. упрочит лидерство Китай: его доля в мировом ВВП по ППС возрастет с 18 до 20%. Индия поднимется с 3-го на 2-е место, ее доля увеличится с 7 до 15%. Китай и Индия сократят отставание от США по размеру ВВП на душу населения. В 2016 г. их показатели были, соответственно, в 4 и 9 раз меньше. В 2050 г. разница сократится до 2-х и 3-х раз.

Относительная прочность американской социально-экономической модели приведет к умеренным изменениям позиции США в мировой экономике. По объему ВВП они опустятся со 2-го на 3-е место, их доля в мировом ВВП снизится с 16 до 12%. Потери представителей других, менее конкурентоспособных разновидностей рыночной экономики, окажутся более существенными. Япония переместится с 4-го на 8-ое место, Германия — с 5-го на 9-ое. ЕС подтвердит репутацию наименее конкурентоспособного центра развитой экономики: его доля в мировой экономике (в составе 27 стран, без Великобритании) снизится с 15 до 9%.

Россия — единственная экономика в первой десятке стран мира по размеру ВВП, которая сохранит 6-ое место, став при этом первой в Европе. СГТП ВВП России в прогнозируемый период достигнет 1,9%, что существенно ниже мирового показателя (2,6%), хотя выше, чем у большой семерки развитых стран (1,6%). Такая оценка идет вразрез с намерениями российского руководства обеспечить темпы экономического роста выше среднемировых.

ВВП по ППС России достигнет к 2050 г. 7131 млрд долл. (в ценах 2016 г.), что на 16% превысит показатель Германии (6138 млрд долл.). С учетом разницы в численности населения душевой доход России достигнет примерно 2/3 от показателя Германии.

Реализация потенциала экономического роста, которым располагают развивающиеся страны, в том числе Россия, как подчеркивают в PwC, зависит от эффективности государственных расходов на фундаментальную науку, повышения качества образования, развития инфраструктуры. Акцент PwC на государственных ассигнованиях в данном случае закономерен, поскольку общественные блага не могут развиваться должным образом только за счет частного капитала.

Экономический рост зависит и от диверсификации структуры экономики при помощи бизнеса. Создание благоприятного климата для частного предпринимательства зависит от развития политических, экономических, юридических и социальных институтов, соответствующих современным требованиям рыночной экономики.

Подводя итог, можно согласиться с основным посылом экспертов PwC, что мировое сообщество окажет достаточное сопротивление протекционистским мерам Д.Трампа. В то же время остается открытым вопрос о путях преодоления таких негативных последствий глобализации, как снижение занятости трудоспособного населения в развитых странах, усиление неравномерности в распределении доходов, а также проблемы защиты окружающей среды и изменения климата.

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: Портал МГИМО
Коммерческое использование данной информации запрещено.
При перепечатке ссылка на Портал МГИМО обязательна.
Распечатать страницу