Два шага вперед. Или зарисовки о саммите Россия-ЕС в Хабаровске

26.05.09

Два шага вперед. Или зарисовки о саммите Россия-ЕС в Хабаровске

Два шага вперед. Или зарисовки о саммите Россия-ЕС в Хабаровске

21-22 мая 2009 года ректор МГИМО А.В.Торкунов и директор ЕУИ М.Л.Энтин в качестве членов официальной российской делегации приняли участие в саммите Россия-ЕС. При подготовке очередного саммита российская сторона в качестве хозяйки встречи сочла выигрышным затронуть вопрос о работе Европейского учебного института на официальных переговорах в верхах.

Институт был создан совсем недавно, в конце 2006 г., но уже успел очень неплохо себя зарекомендовать. В кратчайшие сроки он превратился в весомый фактор двусторонних связей - «кузницу» новых профессиональных кадров государственных служащих, столь нужных для обеспечения подлинного партнерства между Россией и ЕС. Имелось в виду показать на его примере возможности успешного развития сотрудничества. Они есть. Они очень велики. Объективные предпосылки для наполнения партнёрских отношений всё более конкретным содержанием имеются. Нужны лишь атмосфера доверия и политическая воля и Москвы, и Брюсселя. Так мы оказались в Хабаровске в составе официальной российской делегации. Увиденное и услышанное, после стольких лет обидных разочарований, произвело на меня самое благоприятное впечатление.

Почему Хабаровск

Выбор места проведения саммита оказался крайне удачным. Во всех отношениях. И хотя всем участникам встречи пришлось лететь в Хабаровск и из Хабаровска, меняя часовые пояса, по полдня, а то и больше, никто об этом не жалел. И поездка, и переговоры стоили того.

Ещё недавно наши партнёры из ЕС любили поспекулировать на тему о европейской принадлежности России. Мол, и в географическом плане, и по политическим традициям страна расположена частью в Европе, частью в Азии. В какой степени, большой вопрос. Сейчас, вроде, подобные разговоры сошли на нет. Для тех, кто хоть однажды побывал в Хабаровске, вся их надуманность моментально стала бы очевидной. Любого, кто хотя бы заикнулся об этом, подняли бы на смех. Более европейский город, здесь, в тысячах километрах от европейских регионов России, трудно себе представить.

Хабаровск сразу западает в душу. Абсолютно всем. Любовью, с которой к нему относятся, и с которой о нем отзываются местные жители. Ухоженностью парков, липовых аллей, бесконечной набережной, на которую свысока нежно и заботливо поглядывает элегантная фигура Муравьёва-Амурского. Старинной лёгкостью и основательность отреставрированных особняков и административных зданий, с конца XIX века сформировавших нынешний облик исторического центра города. Величием и мощью Амура, вдоль которого он раскинулся на десятки километров. Броской уверенной красотой горожанок, на которых невольно задерживается взгляд, - любая из них легко бы поспорила за звание мисс Европа.

И это за тридевять земель от Брюсселей и Страсбургов, Москвы и Питера. Находясь так далеко в географическом, и так близко от сердца Европы в культурном отношении, Хабаровск собой как бы символизирует водораздел между цивилизациями в прямом и переносном смысле по Амуру, а вовсе не по восточной границе Европейского Союза. Как много наши партнёры из ЕС выиграют, если поймут это. И как много потеряют, если по-прежнему будут оставаться в плену старых, неработающих догм, наносящих ущерб, прежде всего, им самим. И в этом плане преимущества геостратегического выбора Хабаровска в качестве места проведения саммита трудно переоценить.

Хотя, справедливости ради, надо упомянуть, что на усмотрение ЕС были представлены две кандидатуры – Хабаровска и Казани. Столкнувшись с проблемой выбора, философски улыбаясь, рассказывает постпред России при ЕС Владимир Чижов, Союз впал в ступор. Как это нередко бывает, его государства-члены раскололись на два лагеря. С тем чтобы выйти на консенсус, Брюссель взял тайм-аут. Ожидание затянулось. Москва сначала мягко подбадривала партнеров, ссылаясь на то, что саммит готовить надо. Потом понапористее к ним стала приставать. Наконец, предъявила ультиматум. Мол, даём пять дней на размышление. Пять не пять, но через 15 дней чешское председательство волевым порядком заявило: быть саммиту в Хабаровске. После этого все завертелось.

Блестящая подготовка

Много лет тому назад, до возвращения в альма-матер, занимался оперативной работой. Прекрасно представляю себе все её трудности.  Знаю, избежать сбоев и накладок зачастую просто невозможно. Но перед теми, кто готовил встречу в Хабаровске, хотелось бы снять шляпу. Все было организовано просто блестяще. Все было расписано как по нотам.

Причём, что отрадно, ни о каких потемкинских деревнях речь не шла. Никто город под встречу в верхах специально не вылизывал, фасады, чтобы пустить пыль в глаза, не перекрашивал, рытвины не заделывал. Воспользовался несколькими часами свободного времени, чтобы походить по нему с друзьями и коллегами, и убедился в том, что он вообще поддерживается во вполне приличном состоянии.

Точечное строительство минимально. Застройка идёт микрорайонами. Новые здания украшают город. Во дворы можно заходить. Палатки с холодным бочечным пивом разбросаны повсюду. В жаркую погоду, обливаясь потом, их по городу разыскивать не нужно.

Кухня в ресторанах отменная – во всяком случае, не хуже, чем на официальных приёмах. Морепродукты свежайшие, и таят во рту. Порцию гребешков, подаваемую на закуску или в качестве основного блюда, в ресторанах любых европейских столиц разложили бы на семь тарелок, да и взяли бы втридорога.

Внешние признаки экономического кризиса в поведении жителей не заметны. Как рассказали в администрации края, по сравнению с прошлым годом, бюджет по доходам и расходам сократится почти на треть. Но ударом это не станет – удастся выйти в ноль, потому что за прошлый год доходы выросли на 26 с лишним процентов.

Особо хотелось бы поблагодарить всех тех, кто был привлечен к обслуживанию саммита, за заботу и внимание. Любые проблемы, ещё не возникнув, решались как по мановению волшебной палочки. Каждый знал свой манёвр. Эрудиция же окружающих вообще вызывала белую зависть. Как хотелось бы столь же глубоко и обстоятельно знать историю каждого камня, каждого здания, повороты судьбы каждого человека, вписавшего свое имя в историю твоего города. В моём случае – Москвы.

И ледовый дворец, в котором был организован торжественный приём в честь саммита, не мог не произвести впечатления. На хоккейную площадку положили настил, поставили необъятную сцену и длинные ряды столиков. Чувствовалось, что технология отлажена. По свидетельству очевидцев, лед постоянно востребован. Но иногда, когда есть уверенность в том, что усилия окупятся, дворец всё же отдаётся под концерты звёзд первой величины. Только на этот раз многотысячные разноцветные зрительские кресла оставались пустыми.

И произвели впечатление не только коробка дворца и его техническая оснащенность, но и уровень концерта. Нарядами, динамичностью, бешеным темпом плясок, чистотой и проникновенностью звучания голосов и музыки, разнообразием – всем. Однако главное – тем, что для такого концерта не потребовалось ничего привозного.

Тем не менее, это все обрамление встречи в верхах между Россией и ЕС. Как отлично смазанный и отлаженный работал сам механизм саммита. Всё запланированное выполнялось. Всё начиналось и заканчивалось вовремя. Всё делалось минута в минуту. Ни один важный вопрос не оставался без внимания. И такая блестящая организация, когда никакие досадные мелочи не отравляли обстановку и не портили настроения, создавала очень хорошую, столь нужную для успеха атмосферу, настраивала на особый лад.

Заслуга президента

Но в ещё большей степени создание хорошей доброжелательной атмосферы на саммите – заслуга российской переговорной команды и, конечно же, ее лидера. За тем, как держался российский президент, как уверенно вели себя все члены делегации, было любо-дорого наблюдать.

На протяжении всей стайерской дистанции саммита – а с учётом предшествовавшего ему посещения Дальневосточного университета и проведения регионального совещания, дни у него оказались более чем насыщенными – Дмитрий Медведев держался молодцом. Он был ровен, доброжелателен, спокоен. Когда можно было, чтобы не обидеть, слегка подтрунивал над партнёрами из ЕС или журналистами. Когда требовалось обстоятельствами, становился предельно чётким, если не сказать жёстким, в изложении своих мыслей и выдавал чеканные формулировки. Когда нужно, мягко и элегантно обходил острые углы и предлагал хорошо продуманные компромиссы.

Но, пожалуй, наибольшее впечатление произвёл профессионализм президента как переговорщика. Все пункты повестки дня саммита были, естественно, заранее тщательно продуманы. Их дотошно проработали Администрация Президента, МИД, Минэкономразвития, другие профильные ведомства. Под каждый были подготовлены текстовка и материалы. Но Дмитрий Медведев напрямую ими пользовался редко. К записям почти не обращался. Излагал российскую позицию в диалоговом режиме, улавливая нюансы в поведении помощников по переговорной команде и следя за реакцией партнёров из ЕС.

Маленькая деталь – Председатель Европейской Комиссии зачастую не брезговал зачитывать подготовленные для него тексты. С российской стороны всё время следовала прямая речь. И за столом переговоров, и на деловом завтраке, и на пресс-конференции.

Причём никакие вопросы не были скомканы. Времени хватило на каждый из них. Оно было умело распределено между самыми разными сюжетами.

Делегация, сидящая напротив российской переговорной команды, выглядела, пожалуй, не так убедительно. Может, потому, что от ЕС почти по каждому пункту повестки дня вынуждены были высказываться и подавать реплики по три человека – Президент Чехии как страны, председательствующей в Европейском Союзе, Председатель Европейской Комиссии и Высокий представитель ЕС по внешней политике и политике безопасности. И хотя они друг другу не противоречили и высказывались вроде бы с общих позиций, нюансы и предпочтения в их словах были всё-таки вполне различимы. Не мудрено, что на лице Ж.-М.Баррозу то и дело читалось, что он на этой встрече (а, скорее всего, и не только на ней) явно предпочёл бы солировать.

К тому же руководству ЕС по некоторым моментам обязательно надо было дежурно отмечаться – по приверженности правам человека, демократии, господству права и т.д. Российское руководство необходимости в этом не испытывало.

В подходе, продемонстрированном российской стороной, ощущалось и другое преимущество. Его можно определить как более широкое или, иначе, комплексное, глобальное видение проблем. Особенно в те моменты, когда речь заходила об аргументации своей позиции, разъяснении выдвинутых инициатив, анализе явлений и процессов, будь то урегулирование региональных и внутренних конфликтов или взаимообусловленность того, что происходит в отдельных странах и вызывает одинаковую обеспокоенность.

И всё это также помогало создавать какой-то особый настрой на то, чтобы лучше понять друг друга и продвинуться вперёд.

Акцент на взаимопонимание

Выступая на пресс-конференции по итогам саммита, Дмитрий Медведев подчеркнул, что его повестка была широкая и насыщенная. Стороны обсудили и те вопросы, по которым имеется согласие, и те, по которым сохраняются расхождения.

Брошенная им фраза даёт ключ к пониманию микроклимата, который хозяевам удалось создать на встрече в верхах. Стороны не уходили от острых вопросов, не затушевывали различия в позициях. Но делали это в уважительном ключе. Без срывов. Не зацикливаясь на расхождениях. Стремясь, в первую очередь, к выявлению тех моментов, которые сближают, а не разъединяют.

И таких моментов было достаточно много. Начать можно с взаимодействия в целях скорейшего и наименее болезненного выхода из мирового экономического кризиса.

Москва и Брюссель констатировали: кризис затронул все страны. От него пострадали все регионы. В большей или чуть меньшей степени. Тем не менее, и России, и ЕС удалось предотвратить развитие событий по худшему варианту. Большую позитивную роль сыграло продемонстрированное ими взаимодействие в рамках «двадцатки».

Не во всём её члены выполняют взятые на себя обязательства. Но все понимают – надо удерживаться от мер, наносящих ущерб свободной торговле. Иного не дано.

Вместе с тем, мало бросить на преодоление кризиса миллиарды или даже триллион с лишним долларов или евро. Их надо также с толком потратить. Недостаточно залатать дыры в регулировании финансовых рынков. Важно сформировать для них качественно новые правила игры, превратить их в действующее международное право и реформировать одряхлевшие институты бреттон-вудской системы.

Важное место на переговорах заняли проблемы энергетики и сотрудничества в этой сфере. Но они не доминировали, не оттесняли на второй план остальные вопросы. И здесь стороны старались отыскать позитив.

А ведь раздражителей к настоящему времени накопилось порядком. Январский конфликт между Украиной и Россией, приведший к приостановке поставок природного газа странам ЕС, нанес болезненный удар по отношениям между Россией и ЕС. Вопреки доказательствам, представленным Москвой, Брюссель возложил ответственность за произошедшее не только на Украину, но и на Россию.

Со своей стороны, абсолютное неприятие Кремля вызвали сепаратные договоренности между ЕС и Украиной о модернизации украинской газотранспортной системы. Не вызвал у Москвы восторг и третий энергетический пакет ЕС, затрудняющий, как считается, деятельность российских энергетических компаний на внутреннем рынке интеграционного объединения. Претит Москве и упорство ЕС в проталкивании проектов строительства трансконтинентальных трубопроводов, якобы альтернативных Северному потоку и Южному, как если бы они не были направлены на снабжение того же ЕС природным газом и обеспечение безопасности поставок.

Несомненным позитивом стал нащупанный сторонами компромисс в реформировании международно-правовых основ регулирования рынка энергоносителей. Российская сторона давно высказывала претензии к правовому режиму, создаваемому Договором к Энергетической хартии. Несколько месяцев тому назад ею были сформулированы предложения относительно того, чем его можно и нужно было бы заменить. На саммите Дмитрий Медведев в концентрированном виде изложил объясняющую их аргументацию.

Россия ДЭХ применять не будет. Договор не в полной мере отвечает интересам стран-производителей энергоносителей и нетто-экспортеров углеводородов. Во время конфликта между Украиной и Россией, наложившего отпечаток на начало всего 2009 г., он себя ничем не проявил. Украина, будучи участником ДЭХ, свои обязательства по нему откровенно проигнорировала. ЕС и его государства-члены на это даже не обратили внимания. Требований с их стороны к Киеву соблюдать взятые на себя международно-правовые обязательства не последовало. Никакие предусмотренные ДЭХ механизмы задействованы не были. Следовательно, надо договариваться о новом, более эффективном и равноправном правовом режиме регулирования рынка углеводородов. Такой режим должен вобрать в себя всё то в ДЭХ, что хорошо себя зарекомендовало, но на деле гарантировать безопасность производства, транспортировки и потребления энергоносителей. Его создание пойдёт на благо всем. В выигрыше окажутся все страны континента.

Возражений со стороны руководства ЕС приведённая аргументация, как и сделанные из неё выводы не встретили. Однако Председатель Европейской Комиссии выдвинул встречную инициативу - не отказываясь от ДЭХ, совместно поискать возможности его совершенствования и актуализации с учетом тех предложений, которые будут Кремлём конкретизированы. Ведь ЕС нуждается в российском природном газе точно также как и Россия в рынках его сбыта. Поскольку для Москвы главное не форма, а конечный результат, компромисс, похоже, вполне работающий. Во всяком случае, российский президент оценил его как «обнадёживающий». К наличию в отношениях между Россией и ЕС энергетической составляющей не нужно относиться как к проблеме. Это преимущество. Им важно научиться пользоваться. Рецепт очевиден – сделать так, чтобы «сотрудничество развивалось в цивилизованном ключе». Требуется не так много: торговать по рыночным ценам, своевременно заключать контракты и платить по ним, а, если у стран-транзитёров, в частности Украины, платить нечем, всем миром оказывать ей финансовую помощь, но только совместно и скоординировано.

На позитив сработало и обсуждение на саммите тематики реформирования евро-атлантической архитектуры безопасности. Российские предложения институтами ЕС и его государствами-членами тщательно изучены. Никаких белых пятен в них нет. Как-никак, с момента выдвижения инициативы Дмитрия Медведева, касающейся разработки и принятия Договора о европейской безопасности, прошло больше года. Сама жизнь доказала, насколько она актуальна. Ничего одностороннего в ней нет. Инициатива не направлена против кого-то или чего-то. Она в интересах всех.

Тем не менее, российский президент счёл необходимым еще раз напомнить или разъяснить. В североатлантическом пространстве действует много организаций, в компетенцию которых входят вопросы  безопасности. Однако конфликты последнего времени свидетельствуют о том, что безопасность обеспечена плохо. Она фрагментирована. Безопасности для всех нет. Значит, есть потребность в создании современного, более надёжного и эффективного механизма, который бы её на деле гарантировал. С участием всех стран ОБСЕ, включая, естественно, США и Канаду. Сердцевиной такого механизма могли бы стать институализированные процедуры предотвращения конфликтов и, на случай, если сбой предотвратить не удаётся, их урегулирования. В этом суть российской инициативы. Только речь идёт не об очередном наборе деклараций, а о юридически обязывающем документе, который бы не допускал взаимоисключающие интерпретации. Альтернативы Договору нет.

Для снижения напряженности и деэскалации конфликта в Закавказье в августе 2008 г. определённые механизмы были в кратчайшие сроки созданы и задействованы. Благодаря активной вовлечённости французского председательства в ЕС. Они реально помогли. Но подобные механизмы не должны создаваться от случая к случаю на временной основе. Необходимо, чтобы они были постоянно действующими.

Первоначальная реакция на инициативу Дмитрия Медведева со стороны США и ЕС была более чем прохладная. Однако потом ситуация началась меняться.

Нынешняя архитектура безопасности, как продолжает по инерции утверждать Хавьер Солана, ЕС и его государства-члены вполне устраивает. Они выступают за сохранение того, что есть, включая нынешнюю роль ОБСЕ, три корзины и т.д.

Тем не менее, Высокий представитель ЕС на саммите и приватно, и затем публично заявил: Брюссель за обсуждение инициативы и всех конкретизирующих её предложений. Стартовые мероприятия намечены. Дело пошло. ЕС понимает, что в евро-атлантическом пространстве все должны себя чувствовать комфортно.

Действительно, дело пошло. ЕС официально ангажировался. Когда на пресс-конференции Хавьера Солану повторно спросили, как Брюссель относится к реформе евро-атлантической архитектуры, он даже возмутился. Мол, я же уже всё сказал. Слушайте внимательнее. Договоренность о запуске дискуссии достигнута. ЕС к российской инициативе относится серьёзно. Будем обсуждать. С использованием разных площадок для консультаций.

На позитив сработало и упоминание на саммите решений ЕС о запуске Восточного партнерства. Отвечая на предупреждение Москвы о том, что оно не должно использоваться в ущерб интересам России, руководство ЕС в очередной раз публично заверило. Мол, ни в коем случае. Предназначение Восточного партнерства состоит в том, чтобы страны, на которые оно распространяется, не настаивали на членстве в ЕС. Оно, несмотря на скепсис, проявляемый Кремлём, будет работать на стабильность и экономическое «процветание» региона, образующего общее соседство ЕС и России.

Насколько большие возможности имеются для позитива, показало обсуждение на саммите текущих международных проблем – Ближневосточного урегулирования, положения в Иране, Афганистане, Пакистане и т.д. Оно выявило широкое совпадение мнений. Продемонстрировало, до какой степени интересы России и ЕС могут совпадать. Подтвердило, что Россия и ЕС способны эффективно взаимодействовать с использованием самых разнообразных переговорных площадок и имеющихся международных структур, от ближневосточного квартета до Организации Объединенных Наций.

Построение общих пространств

Но центральное место на саммите всё же заняло обсуждение проблематики будущего базового соглашения между Россией и ЕС и обзор реализации дорожных карт построения общих пространств. В перспективе общими пространствами должны быть охвачены экономическое сотрудничество, сферы внешней и внутренней безопасности, наука и образование, включая культурные аспекты.

После долгой раскачки работа над новым документом, который сменит действующее Соглашение о партнёрстве и сотрудничестве и ляжет в основу отношений между Россией и ЕС, пошла поживее. Естественно, что трудности сохраняются. У партнеров имеется друг к другу большой перечень взаимных претензий. На то чтобы их снять, потребуется много времени. Но главное – обе стороны осознают: новое базовое соглашение должно дать всем больше, нежели нынешнее СПС.

Похоже, наметились подвижки в понимании того, какое значение в будущем базовом соглашении будет придано диалогу по энергетической проблематике. Ведь некоторое сближение позиций в отношении ДЭХ открывает путь как к выработке универсального правового режима, так и закреплении его основ в двустороннем документе.

Очевидно также, что в будущем базовом соглашении должное внимание будет уделено выстраиванию более совершенной системы управления партнерством и сотрудничеством. Используемыми сейчас институтами стороны не удовлетворены. Брюссель считает, что они работают откровенно плохо. По его мнению, надо лучше использовать комитеты сотрудничества. Они должны регулярно встречаться и снимать имеющиеся и возникающие противоречия на техническом уровне. Москва, со своей стороны, настаивает на включении в систему управления партнерством и сотрудничеством такого органа, который был бы в состоянии принимать конкретные оперативные решения и обеспечивать их исполнение.

Высоко в иерархии приоритетов Москвы стоит тематика безвизового режима взаимных поездок. Без выхода на него российская сторона не представляет себе отношений, которые могли бы характеризоваться как стратегическое партнерство.

Однако камнем преткновения в работе над будущим базовым соглашением, да и в решении многих текущих вопросов экономического сотрудничества и взаимодействия, в том числе имеющих отношение к реализации первой дорожной карты, остается вопрос о сроках и условиях вступления России в ВТО. ЕС и государства-члены хотели бы пользоваться всеми благами, которые может дать членство России в ВТО, вне зависимости от того, когда она реально будет принята в Организацию. Российское руководство такой вариант не устраивает. Оно исходит из того, что получению выгод, чтобы не нарушать их баланс, логично придать, как это сейчас стало делаться, обусловленный характер. Принимаемые на себя обязательства Россия начнет или вновь начнет выполнять только после вступления и с момента вступления. Об этом партнёры из ЕС честно предупреждены.

В Москве уверены, объясняет лучший знаток в России этой проблематики, директор Департамента торговых переговоров Минэкономразвития Максим Медведков: за месяц всё можно было бы завершить. И с внутренними процедурами, и с достижением международных договоренностей. У ЕС и США имеются необходимые рычаги влияния. Если же в ближайшее время подвижек не последует, Москва форсирует формирование в рамках ЕврАзЭС таможенного союза.

Всё больше и больше делается в последнее время Россией и ЕС в области внешней безопасности. Про БВУ, Иран, Афганистан, Пакистан уже упоминалось. Идёт анализ накопленного опыта взаимодействия в Чаде. Хорошие перспективы у сотрудничества по Сомали. Образцовое единство имеется в подходе к борьбе с пиратством и наказанием за него. Неплохие перспективы и у совместной работы по проблематике нераспространения и некоторым другим военно-политическим вопросам.

В области внутренней безопасности сотрудничество также идет по восходящей. Будь то проблематика совместной борьбы с незаконным оборотом наркотиков, обустройство границ, защита электронных баз данных или диалог по вопросам прав человека, демократии, правовой определенности. Хорошо себя зарекомендовало налаживание контактов по линии омбудсменов.

В том, что касается четвертой дорожной карты, тоже есть о чём сказать в положительном ключе. Взаимное участие ученых в осуществлении исследовательских проектов и программ, финансируемых соответственно Россией и ЕС, будет возрастать. Высказана, что для меня было особенно приятно, поддержка деятельности Европейского учебного института.

Промежуточный итог

Оценивая результаты саммита, прошедшего в Хабаровске 21 – 22 мая 2009 г., можно со всей определённостью утверждать, что состоявшееся обсуждение было чрезвычайно полезным. Да, никакие совместные документы не подписывались. С совместными заявлениями руководство России и ЕС не выступало. Но встреча в верхах прояснила многие вопросы. Она способствовала восстановлению и формированию климата доверия и взаимопонимания. Она в очередной раз продемонстрировала, насколько широкая и насыщенная у России и ЕС совместная повестка дня, как велико поле для совпадения интересов. Она уже дала и в дальнейшем еще послужит мощным импульсом для запуска новых переговоров и консультаций, поиска взаимоприемлемых развязок, наращивания партнерства и взаимодействия.

Заканчивая на пресс-конференции обзор тем, поднимавшихся в ходе саммита, Дмитрий Медведев подчеркнул, что препятствий для углубления сотрудничества между Россией и ЕС просто нет. Москва и Брюссель будут и дальше развивать взаимовыгодные экономические отношения и совместно противостоять общим угрозам. Похоже, партнёры из ЕС эту установку вполне разделяют. Во всяком случае, все три лидера ЕС дружно подтвердили, что встреча в верхах была результативной. Она укрепила доверие и взаимопонимание между Россией и ЕС.

© М.Л.Энтин, д.ю.н., профессор, директор
Европейского учебного института при МГИМО (У) МИД России

Смотрите видеосюжеты «Первого канала», телеканалов «Россия», НТВ и Russia Today:


1990
Распечатать страницу