Михаил Наринский: «Избежать предрассудков истории»

30.07.09

Михаил Наринский: «Избежать предрассудков истории»

Нынешний 2009 год ознаменован 70-летием с начала Второй Мировой. О том, что предшествовало самой масштабной войне в истории и как те далекие события отзываются в современной мировой политике, мы побеседовали с д.и.н., заслуженным деятелем науки РФ, заведующим кафедрой международных отношений и внешней политики России МГИМО Михаилом Матвеевичем Наринским.

Расскажите, пожалуйста, какие статьи Вы подготовили в связи с трагическим юбилеем начала Второй Мировой? Что из истории тех событий вызвало у Вас особый интерес?

В мае этого года в Варшаве состоялась большая Международная научная конференция историков Польши, России и Германии, посвященная предвоенному международно-политическому кризису. Там выступал с большим докладом ректор нашего Университета, академик Анатолий Васильевич Торкунов. Ваш покорный слуга также в ней участвовал. Мы в рамках комиссии историков, точнее, группы по сложным вопросам двусторонних отношений России (Советского Союза) и Польши в XX веке готовим большой совместный труд, для которого мне довелось написать раздел по предвоенному международно-политическому кризису. На материале этого раздела я подготовил две статьи для «Вестника МГИМО».

События международно-политического кризиса, помимо Второй Мировой войны, которая, как известно, началась 1 сентября 1939 года с вторжения германских войск в Польшу, включают в себя 1938-1939 гг. Это захват Гитлером Чехословакии, Мюнхенское соглашение в конце сентября 1938 года, затем события марта-апреля 1939 года, ну и наконец пакт Молотова-Риббентропа – Советско-Германский пакт о ненападении, подписанный в августе 1939 года.

Вот тот комплекс проблем, которые мне довелось рассматривать в последнее время. По этим темам опубликовано достаточно много документов, в частности по Советской внешней политике этого периода: cборники «Документы внешней политики СССР», «Документы и материалы кануна Второй Мировой Войны». То есть основная документальная база есть, и канва событий в общем известна. Спор идет в основном об оценках того, что произошло.

А какие варианты этих оценок существуют?

Споры начинаются с оценки Мюнхена, потому что некоторые историки считают, что подписание Мюнхенского соглашения премьер-министрами Великобритании, Франции, Италии и рейхканцлером Гитлером стало своего рода «точкой невозврата», после которой события неуклонно покатились к началу Второй Мировой.

Другая часть историков спорит с этими утверждениями, поскольку и после Мюнхенского соглашения произошло довольно много изменений в развитии предвоенного международно-политического кризиса. Мюнхен был, бесспорно, очень важным моментом, он усилил нацистскую Германию, ознаменовал полный крах версальской системы, которая существовала между войнами. Тем не менее, после него оставалось достаточно много альтернатив развития, и об этом свидетельствовали тройственные переговоры Советского Союза с Англией и Францией, которые велись и по политическим и по военным вопросам весной и летом 1939 года, вплоть до решения Москвы подписать пакт о ненападении с Германией.

Наибольшие разногласия ученых вызывает как раз этот пакт. Основные споры идут вокруг того, был этот пакт успехом сталинской внешней политики или это был серьезный просчет. Есть аргументы в пользу обеих позиций. Моя личная точка зрения – это был тактический успех на момент августа 1939 года. Однако СССР сделал серьезный стратегический промах, т.к. позволил Германии разгромить Польшу и даже содействовал этому, в результате чего было ликвидировано буферное государство между Германией и Советским Союзом. Плюс курс на сотрудничество с нацистской Германией в 1939-40 гг. позволил Гитлеру спокойно разгромить Францию, а это изменило всю расстановку сил на европейском континенте и лишило СССР потенциального союзника. Поэтому в целом, мне кажется, Советский Союз с этим пактом проиграл. У Гитлера во многом развязались руки, он мог вести польскую кампанию, не опасаясь угроз от стран Советского Союза, а наоборот как бы даже в соответствии с договоренностями – пактом о ненападении и Советско-Германским договором о дружбе и границах, который был подписан в конце сентября 1939 года. В общем, Гитлер получил возможность вести войну на западном фронте беспрепятственно.

Еще один вопрос, действительно ли именно пакт открыл дорогу Второй Мировой войне и позволил Гитлеру совершить нападение на Польшу. В частности, это предмет нашего спора с некоторыми польскими историками. Мне и многим моим коллегам кажется, что роль пакта несколько преувеличена. Гитлер в любом случае осуществил бы свою агрессивную акцию, ведь нацистская Германия серьезно готовилась к началу войны. Вопрос только в том, при какой расстановке сил это бы произошло.

Чем тот период интересен для нашего времени?

Серьезные уроки преподнес миру предвоенный международно-политический кризис. Он показал, что странам нельзя зацикливаться на каком-то традиционном недоверии друг к другу. Необходимо видеть задачи, которые стоят в настоящий момент в связи с новыми угрозами и вызовами. Кроме того, опыт той войны показывает, что без России (а в то время – без СССР), невозможно создать прочную систему безопасности в Европе. Поэтому современные российские предложения о заключении нового договора о европейской безопасности с участием всех европейских государств и с подключением некоторых неевропейских – это очень важно. Уроки предвоенного международно-политического кризиса 1938-39 гг. еще раз подтверждают актуальность этих предложений.

А это влияет как-то на современные международные отношения?

Влияет. К сожалению, на мой взгляд. Историю надо оставить историкам, т.к. очень часто она держит многих политических и государственных деятелей в плену предрассудков, которые сложились давным-давно и продолжают складываются до сих пор.

С предвоенным международно-политическим кризисом и с пактом о ненападении между Германией и Советским Союзом связаны многие трагические события в истории Польши, связана дальнейшая судьба прибалтийских государств, которые в 1940 году были включены в состав Советского Союза. Поэтому в отношениях с этими странами – с Польшей, Румынией, государствами Прибалтики, с Финляндией, – часто возникают вопросы, их приходится обсуждать. Лучше было бы, наверное, начать с чистого листа, строить отношения на основе доброго соседства, взаимопонимания. К сожалению, это не всегда получается.

То есть в итоге какая-то память историческая влияет?

Конечно. Одно время польские руководители даже пропагандировали историческую внешнюю политику, то есть такую политику, которая базировалась бы на уроках истории, учитывала их. Но надо понимать, что государства Балтии и другие бывшие республики Советского Союза сравнительно недавно стали независимыми, а Восточная Европа полностью изменила свой социально-политический облик. Став независимыми, страны стали проводить собственную внешнюю политику, занялись поиском новой идентичности. Прошлое стало часто подвергаться серьезному, критическому осмыслению. К сожалению, в ряде случаев это сказывается на сегодняшних отношениях этих государств с Россией. Мы пытаемся преодолеть эти негативные воздействия. Мы надеемся, что визит главы нашего Правительства Владимира Владимировича Путина, запланированный в Польшу как раз в связи с 70-летием начала Второй Мировой войны, будет плодотворным и позитивным.

Беседовала Яна Гордеева, корреспондент
Центра интернет-политики


385
Распечатать страницу