Мария Баглариду: «Если я не буду учиться на отлично, то не стану тем, кем хотела бы»

11.08.09

Мария Баглариду: «Если я не буду учиться на отлично, то не стану тем, кем хотела бы»

Мария Баглариду: «Если я не буду учиться на отлично, то не стану тем, кем хотела бы»

Продолжаем серию интервью с отличившимися абитуриентами, а вернее уже первокурсниками МГИМО. Нашей следующей героине Марии Баглариду всего 15 лет, а она уже поступила в университет, подтвердила свой статус «умницы» в интеллектуальной игре на Первом канале и начала писать собственную книгу.

Первый вопрос традиционный: c чего все началось? Помнишь свою первую олимпиаду?

Прекрасно помню, это было в начальных классах. Я тогда вообще не ожидала, что меня возьмут, и не представляла, что это такое. Олимпиада была по природоведению. Я ее проходила в своей же школе, правда, не очень удачно. Не помню, чтобы я ответила на какой-то вопрос. Первый опыт, скажем так. Я в школу пошла, когда мне было почти уже пять лет, а это было в третьем или во втором классе.

Ну а дальше уже в средней школе ездила на олимпиады регулярно. Иногда занимала места, обычно это были районные олимпиады: по биологии, по русскому, по английскому.

В пять лет в школу — не рано ли?

Да нет. Я себя такой счастливой сейчас чувствую. В 15 лет поступила уже. Соответственно, у меня есть больше времени на то, чтобы реализовывать свои мечты.

Расскажи, пожалуйста, про свою учебу в школе. Ты всегда была отличницей?

Если честно, я с младшей школы пыталась выбиться в отличницы. Мне мешали две четверки — по физкультуре и по русскому языку. Причем вторую я получала из-за банальной невнимательности. Тем не менее, начальную школу я закончила на отлично, а в старшей продолжила борьбу. Опять у меня эти четверки вылезали. Я переживала, очень старалась и, в конце концов, в девятом классе стала учиться на одни пятерки. Даже стараться так уже не надо было.

Одноклассники часто относятся к отличникам предвзято…

А мне повезло, они меня всегда поддерживали. Я помню, как я выиграла четвертьфинал в «Умниках и умницах» и принесла победные ордена в школу. У нас все ребята их надевали, фотографировались по очереди, потом всем показывали: «А я вот в "Умниках и умницах" участвовал».

И по телевизору дружно тебя смотрели?

Старались, если не проспят. Передачу же утром показывают.

Когда ты решила поступить в МГИМО и как попала на передачу «Умники и умницы»?

Сначала я не знала, куда поступать. Рассматривала только два вуза — МГИМО и МГУ. Но никогда не думала, что смогу пройти вступительные испытания, надеялась только на олимпиаду. Идея отправить меня на «Умники и умницы» принадлежала маме. Я вообще не верила, что меня туда пригласят, и до сих пор в неведении, почему это сделали. Некоторые рассказывают, что посылали на передачу по 15-20 писем. Мы отправили писем пять или шесть — и нам ответили.

Что тебе дало участие в этой передаче?

В первую очередь — возможность пообщаться с интересными людьми. Я приезжала домой с кучей впечатлений, вся такая одухотворенная. У меня очень хорошие одноклассники, ничего сказать не хочу, но пообщаться с ребятами из «Умников и умниц» было гораздо интереснее. В плане того, что больше они читали, больше рассуждали.

Какие были главные темы вашего кулуарного общения?

Основная тема — это, естественно, книги. Начиналось с того, что мы перечисляли всех известных авторов. Я сама тогда читала все, что попадалось под руку. На передаче я столько для себя нового узнала. Вообще мне очень нравится общаться с людьми, которые могут посоветовать, какую книгу почитать дальше. Потому что список истощается, и потом я иду в библиотеку с мыслью «что читать?». А тут так много авторов сразу.

Какие книги ты любишь больше всего?

Я очень люблю приключенческие романы, но если там нет любви — для меня это не особо интересно. Это, наверное, естественно для моего возраста, но все равно неловко как-то. Я недавно «Сердца трех» дочитала. Под таким была впечатлением! Все что я люблю: не слишком много романтики, не слишком мало приключений. Потом прочитала рецензию и если честно оскорбилась до глубины души — там было написано, что это одна из самых неудачных работ Джека Лондона. Ну как же так? Это же самая классная книга!

А сама никогда не пробовала писать рецензии?

Я пробовала просто писать… книги. Но пока мне удавались только небольшие рассказы, я их иногда вывешиваю в интернете. Сюжеты в голове сменяются очень быстро. Например, напишу восемь страниц за один день под каким-то сильным впечатлением, сижу довольная. На следующее утро просыпаюсь — в голове уже другой сюжет, и вчерашнее остается недописанным. Однажды начала книгу, писала ее неделю. Появился уже какой-то объем, а потом — ну нет мыслей и все тут. Написала тогда просто рассказ для интернета, но, надеюсь, что и книгу эту я допишу как-нибудь.

А про что ты пишешь?

Последнее с чем я пыталась закончить — это просто собственные впечатления. Помню, с мамой ездили в центр, и на остановке ко мне подбежал маленький мальчик (друзья смеются надо мной, потому что дети буквально липнут). Ему лет семь, наверное, было. Рубашка вся такая грязненькая, сам весь немытый. Странно было то, что он выглядел как ребенок из нормальной семьи, но очень неухоженный. Мне его так жалко стало. Он меня первый раз в жизни видит, подбежал, за талию обнял — вот и держится. Пока поезд не приехал, так и ходил за мной хвостиком. Я решила написать об этом. Но, если честно, мне было очень больно. Описать в точности то, что я видела, я не смогла. Я примешала сюда собственные мысли и фантазию. Начиналось все как рассказ для детей, потом в голове у меня родилась какая-то детективная история, а под конец я уже и любовную драму придумала. Правда, на бумаге этого всего пока нет.

То есть ты пишешь как Вальтер Скотт, не имея готового сюжета?

Сравнили так (смеется). Законченного сюжета у меня никогда нет. Я его пыталась записывать, даже план составляла — бесполезно. Возникают новые мысли, и я от этого плана неизменно ухожу. Но, например, я заранее решаю, что будет хороший конец. Просто для себя, потому что когда я сочиняю драму мне же самой после этого плохо.

А почему ты пошла в МГИМО, а, например, не в Литературный институт?

Я думаю, практически любой человек, который поступает в МГИМО, уже организовал ход своих мыслей. Он понимает, куда он собирается идти, что делать, кем становиться. Писать можно научиться и самостоятельно, а вот праву я сама так научиться не смогу.

Сначала я просто выбирала профессии, думала на экономиста пойти. В детстве как все девочки мечтала стать певицей или актрисой. Сейчас для меня важно получить специальность, которая мне нравится и которая будет всегда в руках. Энергетическое право я выбрала из-за того, что это очень перспективно.

Первое что я собираюсь сделать здесь в МГИМО — это учиться на отлично, как и в школе. Не из-за собственной гордости, а из-за понимания того, что если я не продолжу здесь свою блестящую ученическую карьеру, если я не буду хорошо учиться, то в конце концов не стану тем, кем хотела бы. Мне кажется, право — это моя стихия. Я вполне хорошо себя в нем чувствую, и даже школьные элементарные уроки права мне очень нравились. Закон? Я не думаю, что он сух. Все-таки очень здорово знать и понимать закон. Тем более в международном праве, тем более в энергетике.

Расскажи о своих впечатлениях от экзаменов в МГИМО. Трудно было?

Я сдавала только английский и шла как призер «Умников». Честно говоря, ожидала, что это будет гораздо сложнее, хотя задания все равно были нелегкие. Очень тряслась перед экзаменом. Успокоилась только когда все было позади. Последние десять дней просто отдыхала, ждала результатов, а потом узнала, что, оказывается, все нормально — я прошла этот рубеж.

У тебя в семье есть юристы или ты будешь первой?

Нет. Семья у меня очень интересная, но простая. Мама родилась в маленьком городке Цалка, а папа в селе Имера, которые находятся в Грузии в Цалкском районе и ранее были населены греками. Мы по происхождению греки. Бабушка по папе работала учительницей в младших классах. Дедушка закончил только училище, но по тем временам очень престижное. По маминой линии в роду у меня крестьяне, тоже люди очень интересные.

Мама в юности решила переехать в город. Сначала она училась в Воронежском инженерно-строительном институте, стала бухгалтером. А после второго высшего — экономистом, окончила Тимирязевскую академию. Папа высшее образование также получал в Москве — в Московском автомобильно-дорожном институте.

А ты знаешь греческий язык?

Вы не поверите, в четыре года я говорила лучше, чем мои родители. Но потом я приехала в Россию и язык благополучно забыла. Сейчас с трудом вспоминаю. Однако греки говорят, что у меня язык восстанавливается на удивление быстро. За три недели, которые я пробыла в Греции, я научилась вполне неплохо общаться, и если мне задают вопросы, я почти все понимаю.

Какие еще языки мечтаешь освоить?

Со школы я учу английский и, конечно, не брошу его. Еще очень хочется здесь учить греческий. Если этот язык мне не дадут, я, скорее всего, сама запишусь на курсы. Целая дилемма возникла в связи с немецким. В школе мы три года изучали его, но я к этому относилась без большого энтузиазма, поэтому в МГИМО хотела взять по возможности французский. А потом ознакомилась с мгимошной российско-немецкой программой и узнала, что студенты, изучающие немецкий, после четвертого курса на полгода уезжают в Германию стажироваться. Мне так безумно захотелось в Германию, что я решила все-таки учить этот язык.

Твоя главная мечта?

Просто хочу самореализоваться. А так… если честно, я еще не знаю. Но жить как среднестатистический гражданин, я бы, наверное, не смогла. Что будет у меня на пути, то я постараюсь делать хорошо. Надеюсь, что стану в итоге хорошим юристом, и как любая девушка мечтаю, чтобы у меня была хорошая семья.

Беседовала Яна ГОРДЕЕВА, корреспондент
Управления интернет-политики


151
Распечатать страницу