О «Болезнях государства»: главное — правильно поставить диагноз

13.09.09

О «Болезнях государства»: главное — правильно поставить диагноз

Там, где медицина бессильна, на помощь приходит право и системный анализ. Речь о непростых болезнях всех времен — «Болезнях государства». Монография под таким названием увидела свет в издательстве «МГИМО-Университет» в этом году. Чтобы узнать о «Болезнях государства» подробнее, мы поговорили с одним из авторов книги — д.ю.н., профессором, проректором МГИМО по кадровой политике Валерием Воробьевым.

Расскажите, пожалуйста, об истории «Болезней государства»? Когда началось Ваше сотрудничество с соавтором по книге д.т.н. Сергеем Яковлевичем Курицем?

В 2005 году я ездил в Иерусалим на подписание соглашения о сотрудничестве МГИМО с Еврейским университетом. Там ко мне подошел Сергей Яковлевич (он живет в Израиле с 1992 года) и попросил написать рецензию на его книгу. Это был труд «Выживет ли современный Израиль?», который вышел на русском и английском языках. Меня, как израилеведа, эта работа очень заинтересовала. На этой почве мы и сошлись. Впоследствии мою рецензию опубликовали в журнале «Финансы, право и управление». Забавно, что кроме меня, по словам самого Сергея Яковлевича, на книгу откликнулись два известных человека: Киссинджер и Бжезинский.

Уже после выхода рецензии Сергей Яковлевич рассказал мне о своем замысле совместно написать книгу о синтезе государственного управления и конституционного права и предложил сотрудничать. Я долго отнекивался, казалось невероятным взяться за такую работу при моем перегруженном административном графике. «Понимаете, Валерий Павлович, я системный аналитик, но не юрист, а без специалиста по праву здесь никак не обойтись», – уговаривал он. В итоге я согласился и ни капли не жалею, работать с Сергеем Яковлевичем было очень интересно. «Болезни государства» мы писали совместно четыре года. Он начал работать над этой темой намного раньше. Можно сказать без преувеличения, что это новое слово в науке.

Сергей Яковлевич живет в Израиле, Вы — в России. Сколько же раз вы встречались за эти четыре года?

Несколько раз. Первый раз в Иерусалиме, когда обсуждали возможность написания книги. Трижды Сергей Яковлевич специально приезжал в Москву вместе с женой Ниной Сергеевной, мы очень сдружились семьями. Кстати, Нина Сергеевна тоже крупный ученый, доктор филологических наук. Автор четырех учебников по русскому языку для детей иммигрантов, проживающих вне России. По ее учебнику учатся девочки и мальчики в 41 стране. Выходит, что в процессе работы над книгой мы виделись несколько раз. Но это нисколько не помешало регулярной и продуктивной работе. Раза по три в день мы разговаривали из дома по скайпу, пересылали друг другу материалы, обсуждали то, что уже было готово. То есть совещания в режиме реального времени проводились постоянно.

Уже по названию понятно, что под обложкой не простая научная монография, а что-то неординарное. В чем новаторство этой книги?

Во-первых, замысел. Книга называется «Болезни государства. Диагностика патологий системы государственного управления и права». Каждый «государь», как мы пишем, должен заботиться о том, чтобы граждане его страны жили в мирной обстановке, чтобы для них были созданы хорошие социальные и экономические условия. Но не получая от науки надежных инструментов прогноза будущего, «государи» обречены на закладку резервов («на всякий случай»), а при их нехватке — на выполнение быстрых и тривиальных, а порой неосмысленных действий по устранению последствий случившихся кризисов и катастроф. Само же государство, как любой организм, начинает страдать от «болезней».

В разное время ученые и мыслители, такие как Аристотель, Платон, Локк, Монтескье и другие, занимались изучением этих «болезней». Но господствующий в науке о государственном управлении редукционизм, отражающий механистическое представление века машин, оказался непригодным в век систем, под которым сегодня понимается целостное представление о социальном объекте. Исследования отдельных задач государственного управления и права вне целостного представления о государстве ведет в тупик, о чем свидетельствует общепризнанная мировая оценка нынешнего этапа как кризиса общественных наук. Кроме того, появились новые методологии, научная мысль стала требовать своего переосмысления, и теперь искать решение нужно на стыке наук. Кстати, этот подход созвучен с позицией ректора Университета, академика РАН А.В. Торкунова относительно синергии научных исследований для изучения общественных процессов, изложенной в его статье в «Независимой газете» от 07.12.2007.

И действительно, как справедливо указывает Эйнштейн, проблемы, порожденные нынешним уровнем мышления, не могут быть устранены тем же уровнем мышления. Нужен иной уровень мышления. Под этим уровнем, по мнению Г.П. Щедровицкого — создателя российской школы методологов, понимается «методология, представляющая синтез разнопредметных знаний и создание новых конфигураций из знаниевых комплексов, традиционно относящихся к различным дисциплинам».

Именно по этой причине в естествознании, добившемся огромных успехов, периодически происходят пересмотры характера мышления, т.е. научные революции. Они рождали новые парадигмы, представляющие совокупность новых знаний, методов и ценностей, безоговорочно разделяемых членами научного сообщества. Смена парадигм давала мощный импульс научно-техническому прогрессу.

В нашей книге используются материалы из различных областей знания: из философии, социологии, права. Серьезной основой послужили также естественные и технические науки. В качестве опорной литературы мы использовали в основном классические научные труды Винера — родоначальника кибернетики, Богданова, разработавшего науку о всеобщей организации, Канта, заложившего основы целостного рассмотрения процесса познания, Эйнштейна, предложившего теорию относительности — всего около 500 источников.

Однако даже сегодня, используя весь арсенал научных знаний, мы не можем определить сущность государства до конца. Поэтому мы решили взять за основу самые эффективные принципы управления – принципы природы, и использовали эталон здорового человека. Ведь что такое медицинская патология? Это отклонение от эталона здорового человека. Единственное отличие эталона анатомии и нормальной физиологии человека от эталона системы государственного управления состоит в том, что «человеческие» эталоны существуют в физической форме, а управленческий эталон — в виртуальной форме, в мысленном воображении как, например, цифровой ряд. При этом оба эталона имеют не умозрительный, а достоверный природный источник. Кстати, с точки зрения системного подхода идея диагностирования на основе сравнения с эталоном представляет тот самый эффективный метод целевого управления, т.е. стремление достичь желаемого состояния, сознательно, а не интуитивно, определяя так же сознательно пути и средства его достижения.

Нужно отметить, что авторский тандем монографии «подобран» неслучайно: первый автор — доктор технических наук, один из первых в Советском Союзе специалистов, кто реализовал на практике метод системного анализа, был консультантом Аппарата Совета Министров СССР, второй — специалист по праву, дипломат. Все наши мысли не голословны, они апробированы в работе на основе конституций 30 государств. В книге много ссылок. Даже если не читать ее целиком, а ограничиться, к примеру, глоссарием – можно почерпнуть много интересного.

У нас в книге приводится афоризм Никколо Макиавелли: «Чтобы постичь сущность народа, надо быть государем, чтобы постичь природу государей, надо принадлежать народу». Неслучайно эта фраза стала эпиграфом, потому что человеку, который принимает решения на любом уровне, необходимо укрепить свою теоретическую базу. Понимание причин может позволить получить достоверный прогноз будущего развития государства, чтобы своевременно принять меры для предотвращения нежелательных последствий. Считаю, что эта монография может быть полезна специалистам, которые заняты управлением и правом.

Медики как-то участвовали при создании этой книги?

Во введении есть благодарность доктору медицинских наук И.А. Бреславу «за соображения по поводу использования методологии медицинского диагностирования вне медицины». Его можно назвать нашим третьим рецензентом. Первые два официальных рецензента – это доктор юридических наук М.А. Исаев, который работает на кафедре конституционного права Университета, и доктор философских наук А.В. Шестопал — заведующий кафедрой философии, большие специалисты в своих областях.

На 6 октября мы предварительно наметили презентацию книги в Университете. В дискуссии согласились принять участие помимо ученых-обществоведов, несколько член-корреспондентов РАМН. Мы, рассматривая государство, использовали медицинскую терминологию: патология, диагностика, болезни и т.д. Теперь они как врачи смогут оценить, насколько удачно мы «транспонировали» эти понятия.

Так от каких же все-таки «болезней» может страдать государство?

Болезни государства — это проблемы, кризисы и конфликты. Если мы возьмем любое негативное явление, которое может возникнуть в процессе человеческого общения, то увидим, как сначала рождается проблема, потом, если она не решается – кризис, а затем уже конфликт, а в мировом масштабе даже война.

Во многом это вызвано подготовкой и принятием решений в условиях неопределенности, поскольку будущее не похоже ни на прошлое, ни на настоящее, особенно в деталях. Кто, например, мог бы описать будущую роль сотового телефона, в короткий срок изменившего реалии жизни в мире? Решения для условий неопределенного будущего принимаются по интуиции. Однако какими бы ни были принятые на основе интуиции решения власти, своевременно или с опозданием или вовсе не принятыми, именно они определяют характер и результаты функционирования государства и каждого из его членов, являясь основной причиной проблем, кризисов и конфликтов.

Чтобы все это лечить, надо установить диагноз. Диагноз ставится путем сравнения «больных» частей системы управления с моделью здоровой системы управления – аналог анатомического атласа строения организма здорового человека (атлас выступает как эталон для сравнения). Наш эталон – это система управления правового социального государства, в которой устранены патологии, и она обеспечивает разрешение диалектического противоречия трех принципов управления: эффективности, справедливости и верховенства права. Принцип эффективности – это жесткий принцип минимизации расхода ресурсов для достижения желаемого результата. Принцип справедливости защищает от жестокостей принципа эффективности, очеловечивает его. Блаженный Августин говорил, что если в государстве нет справедливости, то это уже не государство, а не что иное, как шайка разбойников. Верховенство права позволяет зафиксировать баланс между природным принципом эффективности и гуманистическим принципом справедливости. В основу эталона государственного управления легла именно такая концепция.

Про Россию в Вашей книге можно почитать?

Нет, Россию мы подробно пока не рассматривали, но анализировали отдельные аспекты системы ее управления. На мой взгляд, о России должен быть написан более подробно отдельный труд.

Беседовала Яна ГОРДЕЕВА,
корреспондент
Управления интернет-политики


221
Распечатать страницу