Лотар де Мезьер: «Подпись в договоре о сувернитете Германии была второй по важности в моей жизни»

02.11.09

Лотар де Мезьер: «Подпись в договоре о сувернитете Германии была второй по важности в моей жизни»

Лотар де Мезьер: «Подпись в договоре о сувернитете Германии была второй по важности в моей жизни»

30 октября в рамках цикла мероприятий, посвященных 20-летию падения Берлинской стены, в МГИМО состоялось встреча с бывшим премьер-министром ГДР Лотаром де Мезьером. Выступление известного немецкого политика было организовано при поддержке Фонда имени Конрада Адэнауэра. С комментариями с российской стороны выступил бывший посол СССР и России в Бонне, профессор кафедры дипломатии Владислав Петрович Терехов.

Гостя представил проректор по международным и общественным связям Андрей Владимирович Силантьев. Подчеркнув важность событий 20-летней давности, он отметил, что падение Берлинской стены ознаменовало смену эпох в современных международных отношениях. Руководитель Московского представительства Фонда имени Конрада Адэнауэра Ларс Петер Шмидт высказал мнение о том, что 20 лет — срок в истории хотя и не большой, но достаточный для того, чтобы заново взглянуть на события и переосмыслить произошедшее. Выступление Лотара де Мезьера как раз и дает такую возможность. Посол ФРГ в России Вальтер Юрген Шмидт подчеркнул, что «объединение Германии стало миротворческим по своей сути событием». Оно сопровождалось прекращением «холодной войны», налаживанием новых отношений сотрудничества, пришедших на смену разделению Европы на противоборствующие группировки.

Лотар де Мезьер, выступивший с лекцией для студентов МГИМО, подробно остановился на предыстории падения Берлинской стены и событиях, последовавших после 9 ноября 1989 г. Будучи непосредственным участником переговоров между ФРГ и ГДР об объединении Германии, Лотар де Мезьер рассказал о наиболее значимых результатах, достигнутых в ходе этих переговоров. Особое внимание он уделил выработке Договора об окончательном урегулировании в отношении Германии, который был заключен Советским Союзом, США, Великобританией и Францией с ГДР и ФРГ и в котором были определены международно-правовые рамки объединения Германии. С заключением этого договора прекратилось действие особых прав четырех держав-победительниц во Второй мировой войне в отношении Германии, которая обрела полный суверенитет в своих внутренних и внешних делах. В свою очередь, объединенная Германия приняла на себя по данному договору важные обязательства, касающиеся проведения политики мира и международного сотрудничества.

С момента подписания договора поиск своей национальной идентичности является важной задачей для немецких политиков и граждан страны, отметил де Мезьер. Вина Германии за развязывание Второй мировой войны затрудняет немцам использование понятия нации, — продолжал он. Англичане могут называть себя англичанами, а французы — французами. Мы же называем себя европейцами, — заключил бывший премьер-министр.

Вспоминая о процедуре подписания этого договора в гостинице «Октябрьская» (ныне «Президент-Отель») 11 сентября 1990 г., бывший премьер-министр рассказал о связанной с этим забавной истории: «Мне очень понравилась ручка, которой я подписывал договор. Я тогда подумал, что подпись на этом документе будет второй по важности в моей жизни, первую я поставил в загсе в Берлине. В общем, ту ручку из Москвы я незаметно прихватил с собой. Срок по этому уголовному делу уже прошел, поэтому я могу говорить об этом спокойно. Сейчас эта ручка является ценным экспонатом музея в Берлине».

Владислав Петрович Терехов отметил, что стены между государствами и народами возникают тогда, когда правительства этих государств не находят путей для разумного сосуществования и взаимодействия, когда возникшие между ними проблемы не удается решить цивилизованным  путем или они вырастают до таких размеров, когда становятся неразрешимыми иным путем, кроме возведения стен. Берлинская стена стала одним из наиболее болезненных примеров этого — следствием и результатом «холодной войны».

События, развернувшиеся после открытия границы в Берлине, вышли далеко за рамки объединительного процесса в Германии. Последовали мощнейшие преобразования на востоке Европы, приведшие к разрушению системы социалистических государств, к исчезновению Варшавского договора, СЭВ, к смене политических режимов, наконец, к развалу Советского Союза. Произошел геополитический сдвиг гигантского масштаба, изменивший картину современного мира.

Владислав Петрович отметил, что разрушение Берлинской стены остается историческим событием, определённым символом в сознании людей, но одновременно и напоминанием о том, что мало разрушить стену, гораздо важнее построить на её месте новые отношения. Мы всё ещё на пути к цели.

После выступлений Лотара де Мезьера и Владислава Петровича Терехова последовали вопросы из аудитории. Бывшего премьер-министра, в частности, спросили о том, кому пришла идея разрушить Берлинскую стену. Лотар де Мезьер ответил: «У древних греков существовало два слова, обозначающих время. Это хронос, то есть некая хронологическая последовательность, и кайрос — неожиданный миг, момент, который способен отменить все предыдущие события. То, что случилось в Германии 9 ноября 1989 года, как раз можно назвать словом "кайрос". Это произошло стихийно, а не по воле какого-то одного человека».

Яна СМИРНОВА,
Управление интернет-политики


124
Распечатать страницу