Будущее Европейского Союза

31.05.10

Будущее Европейского Союза

Будущее Европейского Союза

23–25 мая в Иерусалиме проходила конференция «Международные отношения Европейского Союза: угрозы и ожидания после вступления в силу Лиссабонского договора», организованная фондом К.Аденауэра и Центром изучения Европейской политики при Университете им. Бен-Гуриона. В качестве одного из докладчиков на конференцию был приглашен представитель МГИМО-Университета профессор А.Подберезкин.

В конференции приняли участие ведущие эксперты из Евросоюза, США, Канады, России и других стран, а также дипломаты, члены парламентов и представители международных организаций. В центре внимания был широкий круг вопросов, связанных с последствиями вступления в силу Лиссабонского договора, как для Европы, так и других стран мира, включая Россию. Отдельные сессии были посвящены специальным вопросам внешней политики и региональным аспектам, включая двусторонние. Так, специальные заседания были посвящены отношениям Евросоюза с США, Израилем, Россией, Восточной Европой, Азией, Средиземноморьем и Ближним Востоком.

Редакция портала МГИМО попросила А.Подберезкина поделиться своими впечатлениями от выступлений.

— Надо сказать, что конференция была хорошо подготовлена организаторами. На ней выступали ведущие специалисты по конкретным направлениям. Основное внимание было, конечно, сосредоточено на оценке нынешней ситуации и прогнозе будущего Евросоюза.

На мой взгляд, после вступления в силу лиссабонских договоренностей в Европе сложилась новая военно-политическая реальность: 27 стран, входящих в Евросоюз, фактически создали, во-первых, конфедерацию, т.е. новых субъект международных отношений, а, во-вторых, военно-политическую коалицию, недвусмысленно взяв на себя обязательства проводить совместную внешнюю и военную политику. Перед поездкой я подготовил достаточно пространный доклад, который, на мой взгляд, отражал позицию российской элиты по отношению к этой новой реальности и, конечно, российские инициативы. Прежде всего инициативу Д.Медведева о создании новой архитектуры безопасности. (Кстати, я провел эксперимент, результаты которого могут быть полезны для будущих представителей МГИМО на аналогичных мероприятиях: издательство Университета перевело с помощью программы «Prompt» 60 страниц доклада на английский язык, сделало макет и напечатало брошюру за 1 день). См. доклад здесь (также см. доклад Marc Cogen).

Теперь о сути конференции. У меня сложилось устойчивое впечатление, что как в странах Евросоюза, так и в его институтах есть множество исследовательских центров и школ, где занимаются углубленными исследованиями в этой области. Причем не только общих, но и специальных проблем. В том числе и частных, посвященных отдельным аспектам деятельности Евросоюза. Направленность этих исследований, на мой взгляд, говорит о том, что в странах Евросоюза идет процесс формирования как европейской идентичности, так и разработки общих, иногда достаточно жестких, принципов взаимоотношений Евросоюза по отношению к другим странам. В выступлениях докладчиков неоднократно подчеркивалась необходимость «укрепления принципиальных основ европейской политики», фундаментом которой должны стать и уже стали «общеевропейские ценности».

Должен заметить, что применительно к России интерес был незначителен. В течение первого дня общей дискуссии, например, основные докладчики вообще ни разу не вспомнили о России и ее роли в обеспечении европейской безопасности. У меня сложилось даже впечатление, что Евросоюз представляет себе безопасность в Европе без России, что, естественно, я и отметил в своем выступлении.

Как мне показалось, Россия интересует Евросоюз в двух основных аспектах: во-первых, постольку поскольку она будет проводить «сдержанную политику» на постсоветском пространстве, означающую строгое соблюдение статуса независимости бывших советских республик, а, во-вторых, постольку поскольку она «будет придерживаться принципов Евросоюза в отношении с другими странами (прежде всего, демократических норм)».

Следует отметить, что инициатива российского президента по созданию «новой архитектуры европейской безопасности» рассматривается как абстракция, но вызывает интерес её комментарии, конкретизация. Отдельный интерес вызывают также две традиционные темы — энергетическая политика и позиция России по отношению к Ирану. При этом польская сторона в лице своего представителя из Варшавы проявила понимание и более позитивную позицию по отношению к России, нежели остальные участники. Польский представитель, кроме того, был наиболее подготовленным и осведомленным о российской действительности, чем представители других стран.

Примечательно, что наиболее адекватное отношение к позиции России также было заметно у израильской стороны, которая высказала свою заинтересованность в развитии контактов с Россией на всех уровнях, и по разным проблемам. Особенно с МГИМО.

Общий вывод из моих наблюдений таков: необходимо, во-первых, развивать исследования, направленные на изучение Евросоюза как субъекта международных отношений, а, во-вторых, необходимо установление устойчивых контактов с исследователями из Израиля. Таким партнером мог бы стать Центр изучения Европейской политики при университете им. Бен-Гуриона, который является на сегодняшний день самым активным израильским академическим центром в продвижении израильско-европейских отношений. Директор центра Др. Шарон Пардо — один из самых известных специалистов в области политики Евросоюза в Израиле и за его пределами. Подробнее ознакомится с центром и его деятельностью можно на сайте www.europebgu.org.il.

Портал МГИМО


106
Распечатать страницу