«Аспирант — это человек ищущий»

08.09.10

«Аспирант — это человек ищущий»

Аспирантура — это совершенно особая ниша в образовании. О том, какая она в МГИМО, мы рассказываем в специальном цикле материалов на университетском Портале. На наши вопросы об аспирантуре на кафедре международного частного и гражданского права ответил заведующий кафедрой Алексей Александрович Костин.

Что сейчас из себя представляет аспирантура вашей кафедры? Как давно она функционирует?

С момента образования кафедра занималась вопросами не только высшего образования, но и того, что называется, post graduate, то есть аспирантурой. Номенклатуры специальностей менялись с течением времени. Современная номенклатура сложилась в 1977 году — это гражданское право, предпринимательское право, семейное право и международное частное право, которое является нашим историческим конкурентным преимуществом.

Международное частное право — это цивилистическая область знаний, еще со времен Древнего Рима право делили на частное и публичное. Так вот мы занимаемся частным правом в основном с упором на внешний аспект. Почему я сказал «конкурентные преимущества»: дело в том, что долгое время в нашей стране была внешняя торговля и монополия на нее, и эти вопросы всегда были в поле зрения нашей кафедры. Кроме того, мы могли на практике познать, что такое международная торговля, ведь более половины от коллектива нашей кафедры — международные арбитры в самых разных институциях. В чем отличие от аналогичного образования в других вузах можно объяснить на примере. Возьмем МГУ — известная, авторитетная правовая школа, юридический факультет — это корифеи гражданского и предпринимательского права, но аспект международного частного права у них только в последнее время стал заполняться кадрами. То есть они прекрасно разбираются во внутреннем гражданском праве, но мы лучше знаем, как частное право работает в международном аспекте, когда заключаются внешние торговые контракты, когда стороны находятся в разных государствах и т.д. Вполне возможно, что этот разрыв будет нивелироваться, но и мы не собираемся стоять на месте.

Аспекты международного частного права в контексте международной торговли мы в значительной степени привыкли обсуждать в рамках аспирантской деятельности. Конечно, у нас есть программа подготовки аспирантов, примерный перечень тем — все это размещено на сайте, но мы очень приветствуем, когда человек приходит в аспирантуру со своим собственным уникальным видением определенной проблемы, с ясным представлением того, чем он хочет заниматься.

Ситуация, которую мы не приемлем — «я поступлю в аспирантуру, а вы дайте тему». Если у человека нет собственного научного интереса, значит он, по нашему мнению, до поступления в аспирантуру еще не созрел. Другое дело, когда человеку нужны дополнительные знания в том аспекте, в котором он собирается теоретически и/или практически работать, тогда — пожалуйста, мы ему готовы помочь. Ведь аспирант — это человек ищущий, стремящийся (от лат. aspirans — cтремящийся к чему-либо — прим. ред.).

Как можно поступить к вам в аспирантуру?

Рядом с отделом докторантуры и аспирантуры у нас в МГИМО висит большой стенд, на котором есть подробная информация о том, что нужно делать. Подавайте документы, но имейте в виду, что это серьезный шаг. А так формальности очень простые — нужно собрать документы, написать реферат на тему предполагаемой диссертации, затем человек проходит собеседование, которое оценивается коллегиально. Мы выясняем, кто он и откуда, оцениваем степень профессиональной подготовки, после чего делаем вывод о допуске к вступительным экзаменам. Дальше опять же коллегиально комиссия принимает экзамены, и по их итогам в пределах имеющихся квот происходит зачисление. В следующем году у нас планируется два очных места, два заочных и один соискатель. Договорные места количественно не ограничены, но с другой стороны, люди, которые на них претендуют, должны пройти все те же этапы.

А какой у вас конкурс?

Назову минимальные цифры, они могут быть и больше — 3–4 человека на место. Конкурс немаленький, но дело в том, что наши специальности в настоящее время востребованы самой жизнью. Вот когда не было рынка, у нас в стране была другая социально-экономическая система, и более востребованными были специалисты из области публичного права. Теперь жизнь изменилась, специалисты в области, к примеру, международного бизнеса с юридической базой нужны повсеместно. У нас много выпускников, в том числе и кандидатов наук, работают в крупных международных адвокатских фирмах. Их отличают хорошая специальная подготовка плюс очень приличное знание иностранных языков, чем МГИМО всегда отличалось.

Есть ли у выпускников МГИМО какие-нибудь преимущества перед выпускниками других вузов при поступлении в аспирантуру? Сколько у Вас всего аспирантов?

Есть определенные правила поступления в аспирантуру, которые распространяются на всех, вне зависимости от их дипломов о высшем образовании. Но повторюсь, при прочих равных мы будем отдавать предпочтение тем, кто выбирает интересные темы в той области знаний, которой мы занимаемся — это международное частное право в широком смысле.

У нас нередко защищаются выпускники не только из МГИМО, но и из других вузов. Некоторые работают на нашей кафедре. Не ошибусь, если скажу, что по разным формам обучения — это очная, заочная, соискатели плюс категория поступающих на договорной основе, у нас на настоящий момент где-то под 30 человек. Так что довольно серьезное число людей.

А что вы с ними делаете?

Стандарты аспирантского образования мы, разумеется, выдерживаем, а также дополняем их локальными актами. Не так давно один наш известный доцент, лауреат премии «Фемида» 2010 года Александр Муранов подготовил документ, в котором зафиксированы минимальные стандарты, предъявляемые к аспирантам и соискателям. Ничего нового там нет, но очень доступно и систематично изложен материал — в какой последовательности и что аспирант должен делать, чего в диссертации нужно избегать и т. д. Можно сказать, что мы работаем по этой памятке.

Сказать, что все в нашей аспирантуре всегда идет гладко, все же нельзя. Приятно работать с аспирантами, которые поставили перед собой серьезные задачи и выполняют их. Но жизнь складывается по-разному. Сейчас многие студенты вынуждены работать, не говоря об аспирантах, особенно в период незавершившегося кризиса. По этой причине зачастую не выдерживаются сроки.

Руководство института правильно ставит задачу по повышению КПД в аспирантуре — конечно, это нужно делать. С другой стороны у нас с 70-х годов, когда кафедра уже вычленилась как самостоятельное структурное подразделение, не было случаев, когда диссертации, которые мы рекомендовали к защите, были бы предметом критики Высшей аттестационной комиссии.

Традиционно на том этапе, который в некоторых институтах и университетах называется предзащита, т. е. внутреннее рецензирование, мы стараемся выпустить максимальное количество критических стрел. Как говорил Суворов, тяжело в учении, легко в бою. Лучше человек примет замечания к сведению и будет дорабатывать определенные моменты в своей работе, нежели мы по-плохому толерантно закроем глаза и это приведет к плачевному результату. В этом смысле кафедра гарантирует на выходе качественный научный продукт.

Да, у людей бывают ситуации, когда нет возможности уделять науке достаточно времени. Причем нередко такие случаи заканчиваются в конечном счете результативно, когда критический период проходит, и человек опять возвращается к своей работе. Не буду назвать имен, но был у нас аспирант, у которого тяжело складывалась диссертация, потому, что тема была на стыке гражданского и других отраслей права, и не очень понятно было, как это заключить в одно целое. Только спустя семь лет его научный руководитель сообщил мне, что диссертация готова. Это уже зрелый, выстраданный продукт, прошедший апробацию на кафедре, и в скором времени, буквально этой осенью, он будет предметом защиты.

Должен признаться, мне это было очень приятно, потому что человек потратил время, проявил научное мужество, отстоял идею со многими коррективами, и, наконец, работа созрела, мы спокойно отпускаем ее в дальнейшую жизнь.

Последний вопрос. Как вы относитесь к модернизации аспирантуры?

Я стараюсь исповедовать здравые концепции. Если модернизация касается использования новых информационных технологий с целью поиска материалов, что, естественно, упрощает процесс подготовки работы, то, конечно, она полезна. Раньше было как? Чтобы достать какой-нибудь редкий источник, нужно было пойти в Ленинскую библиотеку или другой депозитарий: сначала найти книгу, потом заказать и дождаться ее, то есть потратить значительное время. Сейчас есть новые ресурсы: интернет-источники, различные правовые программы. Здесь я двумя руками «за!».

Но такая техническая модернизация ни в коей мере не исключает того, что человек должен проявить себя как исследователь. Современные технологии помогают быстрее найти информацию, но проанализировать ее может только сам человек.

С другой стороны новые технологии можно подвергнуть известной критике. Нередко лекции проводят с использованием программы Power Point — описывают юридические ситуации при помощи слайдов. Например, два человека встречаются и решают какой-то вопрос. Может быть, я выскажу в какой-то степени еретическое суждение, но юриспруденция — это мыслительно абстрактная материя. Если человек не может без картинок и примитивизма настроиться на особую юридическую мелодию, то я думаю, это не наш человек.

Беседовала Яна СМИРНОВА,
Управление интернет-политики


653
Распечатать страницу