Сопоставление стратегий экономического развития России и ЕС

10.11.08

Сопоставление стратегий экономического развития России и ЕС

Сопоставление стратегий экономического развития России и ЕС

6–7 ноября 2008 г. Европейский учебный институт при МГИМО (У) МИД России (ЕУИ) и Лиссабонский Институт стратегических и международных исследований совместно с рядом ведущих университетских и научно-исследовательских центров России и стран ЕС провели первое из серии заседаний Группы экспертов высокого уровня в рамках проекта «Диалоги об устойчивом развитии: Россия и Европейский союз». Заседание было посвящено презентации официальных стратегий экономического развития России и ЕС, анализу и сопоставлению их основных параметров. Его участники подробно разобрали Концепцию долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации до 2020 года и актуализированную Лиссабонскую стратегию Европейского союза.

Идеология проекта

С изложением идеологии проекта на открытии заседании выступили директор ЕУИ Марк Львович Энтин и специальный советник Европейской комиссии, профессор Лиссабонского института Мариа Жоао Родригес. На протяжении последнего десятилетия экономические связи между Россией и ЕС динамично развивались. ЕС превратился в главного торгово-экономического партнера Российской Федерации. Поток капиталовложений, товаров и услуг, поступающих в страну из региона ЕС, увеличился на порядок. Со своей стороны, Россия заняла третье место после Соединённых Штатов и Китая в товарообороте ЕС. Но эти столь красиво звучащие цифры никого не должны обманывать. Структура двусторонних торгово-экономических связей носит уродливый характер. Непомерно высокий удельный вес в них занимает ограниченная номенклатура товаров. Абсолютные показатели несопоставимы с потенциальными возможностями сторон. Преград на пути взаимных обменов, исторически сложившихся и искусственных, по-прежнему много. Примеры успешного внутриотраслевого сотрудничества, создания трансграничных производственных цепочек и реализации по-настоящему интеграционных проектов остаются редкими.

Ситуацию нужно менять. Над этим надо работать руководству России и Европейской комиссии, государственным машинам и бизнесу обеих сторон. Планомерно и целеустремленно. С пониманием слабых и сильных сторон друг друга. Исходя из того, что время «игр с нулевой суммой» прошло. Какие бы то ни было действия в подобной стилистике в современных условиях неприемлемы. Они просто нетерпимы. Россия и ЕС должны строить общее будущее. Торгово-экономический оборот нужно наращивать и делать это таким образом, чтобы усиливать его взаимовыгодный характер, вплетать в него всё в большей и большей степени новейшие, наиболее передовые и продвинутые формы взаимодействия. Решать эту задачу будет легче и эффективнее, если обе стороны, выстраивая партнёрские отношения, начнут принимать во внимание принятые ими на вооружение и/или осуществляемые стратегии экономического развития. О сближении стратегий на данном этапе речь не идёт. Хотя так вопрос тоже может ставиться. Но учитывать, в чём стратегии похожи, а в чём разнятся, где точки соприкосновения имеются, а где отличия чересчур велики, и как стороны выстраивают приоритеты своего развития, крайне желательно.

Цель настоящего проекта как раз и состоит в том, чтобы подготовить предложения и рекомендации, направленные на больший учёт в отношениях между Россией и ЕС тех моментов, которые сближают принятые ими стратегии экономического развития, и тех, которые их отличают. Реализовать его предполагается в несколько этапов. Сначала проводится презентация стратегий. Эксперты помогают друг другу понять их, разобраться в присущих им нюансах и особенностях. Затем составляется доклад с сопоставительным анализом стратегий. На следующем этапе исследуется, находят ли они отражение в двустороннем торгово-экономическом обмене и в какой степени. Полученные результаты обсуждаются на втором заседании Группы экспертов высокого уровня, предварительно намеченном на весну 2009 г. По итогам дискуссии готовится заключительный доклад, в котором обосновываются выдвинутые экспертами предложения и рекомендации по оптимизации двустороннего сотрудничества и приданию ему по-настоящему партнёрского характера.

При этом за точку отсчета берётся предположение, согласно которому предназначение экономических стратегий состоит в том, чтобы нацеливать на устойчивое развитие и повышение качества жизни и способствовать их обеспечению. В современных условиях ни экстенсивный рост, ни инерционное развитие никого не могут устроить. Экономический рост превращается в развитие только тогда, когда он улучшает социальные условия жизни и труда, опирается на прогресс науки и техники и вложения в человеческий капитал, не только не разрушает среду обитания, но и снижает нагрузку на природу, и сопровождается модернизацией управленческих систем. Поэтому при анализе экономических стратегий необходимо оценивать то, насколько органично сочетаются в них собственно экономическое и финансовое, а также социальное, инновационное, экологическое и управленческое измерения. В соответствии с этой исходной посылкой Группа экспертов была составлена как бы из пяти самостоятельных подгрупп, включающих специалистов различного профиля. В соответствии с ней было структурировано и обсуждение на состоявшемся в МГИМО (У) заседании.

Последствия мирового финансового и экономического кризиса

Единственно, в его заранее продуманное, плавное течение вмешался мировой финансовый и экономический кризис. Осмыслению его причин и последствий посвятили свои выступления директор Института экономики РАН Руслан Семёнович Гринберг и Мариа Жоао Родригес. Им вторил директор по международным экономическим и финансовым вопросам Гендиректората ЭКОФИН Европейской комиссии Антонио де Лецеа Флорес де Лемус. О них же в основном говорили и директор по свободному движению капитала, корпоративному праву и управлению Гендиректората МАРКТ Европейской комиссии Пьер Делсо, и заведующая Кафедрой европейской интеграции МГИМО (У) Ольга Витальевна Буторина. Не могли обойти своим вниманием тематику кризиса и другие участники заседания. Но они упоминали его лишь для того, чтобы ответить на вопрос о том, в какой степени он может повлиять на реализацию тех или иных аспектов экономических стратегий.

Р.С.Гринберг с сожалением констатировал, что мировой кризис сказался на функционировании российской финансовой системы в гораздо большей степени, чем ожидалось. В ней возникли многочисленные тромбы. Нехватка ликвидности породила кризис доверия. Негативные процессы перекинулись на реальный сектор производства и сферу услуг. Самостоятельно рынок с ними справиться оказался не в силах. Поэтому потребовалось массированное вмешательство государства. К этому власти оказались подготовленными. Проявленная ими ранее предусмотрительность позволила накопить достаточные ресурсы. Они были задействованы решительно и оперативно. Антикризисная политика правительства дала столь необходимую передышку. Пакет антикризисных мер постоянно пополняется. Но многое будет зависеть от глубины и продолжительности мирового кризиса, от настроя мировых игроков на принципиально иной уровень сотрудничества, их способности отказаться от национальных эгоизмов и попыток преуспеть за счёт других.

М.Ж.Родригес попыталась дать предельно реалистичную картинку происходящего в остальной части Европы. Мировой финансовый и экономический кризис, по её мнению, заставил ЕС выдвинуть на авансцену четыре основных приоритета. Первый. Соблюдение критериев Пакта стабильности. Второй. Проведение реформы мировой финансовой системы. Она нужна в превентивных целях. Реформа позволит предотвратить повторение кризисов, подобных нынешнему. Третье. Противодействие рецессии и смягчение её негативных последствий. Спад производства уже наступил. Разные страны он затронет с большей или меньшей силой. Но повсюду вслед за вбрасыванием ликвидности потребуется осуществление дополнительного набора согласованных мер, имеющих адресный характер.  Четвёртое. Укрепление международных связей.

Сочетание регионального и глобального уровней осмысления проблемы предложил А. де Лецеа. Симптомы болезни очевидны. Разобраться в них, - посетовал высокопоставленный сотрудник Европейской комиссии, - гораздо легче, нежели предложить подходящее лечение. Причины нынешнего финансового кризиса описаны уже сравнительно подробно. Их много. Нет какой-то одной. Среди них и отрыв денежной массы от общего объема товаров и услуг, породивший спекулятивный рост цен на металлы, полезные ископаемые, недвижимость. И пузырь необеспеченных кредитов, вызванный тем, что доступ к ним был существенно облегчён. И отсутствие должного институционального контроля. К тому же согласованность действий регулирующих и контролирующих органов на всех уровнях управления была нарушена.

Первоначально в Брюсселе надеялись, а, может, и рассчитывали на то, что кризис ограничится происходящим в США. В ЕС и государствах-членах недооценили серьёзность происходящего. К тому же всем казалось, что ситуация в Европе гораздо лучше и надёжнее. Выяснилось, однако, что и здесь фундаментальные экономические показатели не блестящи. Результат – эффект домино.  Падение доверия в финансовом секторе. Как следствие, прекращение выдачи взаимных кредитов. Следующий этап раскручивающейся спирали кризиса – его жертвой стал реальный сектор экономики.

Предпринимаемые меры направлены на обеспечение финансовой стабильности. В их числе – самые различные формы накачивания бюджетных средств в финансовую систему. Гарантии банковских вложений. Защита кредитно-финансовых учреждений. В том числе, как  предоставление им займов, так и выкуп их акций.

Но оперативные меры недостаточны. Поэтому пакет инициатив по спасению стабильности был дополнен мерами регулятивного характера. Они затронули, в принципе, всю систему требований, которые предъявляются к банкам.

Вместе с тем, идеология пакета намного более амбициозна. Она исходит из необходимости возложить часть ответственности за ту политику, которую проводят акционерные общества, также и на самих акционеров. Если что-то идет не так, они должны отвечать за это своим кошельком. В будущем им будет гораздо сложнее перекладывать ответственность за недостаточно рачительное, плохое или недобросовестное управление на других, сбрасывая акции.

Общая направленность пакета – не ограничиваться лишь помощью кредитно-финансовым учреждениям, но и позаботиться о реальном секторе экономики и конечных потребителях. В институциональном плане предложения касаются налаживания координации между регулятивными и контролирующими органами на национальном, транснациональном и общемировом уровне.

Отвечая на последовавшие вопросы, директор по международным экономическим и финансовым вопросам уточнил, что ответственность за кризис несут, конечно же, рыночные силы. Однако и недостатки государственного управления сыграли свою деструктивную роль. В одних случаях регулирование оказалось явно недостаточным. В других оно было слишком жестким.

Его выступление удачно дополнил комментарий Пьера Делсо. Он предложил своё видение мирового финансового и экономического кризиса. В первую очередь, по мнению брюссельского чиновника, ответственность за него несут банковские круги и другие участники финансового рынка. Вторая причина связана с тем, что финансовые рынки были построены на основе саморегуляции. Вмешательство государства в их регулирование, как выяснилось, было совершенно недостаточным. Третий элемент - отсутствие контроля на национальном уровне и взаимодействия на международном, а также взаимного обмена критически важной информацией.

Специфика нынешнего этапа в развитии мирового кризиса характеризуется поисками скоординированного международного ответа не его проявления. То, что государства могли сделать в индивидуальном порядке, они в основном предприняли. Причем набор инструментов всюду был примерно одним и тем же, и зависел от уровня зрелости национальной финансовой системы. Координация действий в рамках ЕС уже осуществляется. ЕС установил также контакты по общей повестке дня с Россией и США, другими ведущими игроками.

На следующем этапе потребуется приступить к осуществлению набора мер несколько более долгосрочного характера. О них П.Делсо предпочёл высказаться, скорее, в постановочном плане. Вот только некоторые из вопросов, требующих, как он считает, тщательнейшей проработки. 1. Улучшение корпоративного управления внутри банковских структур. Рекомендация не такая очевидная. Пока не очень понятно, что нужнее: независимые директора или более ответственные и профессиональные. Точно также и в отношении ответственности акционеров, повышения уровня их вовлеченности в процесс принятия решений. В принципе они и так своим карманом расплачиваются за совершаемые ошибки. Еще один аспект - оплата труда управляющих, включая бонусы. С чем они должны быть увязаны, какие критерии следует применять, каков разумный и рациональный потолок – всё это до сих пор оставлено на усмотрение бизнеса. Нет однозначного ответа и на вопрос о степени усмотрения частного капитала при определении кредитной политики. Ограничение свободы усмотрения может повлечь за собой неоднозначные последствия. 2.  Оптимизация функционирования рынков. Деривативы создаются банками. Почти бесконтрольно. По своему разумению. Видимо, в этом отношении положение надо менять. Нужно ужесточать требования к финансово-кредитным учреждениям. В том, что касается объема собственного капитала и других параметров. Нормы прибыли. Ведь чем она выше в период экономического подъема, тем более деструктивным оказывается воздействие на рынок в период рецессии. Но в какой степени, большой вопрос. 3. Модернизация клиринговой системы. 4. Гармонизация государственного регулирования. Чтобы её добиться, потребуется согласовать общие подходы к вопросу об уровне и характере вмешательства в частнопредпринимательскую деятельность. Насколько это возможно, покажет будущее. До сих пор поиски общего знаменателя даже внутри ЕС, расширившегося до 27 стран-членов, шли очень туго. 5. Реформирование МВФ и других универсальных финансовых организаций. Направление реформ напрямую связано с ответом на вопрос о том, как увязать контроль на национальном уровне, обеспечив его высокое качество, с международным уровнем контроля. По всей видимости, должен быть предусмотрен некоторый достаточно жёсткий санкционный механизм. Кроме того, потребуется настолько плотное управление взаимозависимостью, насколько оно вообще возможно, для предотвращения перетекания кризисов.

В последовавшем сеансе коротких вопросов и ответов директор по свободному движению капитала, корпоративному праву и управлению конкретизировал свою позицию. Транспарентность должна быть усилена. До каких пределов, пока не очень понятно. Но то, что усиливать ее необходимо, совершенно очевидно. Точно также как очевидно, что её недостаточно.

Солидарность. В поисках солидарности проводится сейчас серия встреч высокого уровня. Но пока речь идет о принципиальном выражении политической воли действовать. Разработка конкретных мер оставлена на потом.

Оффшоры. Предложения по их поводу выдвинуты. Но конкретные действия могут быть заблокированы частично оффшорными странами.

Ответственность отдельных государств. Кризис носит глобальный характер. Хотя отдельные страны затронуты чуть меньше. Некоторые государственные деятели даже признали ошибочность проводившейся ранее политики. Пакт стабильности оправдал себя в ЕС. Может быть, какие-то аналогичные меры были бы полезны на международном уровне.

Европейская комиссия предвидела, что пузырь в США может лопнуть. Но масштабы беды она недооценила. И удар по развивающимся рынкам оказался непропорционально сильным.

Механизмы раннего предупреждения имеются. Но их нужно модернизировать, чтобы они работали гораздо лучше.

Итог обсуждению подвела О.В.Буторина. Она отметила, что в США и Европе проявления кризиса оказались различными. В Европе он вылился, прежде всего, в нехватку ликвидности. Поэтому и подход к оздоровлению ситуации отличался. Однако впоследствии координация действий, в том числе центральных банков, была существенно улучшена. Так, было проведено скоординированное снижение учетных ставок. Однако в России, Центральной и Восточной Европе столь же эффективной реакции не последовало. Процент, под который банки могут получить кредиты, остался слишком высоким.

Как показала практика, трансграничные механизмы урегулирования финансовых проблем совершенно недостаточны. В зоне СНГ их почти нет. Такие механизмы нужно срочно создавать.

Кризис выявил структурную слабость евро. Она проистекает из недостаточности активов, деноминированных в евро. В США капитализация превышает 100% ВВП. В ЕС остаётся где-то на уровне 60%. Преодолеть разрыв будет чрезвычайно сложно. В России капитализация росла очень высокими темпами. Линейный и столь необходимый процесс был прерван всё тем же мировым экономическим кризисом.

Проблема России – подпитка инфляции укреплением рубля. Вывод – ситуация у нас и на зрелых рынках различна. Москве нужна диверсификация инструментов воздействия на рынок.

Проблем России добавило и недостаточно эффективное управление ресурсами, размещаемыми за рубежом. Но предпринятые правительством меры были единственно возможными и достаточно эффективными.

Стратегия 2020

Концепцию долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации до 2020 года представил заместитель директора Департамента стратегического управления (программ) и бюджетирования Министерства экономического развития России  (МЭР) Артём Евгеньевич Щадрин. К числу важнейших её параметров он отнёс следующие. Долгосрочность. Ставка на инновационный путь развития. Вложения в человеческий капитал. Большие масштабы инвестиций в национальную экономику.

Контрольные цифры. Ежегодные темпы экономического роста на уровне более 6%. Существенное увеличение продолжительности жизни. Повышение удельного веса среднего класса с 20 до 52-55% населения. Снижение энергоемкости на 40%. Рост производительности труда в 2,6 раза. Как общий итог, доля России в мировом ВВП должна с нынешних 3,2 повыситься до 4,3%.

Большие блоки стратегии. Здравоохранение. Чтобы была конкуренция между учреждениями, предоставляющими соответствующие услуги. Экология. Восстановление среды обитания, в частности, в больших городах. Образование. Ставка на систему непрерывного образования. Укрепление высшей школы. Формирование крупных региональных образовательных центров мирового уровня. Таких центров должно быть создано порядка двадцати. Инфраструктура. Развитие сети автомобильных и железных дорог. Переход к строительству скоростных железнодорожных магистралей. Отраслевой срез. Предполагается, что удастся восстановить такие системообразующие отрасли производства, как самолётостроение, судостроение и некоторые другие. И, естественно, большое внимание в стратегии уделяется внедрению новейших технологий.

Отвечая на вопросы, представитель МЭР подчеркнул, что стратегия строится на конкретных прогнозных данных и имеет необходимое макроэкономическое обоснование.

Она касается одновременно и государственного, и частного сектора экономики. Имеется в виду, что ускоренными темпами будет развиваться частный сектор.

Её реализуемость связана не только с высокими ценами на нефть и другие энергоносители. Расчёт делается на повышении эффективности и рост производительности труда.

За предыдущий период были приняты десятки концепций отраслевого развития. Предполагается, что они в дальнейшем будут взаимоувязаны с общей экономической стратегией.

В социальном плане она востребована. Она не ущемляет ничьи интересы. Ориентирована на благо самых различных социальных групп и всего общества. От её реализации должны выиграть абсолютно все.

Механизм перераспределения рентных платежей от продажи природных ископаемых и их использования имеется. Это, в частности, инвестиционный фонд. Банк развития и другие сходные структуры должны получать деньги из Фонда будущих поколений.

Важность внешнеэкономических связей в стратегии учитывается. Поддерживается все более активное участие в реализации Седьмой и последующих научно-технических программ ЕС. Предусматривается стимулирование вхождения российских предприятий в международные альянсы. Работе с венчурным капиталом будет придаваться все более транспарентный характер. Продуманы предложения по доступу к длинным деньгам.

Работа над стратегией велась максимально прозрачно. Свои предложения имели возможность вносить все социальные партнеры. Это не значит, однако, что все они были учтены. Так, например, РСПП настаивал в основном на снижении налогового бремени.

Стратегия под влиянием конъюнктурных моментов пересматриваться не будет. Её смысл заключается в тот, чтобы дать всем ориентир и добиться решения институциональных вопросов.

Несколько расширил рамки представления Стратегии 2020 заместитель директора Института экономики РАН Сергей Николаевич Сильвестров. Прогноз экономического развития страны был подготовлен экономическим блоком правительства еще в 2002 – 2003 годах. Именно тогда была предсказана возможность чего-то похожего на экономический кризис на горизонте 2008 – 2011 годов. Подчеркивалось, что национальная экономика носит слишком открытый характер, не соответствующий её структуре. Открытость делает её недопустимо зависимой от внешних факторов. Тогда же была сформулирована и максима о безальтернативности инновационного пути развития. В документе имелось в виду отразить преимущества инновационного сценария по сравнению с любыми другими. В окончательном виде в нём была оставлена только главная стратегия.

Задача, как она видится сейчас, состоит в её скорейшей имплементации. Посыл – к 2014 году возможности развития с опорой на сырьевые отрасли будут исчерпаны. Без структурной перестройки и ставки на инновационную модель, дальнейшее развитие станет невозможным. С этим пониманием была связана и политика санации средств, получаемых от экспорта энергоносителей, и создание резервных фондов. Накопленные средства достаточны для того, чтобы экономика России нормально функционировала в условиях неблагоприятной внешней конъюнктуры на протяжении трех лет.

Нынешний бюджет страны выстроен таким образом, чтобы было четко видно, какая его часть обеспечивается нефтью и газом, а какая – реальным сектором экономики. Общий бюджет составлен с большим профицитом. Без нефтяных денег картина совсем другая. Это сделано намеренно. Цель - утвердить в обществе четкое понимание того, насколько насущным является переход на инновационный путь развития.

Нынешний кризис лишь внешне является финансовым. На самом деле он, похоже, связан с превышением возможностей биосферы абсорбировать негативные последствия ускоренного экстенсивного развития мировой экономики. Поэтому кризис не во всём плох. Он может послужить внедрению новой, более разумной и рациональной модели экономического развития с опорой на реальную экономику. Крайне важно, чтобы международные усилия не ограничились поддержкой существующих институтов. Кризис даёт редчайший шанс оздоровить и национальные хозяйственные комплексы, и мировую экономику в целом.

В этом контексте оказывается особенно оправданным подход, нашедший отражение в концепции общего экономического пространства России и ЕС, в планах построения четырех общих пространств.

Реагируя на выступление, М.Ж.Родригес и профессор-исследователь Европейского института Лондонской школы экономики и политических наук Ян Бегг особо отметили очевидную близость концептуальных построений, используемых в России и ЕС. Вместе с тем, они привлекли внимание к необходимости такого экономического развития, которое сочетало бы повышение производительности труда с созданием новых рабочих мест, возможность чего многими отрицается. Другой вызов – одновременное решение чисто экономических задач и обустройство социальной сферы. Еще один – как заставить бизнес и, прежде всего, крупнейшие ТНК и государственные компании способствовать инновационному пути развития.

С.Н.Сильвестров солидаризировался с такой постановкой вопроса. В свою очередь, он высказался против раздувания виртуальной экономики, против политики максимизации прибыли и высоких темпов экономического роста любой ценой. Российский эксперт призвал к опоре на реальную экономику и ориентации на такое развитие, при котором человеку было бы комфортно.

Чтобы привязать деньги к реальной экономике, нужны ни доллары, ни евро, ни рубли, а валюта, обеспеченная энергетическими запасами и/или какими-то другими реальными продуктами. Международно-согласованные национальные квоты эмиссии должны определяться, исходя из такого подхода. В национальном богатстве доля природных ископаемых существенно сократилась. В мировом богатстве это где-то 4%. Но цифра стабильная. В этом состоит их очевидное преимущество. Они никуда не денутся. 78%, которые составляют интеллектуальная собственность, человеческий капитал и пр., крайне волатильны. Они постоянно меняются. В любой момент они могут сдуться, как это произошло в начале 2000-х годов с «новой экономикой». Мыльный пузырь капитализации лопнул чуть ли не в одночасье. Деньги же надо привязывать к надёжным вещам.

Принуждение к инновационному развитию, к формированию экономики, построенной на знаниях, является, вполне возможно, самым сложным вопросом. Трудность заключается также в том, что различные инструменты по-разному действуют в ЕС и в России. Здесь нужна очень большая осторожность, накопление эмпирических знаний, проверка на практике любых предложений, кажущихся оптимальными и вроде бы уже испытанных, но в иной социокультурной среде. В том, что касается воздействия на таких гигантов, как крупнейшие энергетические компании, не исключено, что потребуется прибегать к  административным мерам.

Лиссабонская стратегия

Представлению Лиссабонской стратегии на заседании было уделено гораздо меньше времени. Она принята почти десятилетие тому назад. Имеет официальный статус. Хорошо известна российской общественности. Поэтому эксперты из стран ЕС постарались проиллюстрировать, главным образом, те моменты, которые они считают наиболее важными для её понимания. Акцент был сделан ими также на адаптации Лиссабонской стратегии к меняющимся условиям.

Так, Я.Бегг напомнил, что сверхзадача Лиссабонской стратегии состоит не столько в том, чтобы принудить к чему-то, сколько в том, чтобы научить. Ставка делается на распространение передового опыта, его активное освоение и использование для достижения целей стратегии. Цели дополнены критериями оценки поэтапного их достижения. Даётся страновой разрез. Тем самым решаются задачи перекрестного контроля друг за другом. Первоначальная стратегия, принятая в 2000, была пересмотрена в 2005 году. С тех пор она продолжает уточняться. Методология – принятие конкретных планов действий на национальном уровне.

Отличительная особенность пересмотренной стратегии – деление на главные цели, состоящие в экономическом росте и создании новых рабочих мест, и цели социальной вовлеченности и защиты окружающей среды стирается. Руководящим принципам придаётся статус ориентиров для всех стран. Устанавливается процедура периодической актуализации стратегии. Европейская комиссия обрабатывает национальные ежегодные отчеты и готовит рекомендации. В 2010 году ЕС подведет промежуточный итог и посмотрит, какие новые изменения в неё следует внести.

В стратегии экологический аспект ярко выражен. Идеология стратегии – важен не экономический рост, а его качество. Экология как раз и является параметром качества развития. Речь не идет о том, чтобы выламывать руки бизнесу, а учитывать то принципиальное требование, которое бизнес предъявляет власти: давать ему четкие долгосрочные ориентиры, чтобы он мог выстраивать под них стратегическое планирование своей деятельности.

Отдельно британский ученый высказал предположения в отношении того, что можно ожидать после 2010 года. Предполагается лучше увязать задачи Лиссабонской стратегии с энергетической политикой и процедурой принятия бюджета ЕС. В обязательном порядке будут установлены обновленные цели. Некоторые страны уже сейчас выполнили намеченное. Другие, как, например, Италия, существенно отстают. Но показатели для всех будут изменены.

Социальное и научно-техническое измерение стратегий

Участники заседания обстоятельно обсудили научно-техническую и социальную составляющие стратегий экономического развития России и ЕС. С вступительным комментарием по этой группе вопросов выступил директор Маастрихтского центра экономических и социальных исследований по инновациям и технологиям Люк Соэтэ. Он показал, что на словах практически все выступают за более эффективное использование достижений науки и техники в целях развития, за ускоренный научно-технический прогресс. На практике делается гораздо меньше. Так, расходы на исследовательскую деятельность в бюджете ЕС начали расти относительно недавно. Удельный вес таких расходов остается сравнительно скромным. Но и отдельные страны тратят на НИОКР не так много. Более того, разрыв между ними по этому показателю чрезвычайно велик. Внутри ЕС он примерно такой же, как между различными регионами Российской Федерации. И это является серьёзным препятствием на пути инновационного развития.

Во многом схожая ситуация на социальном фронте. Разрыв в уровнях экономического развития между отсталыми районами Болгарии и Люксембургом достигает 27 раз. Такой же разрыв характерен для Российской Федерации, где финансовые, индустриальные и нефтедобывающие районы живут неизмеримо вольготнее и богаче, чем депрессивные регионы.

В ЕС эту проблему хорошо видят. Важность её решения понимают. И давно. Поэтому в реестре политик ЕС социальное сплочение занимает столь видное место.

Подробный анализ социальной сферы Российской Федерации дал член-корреспондент РАН, первый заместитель директора Института экономики РАН Дмитрий Евгеньевич Сорокин. Он привел конкретные статистические данные, характеризующие ситуацию с преодолением бедности и обеспечением занятости населения. В частности, он подчеркнул, что безработица в стране носит структурный характер. До осени 2008 года она снижалась, оставаясь, вместе с тем, на сравнительно высоком уровне. И это притом, что в стране очень не хватает рабочей силы. Острота проблемы со временем будет только усиливаться. Точно также проблема преодоления бедности в обозримой перспективе будет оставаться приоритетной задачей, стоящей перед российским обществом.

Но главной проблемой, требующей приоритетного внимания, российский эксперт назвал всё-таки увеличение социального расслоения, разрыв между бедными и богатыми, подрывающие, на его взгляд, социальную ткань общества. На передний план эта проблема вышла с момента экономического подъёма в России после дефолта 1998 года. Экономический рост не привёл ни к преодолению бедности, ни к уменьшению разрыва между бедными и  богатыми. Вывод - сложившаяся модель экономического роста порочна. Установленная плоская шкала налогов способствует консервации сложившегося положения. Его надо исправлять. Причём, во многом с учётом опыта других европейских стран и, в частности Европейского союза.

Перечень насущных социальных проблем, которые необходимо решать Российской Федерации, дополнил профессор, заведующий лабораторией институционального анализа экономического факультета Московского государственного университета Виталий Леонидович Тамбовцев. Он указал на отсутствие перекрестной легитимности ряда рыночных институтов в глазах населения, в том числе, частной собственности, и ослабление социальных лифтов общества. Как он отметил с сожалением, они совершенно не затрагиваются Стратегией 2020.

О том, какова ситуация в ЕС, рассказала профессор Института европейских исследований Свободного университета г. Брюсселя и Французского национального центра научных исследований Жанин Гётши. Оговорившись, что проблемы безработицы, бедности, маргинализации отдельных слоев населения, неравенства, старения населения также стоят очень остро, она сосредоточилась, скорее, на инструментарии, который имеется в ЕС для их решения. В техническом плане используемых мер, процедур и механизмов достаточно много. Они разнообразны. Некоторые из них вполне эффективны.

Но есть некоторый набор институтов как бы высшего уровня. К их числу относится, например, солидарность. Она является краеугольной основой социальной политики. Другой основой служит социальное партнерство. Новейшим поветрием стала «флексикьюрити».

Фактически социальную защищенность в ЕС и странах-членах даёт не только и не столько государство, - подытожили российские эксперты, - сколько гражданское общество с такими его институтами, как авторитет профсоюзов и влияние ассоциаций работодателей и т.д., которое в России пока не получило достаточного развития.

Что такое флексикьюрити, попробовал показать Я.Бегг. Первый элемент. В Дании потерявшие работу некоторое непродолжительное время получают очень высокие социальные пособия, но только если они соглашаются на переподготовку и переквалификацию. На это идет 4,5% ВВП. Второй элемент. Во Франции социальная защищённость работающих очень высока. Но исторически сложившаяся система создаёт преимущества для тех, у кого уже есть работа, оставляя за бортом тех, у кого её нет. Поэтому последнее время предпринимаются усилия по либерализации рынка труда. Третий элемент состоит в непрерывном образовании. Четвёртым является собственно социальная защита.

Но, признал профессор-исследователь Лондонской школы экономики и политических наук, многие специалисты предпочитают, всё же, иной подход, ориентирующийся на решение задач обеспечения социальной включенности личности.

Подводя итог этой части обсуждения, эксперты из России и стран ЕС пришли к общему выводу о невозможности и нецелесообразности механического заимствования социальных институтов друг друга, хотя накопленный опыт и может быть, при определённых условиях, чрезвычайно релевантным.

Экологическое измерение

Многие аспекты экологического измерения были в той или иной степени затронуты при изложении экономических стратегий России и ЕС и в ходе их общего обсуждения. Тем не менее, Я.Бегг счёл необходимым подчеркнуть, что экологическая составляющая экономической деятельности ЕС в дальнейшем будет только усиливаться. В частности, ЕС придаст большее значение снижению выбросов углекислого газа в атмосферу.

Но для успеха «зелёной» стратегии важно обеспечить несколько обязательных условий. В их числе – международное сотрудничество, переориентация инвестиций для производства конечных продуктов, удовлетворяющих перспективным экологическим требованиям, создание рабочих мест в тех секторах экономики, тех производствах и сфере услуг, от которых зависит решение поставленных задач в области охраны окружающей среды.

О том, как эти проблемы видятся из Москвы, рассказал председатель Комиссии по экологической политике и охране окружающей среды Общественной палаты Российской Федерации Владимир Михайлович Захаров. Большинство россиян озабочено экологической ситуацией. Правда, как показывают социологические опросы, по приоритетности они ставят эти проблемы где-то на 12-е место. Есть их осознание и в среде предпринимателей. Все сходятся в том, что в долгосрочной перспективе без улучшения качества жизни под углом зрения охраны окружающей среды не обойтись. Пренебрежение экологическими требованиями станет практическим ограничителем на пути развития и экспансии. Но делается мало.

Поэтому для России задача состоит в том, чтобы озабоченности общества отразить в позиции государства и государственных стратегиях экономического развития. Следующий шаг – разработка практических мер. Борьба с изменением климата пока вообще не нашла отражение в российской Стратегии 2020.

Экологическая общественность и гражданское общество России – естественный союзник Объединённой Европы в определении общей экологической повестки дня и создании стимулов для решения экологических задач. Мировой экономический кризис смешал всем карты, но он лишь отодвинул несколько на потом решение задач в области экологии. Он ни в коем случае не снял их с повестки дня.

Может быть, критический момент – нужно переформатировать ситуацию таким образом, чтобы экологически дружелюбное поведение стало выгодно бизнесу.

Позицию В.М.Захарова активно поддержала советник по экологическому праву Всемирного фонда дикой природы Екатерина Николаевна Хмелёва. Пока экологическую проблематику в основном продвигает гражданское общество. Оно же ставит вопрос о ратификации Россией соответствующих международных конвенций. Экологи России, зелёное движение, сторонники эффективной защиты окружающей среды, конечно же, приветствуют самое тесное сотрудничество с ЕС и государствами-членами на данном направлении.

Вопросы управления и международного сотрудничества

Обсуждению международной среды, в которой экономические стратегии России и ЕС будут осуществляться, и управленческой проблематике был посвящён завершающий круглый стол. В своём вступительном комментарии президент Института европейских исследований Свободного университета г. Брюсселя Марио Тэло подчеркнул несколько моментов. Период идеологической конфронтации в мире остался позади. Это создаёт принципиально иную, гораздо более благоприятную среду для международного сотрудничества. Эпоха однополярного мира тоже уходит в прошлое. Но одной констатации этого недостаточно. Необходимо разумно и рационально выстраивать многополярное взаимодействие. По всей видимости, речь идет о многоуровневом управлении международными процессами, в которое все вносят свой позитивный вклад.

В практическом плане работа должна вестись через все существующие международные структуры – ООН, организации семейства ООН, региональные организации, специфические институты, которые ЕС и Россия уже имеют или могли бы создать. Высказанные им рекомендации касались конкретных форм и направлений сотрудничества гражданского общества ЕС и России, их научного и экспертного сообщества.

М.Л.Энтин объединил в своем выступлении оценку эволюции трех уровней управления, важных, под углом зрения повышения эффективности взаимодействия России и ЕС: национального, наднационального и международного.

В России ставка на совершенствование механизмов управления и укрепление институтов стала государственной политикой. Важность этих вопросов подчёркивается во всех официальных заявлениях и документах последнего времени. Развёрнутая программа действий сформулирована в послании Д.Медведева Федеральному Собранию. В разряд институциональных в нём включены вопросы совершенствования государственного аппарата и повышения его ответственности перед обществом и подконтрольности населению, модернизации судебной системы, тонкой настройки федеративных отношений, укрепления местного самоуправления, продолжения реформы школьного и высшего образования, здравоохранения и др.

В отношении конституционного кризиса ЕС у российских специалистов складывается ощущение, что все его важность несколько переоценили. Проект принятия Конституции ЕС провалился. Процесс ратификации сменившего её Договора о реформе тоже буксует. Тем не менее, это не препятствует постепенной притирке ЕС к функционированию в формате почти 30 государств.

То, что заботит в настоящее время российскую сторону в гораздо большей степени, это частичная деградация политической и правовой культуры интеграционного объединения. Раньше государства-члены ориентировались на принятие оптимальных решений. Они подтягивались к высшему стандарту, задаваемому лидерами. Сейчас всё чаще решения принимаются не по высшей планке, а исходя из самого низшего общего знаменателя. Это хорошо видно на примере политики в отношении России.

И всё же политике сближения России и ЕС, политике сотрудничества и партнёрства нет, и не может быть альтернативы. Россия и ЕС должны плотно взаимодействовать во всех международных структурах.

Огромный неиспользованный потенциал – замороженные переговоры по новому базовому соглашению. Промедление с совершенствованием правовой основы сотрудничества бьёт по насущным интересам обеих сторон. Переговоры нужно срочно возобновлять.

В будущее соглашение следует заложить такие положения, которые бы способствовали реализации стратегий экономического развития России и ЕС.

Лучшему пониманию того, что в этом плане можно было бы сделать, и посвящен проект, в рамках которого состоялось первое заседание Группы экспертов высокого уровня.

© Марк ЭНТИН, д.ю.н., профессор, директор
Европейского учебного института при МГИМО (У) МИД России


2181
Распечатать страницу