Коллеги и друзья вспоминают Андрея Карлова

21.12.16

Коллеги и друзья вспоминают Андрея Карлова

Коллеги и друзья вспоминают Андрея Карлова

Андрею Карлову было 62 года. Сорок из них он отдал дипломатической службе, которая стала делом всей его жизни — до последнего дня.

Коллеги рассказывают, что кризис в отношениях между Турцией и Россией после того, как турецкие ВВС сбили наш военный самолет, Андрей Карлов воспринимал очень лично. Ведь к этому времени в отношениях двух стран удалось добиться серьезных сдвигов и в политике, и в экономике, подписать соглашение о «Турецком потоке» и многое другое. Летом 2013 года Андрей Карлов получил назначение в Турцию, а уже в феврале 2014 года открывал Центр российской науки и культуры в Анкаре.

«Вы знаете, всегда хочется большего. Что-то, конечно, не удалось сделать, но ведь центр только начинает работу, значит, у нас будет возможность осуществить наши неисполненные желания», — говорил тогда посол.

Эти вроде бы простые слова точно характеризуют Карлова. Коллеги говорят, в дипломатии он был перфекционистом, насколько вообще это возможно в дипломатии. Вот что говорит об этом его старший товарищ и коллега, председатель Совета Ассоциации российских дипломатов, бывший чрезвычайный и полномочный посол СССР в Ливии в 1986 −1991 годах Погос Окопов.

«От него всегда исходила какая-то энергия, как можно лучше что-то сделать. И видимо, на посту посла в Турции это его качество и сыграло против него. Потому что в этих условиях есть послы, которые очень осторожно ведут себя, а он был такой — не щадил себя», — говорит дипломат.

«Он сумел там стать известным, влиятельным послом, что немаловажно. Он сумел в этих трудных условиях четко проводить нашу внешнеполитическую линию. То мероприятие, которое обернулось столь трагически для него, это было мероприятие, призванное способствовать укреплению взаимопонимания между нашими странами», — рассказывает постоянный представитель России при ЕС, чрезвычайный и полномочный посол РФ Владимир Чижов.

Такая самоотверженность в работе, а также его сорокалетний дипломатический опыт помогли России и Турции, несмотря на весь негативный фон, переломить ситуацию. Президент Владимир Путин отметил огромный личный вклад Андрея Карлова в возвращение к добрым отношениям и сотрудничеству двух стран.

«Это был блестящий дипломат, он пользовался очень хорошей репутацией в стране пребывания, имел хорошие отношения и с руководством Турции, и с другими политическими силами, пользовался у них уважением. Андрей Геннадьевич был и очень интеллигентным, мягким человеком, добрым. Знаю это не понаслышке, поскольку знаком с ним лично. В течение моей последней командировки в Турцию осенью этого года он меня на протяжении всей поездки постоянно сопровождал», — рассказал президент.

Все, кто знал Андрея Карлова, коллеги и друзья, говорят о нем — добрый, мягкий в общении человек и гибкий дипломат, он, вместе с тем, обладал мощным внутренним стержнем и внутренней дисциплиной еще с института.

«Он мне как-то сказал — я свою жизнь без МИДа не представляю. Действительно, человек был очень увлеченный работой, интересующийся. Очень ответственный и очень надежный. Надежный — это, пожалуй, то слово, которое можно сказать», — рассказывает директор Центра российской стратегии в Азии Института экономики РАН, профессор кафедры востоковедения МГИМО Георгий Толорая.

Его давний студенческий друг борется со слезами. По словам Георгия Толорая, Карлов в МГИМО упорно изучал Корею, ее историю и язык. Он знал и любил страну, служил и в северной, и в южной части полуострова, поэтому назначение послом в КНДР в 2001 году все восприняли, как должное.

«Он запомнился, как очень знающий, блестящий дипломат, который мог найти решение в самых сложных ситуациях. При этом он сохранял какую-то отзывчивость, человеческую доброту и был очень приятным человеком, с ним было просто приятно общаться», — вспоминает чрезвычайный и полномочный посол РФ во Французской Республике Александр Орлов.

Все эти качества очень пригодились в КНДР — не самой простой стране для дипломата. Преимуществом Карлова здесь было то, что в отличие от послов многих других стран, помимо английского языка он свободно говорил на корейском. Общался с руководителями страны и дипломатами без переводчиков.

«Я могу сказать, что он был наиболее ценимым северокорейским руководителем российским дипломатом. У него было очень много встреч с Ким Чен Иром, в том числе, неформальных встреч, он действительно был доверенных лицом, можно сказать, Ким Чен Ира и многое сделал для усиления наших позиций в налаживании доверительных каналов связи и для того, чтобы сохранить мир на Корейском полуострове», — говорит Георгий Толорая.

Найти ключик к, прямо скажем, своеобразному руководителю Северной Кореи было непросто. Но это получилось. И это, конечно, очень помогало продвигать интересы России на Дальнем Востоке. Символом особых отношений посла с руководителем КНДР стал православный храм, который не без участия Карлова Ким Чен Ир лично распорядился построить в Пхеньяне. Позже во время визита патриарха Кирилла в КНДР именно в этом храме глава Русской православной церкви, будучи тогда митрополитом, обвенчал Андрея Карлова и его жену Марину. Нынешний посол России в КНДР Александр Мацегора присутствовал на венчании. Узнав о смерти друга, написал на странице МИДа в соцсети проникновенное письмо.

Вот выдержка из него: «Договаривались, что на пенсии, которая все равно когда-то случится, будем по очереди приезжать друг к другу на дачу. Мы не будем приезжать друг к другу на дачу. Потому что его больше нет, и половины меня тоже уже больше нет. Прощай, Андрей. Обещаю — в день, когда тебя положат в землю, над Пхеньяном будут звучать колокола православного храма Святой Живоначальной Троицы, который ты здесь строил, и где Святейший венчал вас с Мариной. А я держал над твоей головой венец с ликом Спасителя».

Певец Александр Скляр, лидер группы «Ва-Банк», как известно, в юности был дипломатом. И после окончания МГИМО он был распределен в КНДР, где тогда еще советником служил Андрей Карлов. По словам Скляра, он чувствует себя обязанным старшему товарищу, который искренне помогал ему обходить подводные камни дипломатической службы.

«Он производил впечатление человека очень целеустремленного, очень мотивированного на работу, и без любви к работе это бы у него не получилось. Нелепая, жестокая и трагическая смерть, смерть на боевом посту», — сказал он.

Александр Скляр посвятил Андрею Карлову свой концерт в МГИМО, состоящий из песен Вертинского. В самом начале музыкант попросил студентов отдать дань памяти российскому дипломату, погибшего на своем посту.

Расправа над главой российского представительства за границей — случай в нашей истории вопиющий. Трагедий подобного масштаба можно назвать всего три. В феврале 1829 года группа фанатиков разгромила российское посольство в Тегеране. Тело главы дипмиссии Александра Грибоедова, автора знаменитого «Горя от ума», опознали с трудом.

Спустя почти сто лет, 10 мая 1923 года, в Швейцарии во время проведения Лозаннской конференции был застрелен полпред СССР в Италии Вацлав Воровский. Швейцарский суд присяжных убийцу оправдал, что стало причиной разрыва дипотношений между странами на два десятилетия.

7 июня 1927 года в Варшаве был убит Петр Войков. Стрелка приговорили к пожизненным каторжным работам. Однако в итоге наказание смягчили, и убийца советского дипломата вышел на свободу через десять лет.

Павел ПЧЕЛКИН, Первый канал


1282
Распечатать страницу