Вторая конференция в рамках проекта «Под небом Южной Азии»

12 мая 2012

Вторая конференция в рамках проекта «Под небом Южной Азии»

Вторая конференция в рамках проекта «Под небом Южной Азии»

Вниманию преподавателей, аспирантов и студентов! 10-11 октября 2012 года в ИВ РАН состоится конференция «Движение и пространство» в рамках проекта «Под небом Южной Азии». С подробностями можете ознакомиться в Меморандуме конференции.

Меморандум

Центр индийских исследований Института востоковедения РАН и проект-группа «Под небом Южной Азии» (ПНЮА) продолжают проведение ежегодных Всероссийских конференций междисциплинарного характера «Под небом Южной Азии», посвященных избранной теме[1]. К участию приглашаются специалисты из разных научных сфер (в том числе, аспиранты, магистранты и студенты): историки, политологи, антропологи, филологи, религиоведы, искусствоведы, географы, экономисты и др., занимающиеся любой из стран Южной Азии (Индия, Пакистан, Бангладеш, Непал, Шри-Ланка, Бутан, Мальдивы) или регионом в целом. Круг вопросов и подходов может быть разнообразным, однако главным требованием остается соответствие темы доклада  проблематике  конференции. Убедительно просим внимательно прочитать наш меморандум.

Вторая конференция –  «Движение и пространство» – состоится 10–11 октября 2012 г. Ее основной темой станет «жизнь в дороге» (on move, en route), т.е. осмысленное/мотивированное – индивидуальное, групповое или массовое – перемещение Homo viator/mobilis, сопровождаемое освоением / присвоением / преобразованием  пространства. Наиболее ярким свидетельством такого «движения» является вторжение индоарийских племен на территорию Южной Азии и их продвижение вплоть до крайней точки – Мальдивского архипелага. Через почти три тысячелетия не менее судьбоносным стало проникновение в Индию первых носителей ислама. В XVIII в. «движение» самых разные потоков – от афганских и маратхских армий до британских и французских войск – определило характер этого и последующего столетия[2].

Инициаторы исследования Южно-Азиатского субконтинента в терминах «циркуляции», т.е. с возвратом в исходную точку, отмечали: «Если индийскую цивилизацию должно определять в терминах великих эпосов, как на этом часто настаивают классические индологи, мы, безусловно, должны что-то выжать из того факта, что и „Рамаяна“ и „Махабхарата“ в значительной степени сосредоточены на отношениях между неподвижностью и круговым движением (circulation), между жизнью странника и жизнью сидящего на одном месте царевича»[3]. «Выжать» из этого можно уже то, что передвижение эпических героев стало инструментом сакрализации субконтинента, обеспечив тем самым многовекторные варианты последующих паломничеств, военных кампаний, политических шествий и научных экспедиций.

Мы предлагаем к исследованию, не «что», а «как», не результат, а процесс, не stasis, а dynamics и, главное, не «вообще», а «в частности»: именно такой подход обеспечит обзор движения в пространстве  под «небом Южной Азии». Например, при анализе тиртха-ятр – классической формы индусского паломничества, нас интересует не тиртха (святыня), а ятра – движение к ней; при рассмотрении зийяратов – не ритуалы в Аджмере, а маршрут приближения к даргаху, соединяющий ряд мусульманских объектов поклонения. Что происходит в дороге (за исключением так называемой «ритуальной ходьбы») и какие смыслы вложены в физическое преодоление пространства – это основные вопросы, которые мы хотим обсудить на конференции.

Среди возможных тем наиболее очевидными представляются (в произвольном порядке):

1) Способы и смыслы передвижения богов и святых (альвары и наянары, маханубхавы и варкари, джайны и суфии; неогуру); формирование религиозных традиций, общин и пространств посредством локомоции («обход 84 лесов» в Брадже, «обход реки Нармады», вари в Махараштре), соединение движением компонентов сакральной комплектации: «огненные лингамы», аштавинаяки, шакти-питхы и т.д.), паломничества и религиозный туризм;

2) Передвижения номадов, кочевников, пастушеских племен, бродячих профессионалов (бхаты [толкователи священных текстов, сказители и составители родословных], джангамы [шиваитские жрецы], джоши [астрологи], гумасты [посредники], исполнители [актеры, циркачи, танцовщики], торговые касты – марвари и т.д.), дозорные и шпионы (см., например, рекомендации Артхашастры, роман Ким Р. Киплинга, исследование Empire and Information. Intelligence Gathering and Social Communication in India. 1780 –1870, C.A. Baily );

3) Осуществление/демонстрация власти:  ашвамедха и тиртха-ятра как царские ритуалы, циркуляция воды и песка между «пограничными столбами» в Маратхской конфедерации, перемещения высших лиц (императоры [Аурангзеб], раджпутские князья, пешвы,главные министры, лидеры партий), инспекционные и пропагандистские поездки (колониальные чиновники и бюрократы современной Индии, общественные активисты); передислокация войск, военные маневры, патрулирование; политические ятры как средство идеологического завоевания;

4) Создание инфраструктуры движения: речная навигация, почтовые маршруты, дороги и стратегические шоссе, железные дороги  (ср., например, 27 Down New Departures in Indian Railway Studies, Jan J.Kerr), автобусное сообщение; путевые дворцы, паломнические приюты и гостиницы, почтовые бунгало и правительственные «гостевые дома», станции и вокзалы; способы соединения разрозненного в целое – сельские дороги, мальдивские атоллы и т.д.);

5) Исторические рабочие миграции (см., например, Sea of Poppies, Amitav Ghosh); трудовая мобильность;

6) Движение в литературе и кинематографе: жанр поэм-посланий в санскритской, тамильской и сингальской литературах; колониальная литература путешествий (см. Imperial Eyes: Travel Writing and Transculturation, M. Pratt); тема «поездов и железной дороги» (см., например, The Great Railway Baazar: by Train though Asia, Paul Theroux); road-movie;

7) Семантика пространственных понятий marg(а), panth, rasta, vat и др., видов движения desantar, sthalantar, bhatkanti, tirthantar, paryatan, desatan, bhiksatan и др.; глаголов движения в индийских языках. Языковое членение пространства, понятие  «близко» и «далеко», «близость» и «удаленность».

Все эти сюжеты объединяются описанием происходящего в «дороге», «на пути», «в переезде», наконец, «в перелете», т.е. собственно физическим движением (а не движением-метафорой) в пространстве, лежащем «под небом Южной Азии».

Просим высылать тезисы (не более страницы, в формате doc или rtf) на два электронных адреса: indology@mail.ru  и iri_glu@cnt.ru  (Ирина Петровна Глушкова, руководитель проект-группы ПНЮА) до 01.09.2012. Мы оставляем за собой право отклонять заявки, не соответствующие теме конференции. Время на доклад – 20 мин., на обсуждение – 15 мин.

Конференция состоится по адресу: Москва, ул. Рождественка (м. Кузнецкий мост), 12, Институт востоковедения РАН.



[1] На Первой конференции ПНЮА –«Портрет и скульптура», прошедшей 12–13 октября 2011 г.,  было представлено 22 доклада; к изданию готовится  расширенная публикация по теме конференции (отв. ред. И.Т. Прокофьева).

[2] Преимущественно глобальные перемещения такого масштаба рассматривает А.В. Головнёв, предлагая считать «антропологию движения» самостоятельной дисциплиной с собственным понятийным аппаратом: Антропология движения. Древности Северной Евразии, Екатеринбург: УрО РАН; «Волот», 2009.  «Движение» в качестве исторической категории – на примере исследования паломнической практики маратхов – выделяет И.П. Глушкова: Подвижность и подвижничество. Теория и практика тиртха-ятры, М.: Наталис, 2008; см. ее же Паломничество как фактор социокультурной и политической истории Индии (X–XX вв.), автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора исторических наук (доступен в интернете).

[3] (Eds.) Claude Markovits, Jacques Pouchepadass, Sanjay Subrahmanyam. Society and Circulation. Mobile People and Itinerant Cultures in South Asia. 1750–1950. Delhi: Permanent Black, 2003/2006.


Распечатать страницу