Геноцид армян: с болью в сердце

24 апреля 2009

Геноцид армян: с болью в сердце

Геноцид армян: с болью в сердце

Должна ли историческая память мешать современным отношениям между двумя нациями? И возможно ли примирение между турками и армянами? С этими вопросами мы обратились к доценту кафедры мировой литературы и культуры МГИМО Заруи Мигранян, председателю Азербайдзанского землячества Натигу Алиеву и председателю Французского землячества Мишелю Бессону.

Заруи Андраниковна Мигранян,
доцент кафедры мировой литературы и культуры МГИМО

Коснулся ли геноцид армян Вашей семьи?

Мои предки жили на территориях, которые сейчас не относятся к Армении географически: папины родственники – из турецкой Армении, а мамины – из Нагорного Карабаха. Геноцид армян начался ещё до 1915 года, притеснение со стороны турок-османов существовало уже в 80-90 гг. XIXвека. По семейному преданию, в 1915 году турки-побратимы среди ночи предупредили семью моего деда, что вот-вот начнётся резня. Во время бегства мой дедушка потерялся. Прибиваясь к разным семьям беженцев он добежал до города Кропоткин (Краснодарский край). Это был шестилетний мальчик, который не мог нормально назвать свою фамилию. И существует версия, что мы не Миграняны, а Мелконяны, поскольку, когда дед нашёл своего старшего брата, у него была именно эта фамилия, но звали его Мигран. После революции дед работал на фабрике. Там же он познакомился с моей бабушкой. Оба они на тот момент не говорили по-армянски, но после свадьбы переехали в Ереван и почти позабыли русский язык. Когда началась Великая Отечественная война, деда мобилизовали на второй день. Сначала он охранял границу с Ираном, а в декабре дивизию, где служил дед, бросили в летней форме под Москву, где он отморозил ноги и на всю жизнь остался инвалидом. Самое интересное, что его отправили в госпиталь в Азербайджан.

В каком возрасте Вы впервые узнали о геноциде?

А как я могла о нём не узнать? Геноцид армян – это то, что каждый из нас впитывает с молоком матери. Это как знание о себе, чувство принадлежности к своему народу. Но справедливость до сих пор не восстановлена. Геноцид не признан, и его не собираются признавать.

Почему для армян так важно это признание?

Когда разрабатывался план геноцида евреев, Геббельс говорил: «И не бойтесь суда истории. Кто сейчас помнит геноцид армян?». А ведь прошло совсем немного лет – его уже никто не помнил. 1,5 миллиона человек уничтожили на месте, а ещё столько же загнали в месопотамскую пустыню, где они погибали в невыносимых мучениях. Турция не хочет признать это по многим причинам. Одна из них - это то, что надо не только признать, но и что-то делать при этом. Многие из армян, которые подверглись геноциду, были достаточно состоятельными людьми, у некоторых была застрахована жизнь в швейцарских банках. То есть можно начать требовать выплат. Пострадает и репутация Турции. У меня есть друзья, которые говорят: «Что вы, армяне упираетесь. Нас, русских, тоже истребляли немцы, но это не мешает нам строить отношения с Германией сейчас». Да, но русские войска входили в Берлин. Канцлер ФРГ Вилли Брандт стоял на коленях и просил прощения у еврейского народа. И от того, что эти признания состоялись, легче жить.

Возможно ли, на Ваш взгляд, примирение между турками и армянами?

Мой отец (Андраник Мигранян – известный политолог, Прим. авт.)  однажды замечательно сказал, если мы будем собираться 24 апреля и только плакать и говорить, как мы пострадали, это значит, что мы потерпели поражение. Нужно жить дальше, много работать, пытаться сохранить себя и добиваться справедливости. И люди действительно работают. Когда мы с родителями были в США в 1990 году, американские армяне устраивали митинги вокруг Конгресса с призывами к справедливости для своей страны. В Америке даже существует организация турецко-армянского воссоединения(Turkish-ArmenianCommittee). Она занимается урегулированием конфликта, который уже всем очень надоел. К тому же по последним социологическим опросам, около 20% населения Армении считают главной проблемой своей страны – плохие отношения с Турцией. Я читала книгу турецкого автора Танера Акчама «Турецкое национальное «я» и армянский вопрос». В начале книги он пишет, что ему, как турку, больно осознавать, что его народ оказался на такое способен. А далее пытается разобраться, как сформировалось турецкое «я» и почему для его раскрытия нужно было устраивать геноцид армян. Ведь армяне были гражданами Османской империи, платили налоги и работали на процветание этой страны. За свои политические взгляды автор был приговорён к десяти годам тюремного заключения и был вынужден бежать из Турции в Германию. Это значит, что есть турки, которые признают ошибки своих предков.

Должна ли, на Ваш взгляд, историческая память препятствовать политическим и экономическим отношениям между Арменией и Турцией?

Если рассматривать эту ситуацию на примере, скажем, Франции и Англии, то здесь очевиден здоровый европейский прагматизм. Между ними была и столетняя война, и английский король претендовал на французский престол до 1802 - однако всё это не мешает им сегодня строить отношениям. Армяне в этом плане, наверное, более эмоциональны и импульсивны, слишком громко звучит голос крови. Но ведь и с Азербайджаном очень тяжёлые отношения из-за Нагорного Карабаха. Когда происходили события в Нагорном Карабахе, армянское кладбище в Баку было уничтожено. В память об этом в Москве был установлен монумент брошенных могил.

Что Вы обычно делаете 24 апреля?

Иногда моя семья и я посещаем церковь, памятные мероприятия, которые устраивает Союз армян в России. Но самое главное для нас в этот день просто собраться вместе. Вчера меня пригласили на показ фильма «Майрик» в пятницу, и я понимаю, что приду и буду рыдать, ведь геноцид армян имеет отношение непосредственно ко мне и к моим корням.

Натиг Алиев,
председатель Азербайджанского землячества

Как Вы оцениваете позицию Азербайджана по отношению геноциду армян?

Безусловно, геноцид является  преступлением против человечества. Виновники должны понести наказание. Азербайджанский народ на протяжении своей истории не раз подвергался геноциду дважды, в начале 20 века, и в конце его. В последний раз геноцид был не так давно, прошло 17 лет.

Позиция Азербайджана по данному вопросу состоит в том, что Азербайджан поддерживает призыв Турции к Армении вместе изучить архивные документы о трагедиях, произошедших на территории Османской империи в 1915-1917 годах, который отвергает армянская сторона.

Мишель Бессон,
председатель Французского землячества

Мишель, расскажите, каково отношение к армянам во Франции?

Французы очень хорошо относятся к армянам. Как известно, наша страна первой в Евросоюзе официально признала геноцид армян. Это было 29 января 2001 года. В нашей стране находится самая большая диаспора этого народа в Европе. Во Франции живут армянский актёр и режиссёр Паскаль Легитимус, Мишель Легран (музыка к кинофильму «Шербургские зонтики»), певец Чарльз Азнавур.

Тот факт, что Франция препятствует вступлению Турции в Евросоюз, как-то связан с геноцидом армян?

Да, конечно. Первое условие для принятия Турции в ЕС –  признание этой страной преступления против армянского народа. Во Франции даже существует закон, по которому за отрицание факта геноцида армян человек может получить наказание в виде одного года тюрьмы и штрафа в размере €45 тыс. ($56,4 тысячи).

Почему Франция так активно защищает Армению?

Во Франции проживает около 450 тысяч армян. Многие из них оказывают влияние на политическое развитие общества, например, бывший премьер-министр Эдуард Балладур, глава министерства связи Патрик Деведьян. Однако защита Армении для нашей страны не только политический, но и моральный шаг. Франция – это демократическое и толерантное государство, для которого не приемлем геноцид.

Французское землячество примет участие в мероприятиях 24 апреля?

Месяц назад мы заключили с Армянским сообществом МГИМО договор о дружбе, по которому мы обязываемся помогать друг другу в наших совместных проектах. И первым из них станет показ фильма «Майрик» выдающегося режиссёра, французского армянина Анри Вернея.

Материалы подготовила Наталья Златкина,
Отдел СМИ и PR Совета землячеств МГИМО


Распечатать страницу