Заседание Научного объединения кафедры

25 марта 2008

Заседание Научного объединения кафедры

25 марта 2008 года состоялось очередное заседание Научного объединения кафедры. С докладом на тему "Процесс мены ролей в диалоге" выступил А.А. Тымбай.

Тезисы доклада Тымбая А.А. на тему «Процесс мены ролей в диалоге»

Изучению диалога посвящено множество работ как в отечественной, так и в зарубежной лингвистике. В самом общем виде можно выделить два современных направления  исследований разговорной речи:

  1. анализ тематико-содержательной составляющей;
  2. изучение структурной организации.

С позиций тематико-содержательного направле­ния изучается взаимодействие партнеров по ком­муникации, а именно: вопросы, касающиеся  координации усилий партнеров, вопросы о содержательных единицах разговорного акта (диа­лога), о формах и методах смены темы в ходе общения.

В рамках структурного направления рассматриваются вопросы, связанные с выявлением и описанием структурных единиц разговорной коммуникации (диалогических единств, диктем, сверхфразовых единств), установлением их иерархии, а также актуальные для нас проблемы построения и мены коммуникативных ролей.

Многочисленные исследования речевого общения доказали, что диалог является упорядоченным коммуникативным процессом, однако определение принципов этой упорядоченности, механизмов диалогического взаимодейст­вия остается задачей, еще  до конца не решенной в современной лингвистике.

В общем виде диалог как форма речевой коммуникации представляет собой общение двух субъектов посредством языка, когда реплика сменяется ответной фразой и происходит постоянная мена ролей. Таким образом, мена коммуникативных ролей «говорящий – слушающий» является основной определяющей характеристикой диалогического общения.  

Следует, однако, отметить, что провести изучение механизмов мены роли, оставаясь при этом исключительно в рамках интонологии и коммуникативной фонетики, предметом исследования которых и является устная речь, достаточно проблематично, поскольку  подобное исследование предполагает  обязательное включение в область рассмотрения ролевых и психологических факторов, способных оказывать влияние на процесс мены ролей. Неоценимую помощь в анализе структуры диалога оказывают достижения психолингвистики и лингвистической прагматики, которые подчеркивают существенность таких факторов, как цель и предмет высказывания, взаимоотношения партнеров, их отношение к предмету разговора, обстановка протекания диалога и др. 

 В результате под термином «диалог» в современной лингвистике подразумевается «сложное речевое явление, состоящее, кроме собственно текста реплик, из экстралингвистических составляющих, включающих  цели языковой личности, социальные, то есть статусные, характеристики и психологические особенности коммуникантов» (определение Е.С.Киреевой).

 Сложность состоит в том, что диалог формируется  как процесс и продукт речевой деятельно­сти двух  коммуникантов, включающий как знания говорящего, его мнения, ус­тановки, намерения, так и учет таких знаний, мне­ний и т.п. у адресата. Отсюда следует закономерный вопрос: как в условиях столкновения целей, намерений и задач коммуникантов не возникает вербального хаоса? Ведь в подавляющем большинстве диалогов коммуниканты последовательно сменяют друг друга, и при этом не происходит наложения реплик  и не образуются длительные паузы.

В европейских и американских исследованиях диалога можно проследить несколько основных подходов, каждый из которых предлагает собственную модель, объясняющую соотношение ролей во внутренней структуре диалога.

 Суть сигнальной модели  диалога состоит в том, что каждая реплика  обязательно сопровождается набором сигналов, которые выполняют функцию маркеров, побуждающих реакцию со стороны слушающего.   Следует, однако, отметить, что  данная модель не  соотносит сигналы мены роли с контекстом диалога и  личностью, которая пользуется этими знаками  для выражения своих коммуникативных намерений. 

Исследователи, разрабатывающие последовательную модель диалога, считают возможным выделение целого ряда достаточно сложных правил  чередования реплик в диалоге. Между тем соблюдение этих правил участниками требовало бы от них больших  когнитивных усилий и временных затрат, тогда как между репликами в диалоге редко образуются ощутимые на слух паузы.

Выделяемая рядом исследователей инициативная модель диалога объясняет порядок мены ролей  перераспределеним речевой инициативы. Под «инициативой» в данном случае понимается ведущая роль в ком­муникативной деятельности на определенном этапе диалога. Недостатком данного подхода является отсутствие соотнесения стратегических действий коммуникантов с речевыми средствами их выражения.

Учитывая все плюсы и минусы существующих подходов, мы сделали попытку провести комплексное изучение процесса мены ролей, где принимались во внимание как речевая реализация тактик и стратегий участников диалога, так и просодические маркеры положенного места мены роли. 

В рамках исследования мены роли основную оппозицию составила   так называемая  гладкая и негладкая мена роли.

Гладкой меной  считается смена говорящего, протекающая без прерываний партнера,  то есть говорящие не перебивают друг друга, а дают  возможность  закончить мысль, при этом в момент мены не образуется длительная пауза. Например:

  • He is taking it to heart but he is not doing it.
  • They are not doing it at the moment.

Гладкая мена роли отмечается более чем в  80 % случаев симметричных кооперативных диалогов. 

К негладкой мене роли можно отнести 16% от общего числа мены реплик.  Большинство из них  составили прерванные реплики. Характерной чертой этих реплик  является  отсутствие рематического компонента, что в сущности не позволяет рассматривать их как состоявшиеся, полноценные высказывания. В подобных случаях мена роли происходит вопреки желанию говорящего.

Например:

  • ou know, I’m… 
  • The system is rotten and basically nothing will make it any better.

Для того чтобы лучше понять различие между гладким и негладким переходом от реплики к реплике, стоит упомянуть  ключевое понятие внутреннего устройства диалога. Речь идет о так называемом «положенном месте мены роли» -  отрезке высказывания, где начало вторым участником новой реплики не будет расцениваться как прерывание, а напротив, будет воспринято как ожидаемое. 

Существует множество определений положенного места мены роли, рассматривающих его с позиций синтаксиса, семантики и прагматики.  Предполагается наличие данного отрезка диалога в  точках завершения фраз, высказываний или односложных конструкций. Однако, принимая во внимание тот факт, что любой диалог представляет собой, прежде всего, звучащий текст, легко прийти к следующему выводу: важнейшая роль в определении положенного места мены роли принадлежит интонации. Следовательно, речевая интонация либо сигнализирует возможный конец высказывания, либо препятствует смене коммуникативной роли. В  частности, в английском языке желание уступить роль передается падением мелодического контура на последнем полноударном слоге, который является наиболее информативным в передаче значения завершенности. И наоборот: использование говорящим ровного мелодического контура является средством, препятствующим смене роли.

Однако остается вопрос о том, что же является основополагающим фактором, определяющим, каким будет переход от реплики к реплике. Уже упоминалось, что в любом диалоге всегда важны все составляющие экстралингвистической ситуации, в том числе статусно-ролевые характеристики говорящих, и все-таки определяющими здесь являются:

  • принципы кооперации;
  • общие стратегии ведения диалога.

В большинстве аутентичных диалогов изначально предполагается, что  участники по возможности придерживаются правил кооперативного общения, целью которого является совместное продвижение в плане речевого взаимодействия.  Между тем языковое общение не всегда однородно. Количество прерываний в диалогах некооперативных типов, например, конфликтных, может достигать 80% и увеличиваться с повышением скорости протекания акта коммуникации. Тем не менее, наличие большого числа прерванных реплик далеко не всегда подразумевает отрицание правил кооперативного общения. В целом ряде случаев прерывание  партнеров по диалогу может быть объяснено феноменом «речевого прогнозирования» - сложным процессом, обусловленным комплексной структурой и правилами языка. Находясь в общем языковом контексте, участники диалога зачастую могут предсказать слово или фразу задолго до ее произнесения. В подобных ситуациях допускается прерывание партнера с целью сокращения времени, затрачиваемого говорящими на достижение коммуникативной цели.

В большинстве остальных случаев мы имеем дело с сознательным прерыванием говорящего с целью реализовать ту или иную диалогическую стратегию.

Коммуникативная стратегия ведения диалога включает в себя поставленную цель (убедить, разубедить, заставить, уйти от ответа), а также возможные способы ее достижения. В естественной языковой среде трудно  представить себе ситуацию, когда поставленную задачу можно было бы решить с помощью одного обращения  к собеседнику.  Решение, как правило, состоит из серии последовательно выстроенных речевых ходов, представленных репликами-высказываниями. По ходу диалога участники  корректируют собственные действия и выбирают языковые средства выражения в зависимости от сложившейся ситуации, контекстных последствий предыдущих ходов и доступных речевых ресурсов для проведения последующих.

Простейшим примером применения речевой стратегии в диалоге является желание участников повлиять на ход повествовательной линии. При гладкой смене роли  коммуникант, как правило, согласен с предлагаемой информацией. Реплика собеседника, начатая в положенном месте, продолжает естественное течение диалога, не нарушая его структуру. В то же самое время любое высказывание, не отвечающее данному условию, будет расцениваться как прерывание, вызванное желанием скорректировать ход повествовательной линии.  Здесь необходимо отметить, что разного рода прерывания и «захваты» коммуникативной инициативы являются мощнейшим инструментом воздействия на собеседника.

В заключение хотелось бы проиллюстрировать некоторые из числа возможных  диалогических тактик примерами из диалогов. Эти варианты, безусловно, не являются единственно верными, однако их анализ может существенным образом упростить понимание сути коммуникативных стратегий.

 1) Тактика корректировки хода мысли собеседника встречается, по нашим данным, в 40 % случаев от общего числа прерываний собеседников. При использовании данной тактики слушающий прерывает говорящего  короткой репликой-вопросом, причем грамматический тип вопроса не принципиален и может варьироваться от случая к случаю. Для данной тактики не характерно использование прерывающих высказываний сложной структуры, имеющих в своем составе более одной интонационной группы. Реплики, как правило, носят характер комментария и связаны с рематическим или тематическим компонентом предыдущего высказывания.

  • ell, I… I agree very much with your promise that America’s an important potential ally in promoting human rights around the world. It has probably done more…
  • It’s a biggest ally, isn’t it?

2) Тактика продолжения собственной, начатой ранее, мысли при игнорировании высказывания собеседника характеризует 17 % прерываний. Данная тактика имеет, как правило,  сложную структуру, распространяющуюся на несколько реплик. В общем виде ее можно охарактеризовать следующим образом: говорящий  завершает реплику А, слушающий, воспользовавшись предоставленным местом смены роли, начинает реплику В, однако не имеет возможности ее закончить, поскольку первый говорящий , игнорируя ее содержание, прерывает ее, произнося реплику С, являющуюся логическим продолжением реплики А.  При этом реплика В, несмотря на то, что она была инициирована в положенном для смены месте, редко имеет хотя бы одну завершенную интонационную группу.

  • ou are trying to represent some of the Britons.   А
  • Right, there’ve been of course…                        B
  • Are they in the hope of that?                            C

3) Тактика навязывания собственного мнения относительно обсуждаемой темы при игнорировании позиции собеседника (14,5 %), как и предыдущая, имеет тенденцию к более сложной, нежели двухрепликовое образование, структурной организации, хотя могут быть отмечены и упрощенные схемы. В большинстве случаев ее использование выглядит как подведение итога в вопросе, вызвавшем несогласие коммуникантов друг с другом. При этом, прерывая реплику для итогового заключения, говорящий использует коммуникативную инициативу исключительно для декларирования собственной позиции, достигая тем самым поставленную им  цель убеждения.

  • There is a discussion. Again… this is… 
  • But it’s not at least open.
  • This is… well…
  • It’s not on the agenda. The Pope doesn’t want even to discuss these issues.

Находясь в естественной языковой среде, мы склонны не замечать подобных прерываний, однако в диалоге на иностранном языке или при обучении такому диалогу, необходимо уметь правильно воспринимать и адекватно реагировать на возможные форматы протекания диалога в зависимости от социо-культурного контекста, в котором мы находимся. Имитация  подобных стратегий, правильно выбранные цели и установки могут существенным образом нивелировать различия между учебными и аутентичными диалогами, а значит - стать еще одним шагом в достижении студентами языковой компетентности.


Распечатать страницу