Иван Марущак: «Без наших студентов проблему с военным переводом в министерствах закрыть будет сложно»

10 августа 2009

Иван Марущак: «Без наших студентов проблему с военным переводом в министерствах закрыть будет сложно»

Иван Марущак: «Без наших студентов проблему с военным переводом в министерствах закрыть будет сложно»

Практически все учебные отделения университета давно ушли на каникулы, а военная кафедра продолжала работать. И вот наконец 23-24 июля студенты последнего года обучения сдали государственный экзамен, причем без единой двойки. Как говорится, отстрелялись. Мы встретились с начальником военной кафедры полковником Иваном Ильичом Марущаком и поговорили об особенностях работы вверенного ему подразделения, о том, как проходит в стенах университета военная реформа, а также о плюсах получения в МГИМО военно-учетной специальности.

Расскажите, пожалуйста, об итогах работы военной кафедры за прошедший учебный год.

Во-первых, это результаты государственного экзамена. Из 232 студентов, заканчивающих военную кафедру в этом году, успешные оценки получили все — это уже очень хороший итог. Если же говорить в целом о том, как мы работали, нужно иметь в виду ситуацию в стране. Сейчас активно осуществляется военная реформа, и наша кафедра, к сожалению, под нее попала. Выражено это в том, что в соответствии с постановлением Правительства у нас осталось всего две офицерских должности — моя и одного из моих заместителей.

А раньше было сколько?

Раньше было тридцать четыре, теперь тридцать две из них — гражданские. Конечно, на гражданские должности могут назначаться только офицеры запаса, то есть люди, которые имеют соответствующую специальность, но в любом случае как таковой военной кафедры, состоящей из офицерского корпуса, больше нет. Фактически положение, которое существовало с 1944 года, когда кафедра была образована, прекратило свое существование.

Нынешняя военная реформа проходит очень тяжело, т.к. отсутствует должная законодательная база. Так, мы не получали никаких официальных приказов для проведения организационно-штатных мероприятий, однако вынуждены были действовать в соответствии с этими мероприятиями. Как минимум, мы не могли продлить службу офицерам, у которых закончился контракт или подошел возраст, когда они служить уже не имеют права. Поэтому на сегодняшний день мы уволили в запас больше половины офицеров военной кафедры. Я всеми способами старался удержать необходимое для проведения сборов количество офицеров в строю. Сборы — это итоговое и очень важное мероприятие военной кафедры, проводится оно частично в войсках. Мы выезжаем в учебный центр Военного университета — это родственный вуз, который заканчивали большинство наших сотрудников, там готовят профессиональных военных переводчиков. Другая часть сборов — переводческое учение, то есть работа с иностранными документами и заодно подготовка к госэкзамену, — проходит в МГИМО.

Со следующего года у нас появится еще одна проблема. Дело в том, что офицеры, уволенные в запас, теряют с точки зрения доходов. Если раньше их службу оплачивало Министерство обороны, теперь они получают обычные преподавательские ставки. Учитывая то, что сложностей в работе военной кафедры часто намного больше, чем в работе других кафедр, преподаватели, уволенные в запас, могут от нас уйти. Ведь кафедра занимается не только учебно-методической и научной деятельностью, у нас есть масса дополнительных обязанностей — набор, аттестация, присвоение воинских званий, ведение личных дел, военно-патриотическая работа, сборы и т.п. Наши преподаватели и раньше пользовались спросом у других кафедр университета, как классные специалисты. Каким-то образом заинтересовать их в том, чтобы они остались после увольнения в запас, не перешли куда-то еще или вовсе не уволились из университета, будет достаточно сложно. Но мы постараемся справиться. Ректорат нам помогает. Возможно, будут найдены механизмы для того, чтобы компенсировать офицерам потери, связанные с увольнением из вооруженных сил.

Военная реформа отразилась только на кадрах?

Нет. Наша кафедра стала работать по совершенно новым правилам. Еще в прошлом году набор студентов проводил университет. Происходило это всегда осенью: ребята переходили на второй курс и получали право пойти учиться к нам. Набор желающих и все необходимые для этого комиссии проводили мы сами. Начиная с этого года, этим официально занимается Главное управление кадров Министерства обороны. Отныне набор проводится весной. Поэтому 16 марта мы развернули PR-компанию. Действовали через портал МГИМО и сайт Студенческого Союза, через деканов и начальников курсов, транслировали рекламу военной кафедры посредством плазменных панелей. Весь вопрос состоял в том, чтобы предупредить первокурсников и их родителей о том, что прийти к нам с документами они должны уже весной, а не осенью после каникул, как это было много лет подряд, и если они по каким-либо причинам не успеют этого сделать — мы ничем не сможем помочь. Мы закончили всю подготовительную деятельность, собрали необходимые документы, провели медкомиссию, а затем все материалы были переданы представителям из Министерства обороны, которые осмотрели кафедру, ознакомились с учебным процессом, с нашим личным составом и утвердили итоговый протокол.

Еще одна особенность заключается в том, что мы стали подчиняться другому управлению Главного управления кадров Министерства обороны и работаем теперь с совершенно новыми людьми. Понятное дело — нужно выстраивать отношения. К тому же меня назначили на должность начальника только первого марта этого года. То есть мало того, что начальник кафедры поменялся, да и еще и новое законодательство и все связанные с этим вопросы. Для нашей кафедры год был сложный. Однако, несмотря на это, результаты очень хорошие. Мы приняли на кафедру 262 человека. Анатолий Васильевич очень серьезно к этому отнесся, включил в нашу отборочную комиссию двух проректоров — по учебной и социально-воспитательной работе. У нас даже осталось несколько свободных мест, а это значит, что мы взяли всех, кто изъявил желание. Студенты, прошедшие медкомиссию и сдавшие необходимые документы в срок были допущены к военной подготовке приказом ректора. Это что касается новобранцев. В старшем звене студенты 4 июля были приведены к присяге в учебном центре, ректор при этом присутствовал. По итогам тридцатидневных сборов — всего 15 удовлетворительных характеристик, остальные — хорошие и отличные. Так наших студентов оценили представители вооруженных сил. Помимо этого высокую оценку нашей деятельности дал председатель комиссии из Министерства обороны — один из руководителей Главного управления кадров. Он был под впечатлением от того, как хорошо оснащена наша кафедра. Оборудование, ремонт — все как положено. Университет снабжает кафедру наравне со всеми другими подразделениями.

Могу сказать, что в целом, несмотря на все неурядицы, мы отработали от и до. Все поставленные задачи выполнили и не потеряли на этом пути ни одного сотрудника. Никто не бросил кафедру в сложный момент, никто не уволился до и во время сборов. Я неоднократно на заседаниях кафедры призывал коллег доработать этот год, потому что был уверен, что университет не бросит нас ни при каких обстоятельствах. Результатом явилось то, что все прошло на «ура».

Какая мотивация может быть у ребят, поступающих на военную кафедру?

Во-первых, окончание военной кафедры и наличие звания офицера запаса всегда приветствуется в Министерстве иностранных дел, а МГИМО как-никак вуз ведомственный. Поэтому многие студенты, мечтающие связать свою жизнь с МИДом, заинтересованы учиться у нас.

Мне ни в коем случае не хотелось бы использовать такое непатриотичное выражение как «закосить от армии», потому что получить официальный офицерский статус — это отнюдь «не закосить». Я называю это «официально урегулировать свои отношения с Министерством обороны», в этом военная кафедра опять-таки может помочь. И в довершение ко всему — дополнительное количество учебных часов, в том числе бесплатных часов по языку военного перевода. То есть мотивация 100% есть.

В этом году достаточно много девушек изъявили желание учиться на военной кафедре. Это не запрещено, военно-учетная специальность позволяет набирать девушек. К тому же расписание в университете составлено таким образом, что когда ребята уходят к нам на занятия, у девушек появляются свободные часы. А когда человек находится в университете и у него вдруг образуется окно в середине дня, его все-таки лучше занять чем-то полезным. Я неоднократно обращал на это внимание студентов. Если девушки будут приходить сюда и изучать язык военного и технического перевода, уверен, им это будет только на пользу. Это знания, которые являются уникальными, их просто нигде больше не получишь — 256 часов языка бесплатно в дополнение к базовому образованию.

В нынешнем году всего две девушки заканчивают военную кафедру, в следующем — уже шесть (это те, кто сейчас перешли на четвертый курс) и восемнадцать изъявили желание обучаться у нас, начиная с сентября. То есть мы их заинтересовали. В общем, это хороший результат. Девушки по опыту учатся лучше, потому что делают это добровольно, а не из-за боязни армии или чаяний по поводу дополнительных карьерных привилегий.

Как проходит обучение студентов военной кафедры и какие экзамены они сдают на выходе?

Обучение у нас продолжается три года. В течение первого года студенты изучают общевоенную подготовку. В течение второго и третьего—— военный перевод, сначала общий курс, затем специальный. На итоговый государственный экзамен выносится пять аспектов — два по общевоенной подготовке и три по языку, то есть по военному переводу. Три последних задания — перевод текста с иностранного языка на русский, затем с русского на иностранный и наконец — двусторонний перевод, как кульминация переводческой деятельности. Наши студенты сдают госэкзамен в двух подкомиссиях: по общевоенной подготовке и по языку. На основании этого выставляются оценки по одному и другому предмету, и в последствии — итоговая оценка по совокупности всех пяти аспектов. Понятно, что общую военную подготовку им приходится сдавать через два года после того, как они ее проходили, но на сборах они все повторяют.

Интересно также отметить, что в этом году пять наших студентов прошли стажировку в войсках. У нас по программе по окончании учебы студенты либо едут на сборы, либо проходят стажировку по специальности, т.е. в качестве военного переводчика. Все эти пять человек получили блестящие отзывы, и по решению председателя комиссии военной кафедры за итоговый экзамен им выставлены отличные оценки.

Дело в том, что отзыв о стажировке является основанием для выставления оценки за госэкзамен, то есть экзамен фактически для них остается, но оценка выставляется по результатам стажировки. Мы стремимся показать студентам плюсы практической работы, и Анатолий Васильевич всегда нас поддерживает. Не все студенты за время обучения в университете имеют возможность пройти стажировку. Если не получается пройти стажировку по линии университета, можно попытаться сделать это по линии военной кафедры. Ведь эта стажировка все равно будет связана с языком и с их будущей специальностью.

Но пять человек — все-таки не так много…

Немного. Из-за реформы военным структурам государственного управления, в общем-то, не до студентов-стажеров. И потом стажировки часто связаны с конкретным проектом, мы, к сожалению, не можем отправлять на них студентов в течение всего года, т.к. это влияет на их успеваемость. Но если это срок, к примеру, в две недели во время семестра, университет всегда идет навстречу. Например, когда в России обучались военнослужащие из Венесуэлы (у нас с ними достаточно серьезное военно-техническое сотрудничество), испанский военный перевод практически полностью обеспечивали наши студенты. Также они сопровождали выход кораблей на учение в Италию три года назад и участвовали в проведении совместных российско-китайских учений «Мирная миссия 2007». Оба студента, которые обеспечивали перевод во время этих учений, были награждены правительственными наградами, как люди, показавшие высокие результаты в своей работе. И это притом, что они — переводчики-стажеры.

В распоряжении Министерства обороны не всегда имеется необходимое количество переводчиков по всем языкам. Они есть, но если вдруг нужно больше — часто обращаются к нам. В МГИМО преподается очень много языков, и многие из них представлены на военной кафедре. Это не только основные, но и достаточно редкие языки, такие как японский, китайский, турецкий, финский, датский, шведский, норвежский, персидский, много групп с арабским. Со следующего года у нас появится группа сербо-хорватского. Сейчас его разбили отдельно на сербский и хорватский, но по военной учебной специальности — это один язык, и в сущности различий там очень мало. Об этом я могу судить как человек, несколько лет проработавший в Югославии.

Ну и плюс — стажировки по линии Главного управления международного военного сотрудничества. Там наши студенты занимались переводом документов. Прежде всего, речь шла о переводе корреспонденций с Организацией Объединенных Наций и Организацией по безопасности и сотрудничеству в Европе. Я сам некоторое время служил в Главном управлении международного военного сотрудничества и знаю, какая там идет активная переписка через Министерство иностранных дел с международными организациями, такими как НАТО, ОБСЕ и ООН. Накопившиеся документы необходимо обрабатывать — вот этим и занимались наши студенты.

Как только структурная реформа подойдет к концу, количество профессиональных военных переводчиков будет значительно сокращено, а вот потребность в наших студентах станет более ощутимой. Мы сможем оказать содействие Министерству обороны, особенно с редкими языками и краткосрочными командировками, а у наших студентов будет больше возможностей для стажировок, как в течение года, так и во время сборов. Возможности для сотрудничества с министерствами и ведомствами у нас большие. Без наших студентов проблему с переводом там закрыть будет сложно.

Беседовала Яна ГОРДЕЕВА, корреспондент
Управления интернет-политики


Распечатать страницу

Фотогалереи