Интервью Д.М. Фельдмана проекту «Лица МГИМО»

11 ноября 2007

Интервью Д.М. Фельдмана проекту «Лица МГИМО»

Интервью проекту «Лица МГИМО»: Фельдман Дмитрий Михайлович, доктор политических наук, профессор кафедры мировых политических процессов (в ноябре 2007 года)

Интересно было бы узнать Ваше, Дмитрий Михайлович, мнение об Инновационной образовательной программе, как профессора кафедры мировых политических процессов и члена Экспертного совета Инновационной образовательной программы.

Пожалуйста, хотя в МГИМО я работаю относительно недавно. Всего около пяти лет в качестве штатного сотрудника, а перед этим в качестве так называемого «полставочника». Но моя относительная молодость в качестве сотрудника МГИМО позволяет как бы со стороны оценить традиции Института и весомость его вклада в происходящие изменения в системе отечественного высшего образования.

Как Вы оцениваете Инновационную образовательную программу в целом? Что она может дать МГИМО? В чем состоит участие кафедры мировых политических процессов в ней?

Первый вопрос не вполне ко мне, его скорее стоит задавать руководителям МГИМО. Мне же лично кажется, что еще рано оценивать «в целом» и эту программу, и её результаты: работа только началась.

Относительно участия кафедры, я могу сказать, что в подготовке учебно-методических комплексов (УМК), которые являются частью Программы, наша кафедра выполняет около 10 % этой работы. Всего готовится примерно 80 УМК, и наши сотрудники принимают участие как авторы, руководители, соавторы, участники временных творческих коллектив в восьми. Вклад, как вы видите, довольно весомый. Если говорить о кафедре в целом, надо сказать, что кафедра «пишущая» и «публикующаяся». И мы по праву гордимся такими нашими коллегами, как Марина Михайловна Лебедева, которая написала первый в стране учебник «Мировая политика», Владимир Михайлович Кулагин и Ксения Петровна Боришполец. Написанные ими учебники были отмечены почетными дипломами. Первый в стране учебник по международной безопасности под авторством В.М. Кулагина получил премию Удальцова. Очень большие надежды мы связываем с нашими молодыми коллегами. Я надеюсь, что все вместе мы сумеем стать кафедрой не только «пишущей», но и оказывающей значительное влияние на совершенствование учебного процесса. Особенно приятно, что, не останавливаясь на своих несомненных достижениях, кафедра устремлена в будущее, она очень динамична, гибка, охотно учится и внимательно относится ко всем инновациям, с удовольствием участвуя в апробировании многих из них. Приведет ли это в будущем к желаемым результатам, покажет время, но с моей точки зрения, профессор, доцент, преподаватель, который не продолжает учиться, просто не достоин своего звания. Что касается моей роли, то я в числе авторов УМК и один из экспертов, который рецензирует и УМК, и новые образовательные программы.

Не могли бы Вы рассказать, по каким критериям оцениваются инновационные проекты и в чем состоит гарантия непредвзятости оценки эксперта?

Надо сказать, что формальные критерии оценки экспертами новых проектов хорошо известны и с ними может легко ознакомиться каждый желающий. А вот вопрос о том, на основании чего эксперты могут претендовать если не на объективность, то на непредвзятость, довольно сложный. Если говорить о технике проведения экспертизы, то в основу деятельности любого эксперта, и эксперта инновационных программ в частности, заложен принцип неконфликтности интересов. Реально это проявляется в том, что я, например, не рецензирую ни одной работы сотрудников своей кафедры, и у меня нет никаких оснований одних рецензируемых рассматривать как «наших», а других как «не наших». Для меня они все либо одинаково «наши», либо одинаково «чужие». В любом случае никакой служебной или административной заинтересованности в предпочтении одних другим у меня нет. Думаю, что то же самое вам скажет любой из наших экспертов, которому вы зададите этот вопрос. Другое дело, насколько каждый из нас верен этому принципу.

Что касается самого выбора круга экспертов, оценки их деятельности, то надо сказать, что экспертами являются люди, безусловно, грамотные. Очень часто это самые квалифицированные люди в институте по тому кругу работ, которые они экспертируют. Вынужден в данном случае похвалить сам себя, но я надеюсь, что никто не ждет от меня признания в том, что я самый неквалифицированный.

И третье, что представляется мне очень важным. Я воспользуюсь клише, которое часто используют плохие журналисты и публицисты – «последний по порядку, но не по значению». С моей точки зрения, главный критерий независимости или непредвзятости суждения эксперта – это предшествующее поведение. Тут как в политике, где мы очень часто судим о том, чего стоит ожидать от того или иного участника политического процесса на основании его прошлого поведения. Мне представляется, что эта репутационная составляющая чрезвычайно важна для эксперта. Как бы он ни был квалифицирован, как бы он ни был компетентен, если он склонен менять свое мнение, подчиняясь влиянию то ли руководства, то ли большинства экспертного сообщества, я бы его экспертом предпочел не видеть. В науке – и в этом ее отличие от многих других сфер – движение происходит за счет того, что правым оказывается не просто меньшинство, а одиночка. Речь идет не только о Сократе, Джордано Бруно, Эйнштейне, но и о наших коллегах-современниках. Некоторые из них на разных этапах своей научной деятельности имели мужество выдвигать новые идеи, несозвучные идеям научного сообщества, своего научного руководителя или административного начальника, и отстаивать своё мнение. Спустя более или менее продолжительное время эти идеи становятся общепринятыми или отбрасываются как отходы, неизбежно сопровождающие развитие научного знания. Но хотел бы подчеркнуть: в гуманитарном знании (в отличие, например, от конструирования технических устройств) новая мысль, новая идея всегда приходит в одну, индивидуальную голову. Конечно, не исключены одновременные открытия, но это всегда открытия индивида, а не коллектива или фирмы. И умение эксперта оценить новизну мысли коллеги, причем признать её не просто как что-то новое, а как новый шаг к истине – мне представляется чрезвычайно важным.

Насколько каждый из наших экспертов удовлетворяет этим требованиям, судить, естественно, не мне. Это может показать, увы, только время и практика, которые подтвердят или опровергнут оценки, данные экспертами.

Дмитрий Михайлович, Вы являетесь экспертом только по УМК?

Я участвую в экспертизе как УМК, так и некоторых новых образовательных программ.

Какие новые учебные курсы разрабатываются на Вашей кафедре?

Есть очень интересный, впервые разрабатываемый в стране курс по акторам мировой политики. Этим занимается коллектив под руководством М.М. Лебедевой. Мы надеемся, что этот курс будет отвечать самым высоким стандартам подготовки учебного материала. Во всяком случае, в его основе лежит не просто сама по себе новизна, а хорошо проработанная и апробированная новизна. Уже вышел сборник выступлений участников секции конвента РАМИ по этой проблематике. Сдана в печать и, по-видимому, в ближайшее время появится первая в нашей стране научная монография, посвященная акторам мировой политики. Этот учебный курс оформляет результаты научного поиска, является продолжением и развитием той работы, которая была начата несколько лет назад М.М.Лебедевой. Это прекрасный пример воплощения часто забываемого правила: новое учебное пособие должно представлять собой не только методически систематизированный свод сведений об изучаемом предмете, но и быть итогом авторского поиска, собственной работы по приращению научного знания.

Второй работой, которую бы мне хотелось назвать, является УМК наших молодых сотрудников под названием «Экологическое измерение мировой политики». Они занялись, в частности, исследованием политических аспектов изменения климата. Хотя сам факт климатических изменений на Земле еще не является общепризнанным и уж тем более спорны причины этих изменений, совершенно ясно, что речь идет о реальных политических последствиях явления, которое еще вызывает дискуссии среди ученых. Но, повторюсь: его политические последствия бесспорны. Стремление молодых коллег выдвинуться на передний край науки вызывает у меня, как и у всех сотрудников кафедры, горячее желание поддержать их, но, естественно, не в качестве доброго к «своим» эксперта.

Успешно идёт разработка курса «Политическая практика урегулирования конфликтов» под руководством Олега Николаевича Барабанова. Мы пытаемся учесть все то новое, что произошло в сфере урегулирования конфликтов в начале 21 века. Причем наша попытка не исключает внимательного отношения к урокам истории. Я, как один из непосредственных исполнителей этого проекта, весьма настойчиво провожу мысль о том, что в столь традиционной сфере МО, как международные конфликты, умение добиваться желаемого передаётся через века, а не исчезает бесследно. Накопленный опыт не может не трансформироваться, но само слово «новый» в современных МО свой точный смысл имеет очень редко. Придумать и осуществить что-то принципиально новое в сфере, в которой лучшие умы всех стран и народов на протяжении тысячелетий настойчиво пытались превзойти друг друга, крайне сложно. Наша задача состоит в том, чтобы наряду с выявлением этого нового проследить преемственность в урегулировании международных конфликтов.

Какие сложности возникают или могут возникнуть в реализации Инновационной программы?

Сложности связаны с очень простой и понятной причиной – мы начинаем. Не могу сказать, что мы начинаем на пустом месте, но накопленного опыта ещё явно недостаточно. На одном из собраний профессорско-преподавательского состава наш ректор А.В. Торкунов, употребил очень удачный образ. Он сказал, что задача совершенствования образования состоит не во все более добросовестном воспроизведении пожелтевших от времени страниц с давно апробированными и устоявшимися положениями, а в том, чтобы сформировать у студента, будущего специалиста умение самому разбираться с теми проблемами, с которыми ему предстоит столкнуться. Говоря кратко – научить студента обучаться. Учиться необходимо всем, я уже об этом говорил. Разница состоит только в том, что кому-то это приходится делать, преодолевая себя, а кому-то это нравится.

Еще одна сложность обусловлена тем, что сегодня МГИМО среди первопроходцев. Тот, кто идет первым, получает не только первые синяки и шишки, иногда бывают и добрые отзывы, и материальные поощрения. Естественно, часто это вызывает ревность, зависть, упреки в нежелании жить спокойно. Стремление МГИМО быть среди лучших в российской высшей школе, давать образование на уровне высоких международных стандартов ко многому нас обязывает. Конечно, никто не может гарантировать безошибочность наших поисков, но хотелось бы, чтобы количество и качество успехов превышало неизбежные издержки. Важной задачей реализации программы как раз и является предотвращение и обнаружение возможных ошибок. Надо вовремя отказываться от того, что не оправдывает себя на практике. В конечном же итоге мы обязаны прийти к успеху. Ведь мы ищем то, что должно не просто улучшить высшее образование, но и помочь превратить нашу страну в общество, построенное на знании. А это знание состоит не только в умении «не наступать на грабли». Главное - в овладении теми компетенциями, которые отвечают реалиям двадцать первого века.

И в заключение - Ваши пожелания читателям нашего сайта.

Не думаю, что я имею право давать напутствия своим коллегам, но студентам, наверное, имею. Кроме банального «не бояться искать и побеждать», я бы посоветовал нашим студентам воспринимать происходящие изменения в системе высшего образования в нашей стране, и, соответственно, в МГИМО, не как очередную реформу, затеянную по произволу начальников. Некоторых из них может быть, скоро уволят за плохую работу, но отечественная высшая школа пережила их уже столько, что удивительно, как она после этого еще жива. Не отказываясь замечать ошибки и недочёты, надо понять: по своей сути проводимые сегодня преобразования служат освоению и обогащению опыта, накопленного – простите за высокий слог – той частью человечества, которая более, чем мы, продвинулась в научно-техническом прогрессе, гуманитарном знании и общественном благосостоянии.

Информация предоставлена Дирекцией Инновационной образовательной программы
ноябрь 2007


Распечатать страницу