Интервью Л. Н. Ольховой проекту «Лица МГИМО»

8 ноября 2008

Интервью Л. Н. Ольховой проекту «Лица МГИМО»

Интервью проекту «Лица МГИМО»: Ольхова Людмила Николаевна, доктор культурологии, заведующая кафедрой русского языка для иностранных учащихся, профессор (в ноябре 2007 года).

В апреле 2008 года Ольховой Людмилы Николаевны не стало.

Что изменилось в жизни кафедры с началом Инновационной образовательной программы? Появились ли какие-то новые возможности?

Специфика работы нашей кафедры такова, что мы всегда работали в инновационном направлении. Инновации – это наш хлеб. Если мы не будем соответствовать инновационным требованиям, если не будем мыслить инновационно, то наши студенты просто не будут ходить на занятия: им будет неинтересно. К счастью, современные формы обучения позволяют преподавателю подать колоссальный объем знаний, причем именно в ключе подготовки специалиста-международника. С началом Программы мы смогли многое реализовать. Университет полностью обеспечивает нас техникой: есть лингафонные залы для самостоятельной работы, три мультимедийных класса. Но парадокс заключается в том, что студенты хотят «живого общения». Видите, у нас на кафедре стоит телевизор? Мы здесь иногда смотрим и обсуждаем фильмы. Для иностранных студентов это очень важно. Меня как-то спросил один корейский магистр: «Я смотрел фильм «Москва слезам не верит». Объясните, что это за клуб такой «Кому за тридцать». Я говорю: «Вам этого не понять. Вам ведь еще нет тридцати». Вот как. А больше ему и не у кого было спросить. Поэтому мы им и мамы в каком-то роде. Я никогда не забуду, как в свой выходной день мы пошли с монгольской студенткой вырывать ей зуб. Она очень просила меня сходить с ней – одна боялась. А один таджикский студент с подфака в прошлом году, в сентябре, пришел ко мне и говорит: «Людмила Николаевна, напишите мне, пожалуйста, телеграмму для мамы. У нее день рождения. Она прочитает и скажет: «Молодец сынок, как хорошо пишет по-русски». И я написала. Мы обманули маму. Но студент этот не обманул наших надежд. Сегодня он первокурсник факультета МИУ, хорошо говорит по-русски, да и учится неплохо.

Появились ли за последнее время какие-либо новые учебные пособия?

Мы написали пособие «Обновленная Россия». Оно создано специально для студентов-международников. Его научным редактором является профессор Булатов – декан факультета Международных отношений. В последние годы мы сотрудничаем с издательством «Златоуст», которое издает учебники, пособия, справочники и грамматики по русскому языку для иностранцев всего мира.

Это пособие в большей степени является учебником по русскому языку или «пособием» по культуре России?

Мы не можем преподавать русский язык как иностранный, не затрагивая тему культуры нашей страны. Будущий специалист-международник должен не просто владеть русским языком, как неким кодом, он должен чувствовать себя комфортно в полилоге культур.

Существует ли разница в работе с русскими и иностранными студентами? В чем она проявляется?

Мы преподаем русский язык и культуру речи российским студентам только на факультетах МИУ и МБДА. Но разница по сравнению с иностранными студентами проявляется и в системе, и в методике. В интернациональных группах это особенно заметно. Русские и иностранные студенты - это просто два океана. Однажды в группе первого курса студент-иностранец мешал вести занятие. Я не выдержала и спросила его, откуда он приехал, чтобы акцентировать внимание группы на его поведении. Оказалось, что он китаец. Я говорю: «Ты не похож на китайца». Выяснилось, что это китаец, который родился и учился в Хабаровске, и одиннадцатый класс русской школы отражался и в речи, и в его поведении. Иностранцы более сдержанные и собранные. Они больше привыкли работать с книгой, с компьютером, более замкнутые. Мы другие. Мы более открыты миру.

Некоторые поступающие в МГИМО иностранцы совсем не знают русского языка. Как они начинают учиться?

На первом курсе они не учатся. Сначала они идут на подготовительную секцию. И на первом занятии начинают писать букву «А». Почти как в первом классе. И когда тридцатипятилетний кубинец у нас начал писать русские буквы, он писал как первоклашка. Но он был счастлив. И мы тоже.

Как Вам кажется, почему взрослый уже человек, иностранец, вдруг решил поступить в МГИМО? Что им движет?

Россия всегда привлекала внимание всего иностранного мира. Изучать русский язык – это великое счастье. Иностранцы видят, что Россия – это целый мир. Мир особый. И они хотят приобщиться к нему.

Какие возможности открываются перед иностранными студентами после окончания подготовительной секции кафедры?

Они могут продолжить учиться у нас, могут поступить в любой другой вуз, или же вернуться на родину, владея русским на базовом уровне, и там изучать, например, политологию со специализацией на России. Здесь столько же вариантов, сколько людей приезжает к нам обучаться на подготовительной секции.

Насколько хорошо можно изучить русский язык за год обучения на подготовительной секции?

Это зависит от прилежания студента, от его желания, часто от самочувствия. Ведь климат России резко отличается от климата многих других стран. И есть такие студенты, которые очень страдают от нашей холодной зимы, от отсутствия солнца и т.д.

Проводит ли кафедра какие-нибудь мероприятия, помогающие иностранным студентам в адаптации и в изучении языка?

Мы ходим с ними в театр, общаемся на учебных экскурсиях. И преподаватель, который проводит с ними занятия в аудитории, может непосредственно рассказать им о том, что их окружает, объяснить какие-то непонятные для них вещи. Мы как бы открываем окно в Россию, показываем им реальную страну, а не картинку в учебнике. Я считаю, что мы, преподаватели, - счастливые люди: ведь мы открываем приезжающим из-за рубежа студентам новый мир, который сами любим. И они нас тоже любят. И уезжают от нас друзьями не только русского языка, русской культуры, но и друзьями России и нас с вами.

Какие мероприятия реализуется на кафедре в рамках внедрения компетентностного подхода?

В настоящий момент все преподаватели русского языка как иностранного пользуются инструкциями международной ассоциации русистов (МОПРЯЛ) и российской организации преподавателей русского языка (РОПРЯЛ). У нас есть Федеральная программа по русскому языку 2000-2010 года, спроектированная с учетом компетентностного подхода. По этой программе мы и работаем. Но жизнь меняется, и каждый год происходят какие-то изменения. Даже русский язык теперь стал товаром. Недавно в Болгарии состоялся симпозиум: «Русский язык как товар». На нем обсуждались такие вопросы: Кто хочет приобрести русский язык? Кому нужен этот языковой портфель, с которым обучившийся специалист может выйти в глобальный мир?

И кто же хочет «купить» русский язык?

Существует такая организация – Росзарубежцентр. У них имеются представительства более чем в шестидесяти странах мира, где ведется активная работа по распространению русского языка. Там собираются те, кто хочет изучать русский язык и общаться на нем. Так что русский язык – товар довольно востребованный.

Как Вы думаете, с чем связано увеличение количества иностранных студентов в России?

Политических вопросов я касаться не буду. Ясно одно: обновленная Россия заявляет о себе с полной ответственностью, и это притягивает. Хочется получить информацию, что называется, из первых рук. Не через интернет, газеты и прочее, а приехать самому, погулять, походить, набраться новых впечатлений. Мне аспирант как-то сказал: «Я новые слова знаю». Я его спрашиваю, какие, мол, слова, - хорошие? «Хорошие, - говорит он, - шмотки, толкнуть, лопух. Что такое лопух, Людмила Николаевна?» Я ему: «Растение такое, во дворе растет». «Нет,- говорит, - мне сказали, что я лопух». Анекдот, да и только.

Но ведь для того, чтобы познакомиться с Россией, необязательно здесь учиться. Достаточно просто приехать на экскурсию. Что именно толкает некоторых студентов связать свою судьбу с Россией?

Джеймс Биллингтон, директор библиотеки Белого Дома как-то сказал: «Когда мне было уже за двадцать, я пришел к одной русской эмигрантке и спросил: «Что мне надо сделать, чтобы познать такое великое явление, как Россия?». Она сказала: «Изучи русский язык и прочитай «Войну и мир». Я изучил русский язык, прочитал «Войну и мир», и понял, что я все равно ничего не понимаю». Джеймс Биллингтон написал о России очень много книг, часто приезжал сюда, работал с академиком Лихачевым. Недавно он выступал по телевидению и сказал, что для него Россия – это вторая жизнь.

Что значит Инновационная программа лично для Вас?

Для меня это новый проект, еще один старт. Я только что защитила докторскую диссертацию об изменениях в политической, общественной и культурной жизни России и отражении этого в языке. Мне было очень интересно. Я десять лет работала над этой проблемой, и, наконец, этот период в моей жизни закончился удачно. И когда весной заявили о начале Программы, я поняла, что для нашей кафедры начинается новый, очень интересный этап.

Какие мероприятия планирует провести кафедра в ближайшее время?

В ноябре мы планируем провести наш ежегодный семинар под названием «Преподавание языка в вузе». Но точная дата зависит от того, как к нам подключится школа. Мы активно привлекаем школы к нашей работе. Ведь сейчас в московских школах учится много иностранцев. В школе рядом с моим домом учится во втором классе девочка из Японии. И весь класс помогает ей изучать русский язык. Мальчишек просят «ничего такого» ей не говорить. Сейчас на МЖ про нее снимают фильм. В начале декабря хотим провести вечер, посвященный году русского языка (ведь 2007 год объявлен годом русского языка). Ребята готовятся, да и мы тоже. Так что жизнь у нас очень интересная. Нам скучать некогда. А если и заскучаем немного, то нас сразу тонизируют наши студенты.

Информация предоставлена Дирекцией Инновационной образовательной программы
ноябрь 2007


Распечатать страницу