Интервью П.А. Демидова проекту «Лица МГИМО»

8 ноября 2007

Интервью П.А. Демидова проекту «Лица МГИМО»

Интервью проекту «Лица МГИМО»: Демидов Павел Андреевич, начальник отдела научных проектов Управления научной политики (в ноябре 2007 года).

Павел, расскажите, пожалуйста, вкратце, чем занимается Ваш отдел?

Основной функционал отдела сейчас – это, конечно, работа, которая ведется в рамках Инновационной образовательной программы. А наша принципиальная задача и самая главная функция – это организация экспертизы всех содержательных проектов, которые проходят по Программе, а именно: УМК, УМК для бизнеса, лекционные курсы на иностранных языках, видеомодули на иностранных языках, новые образовательные программы и научно-образовательные проекты. Эти проекты проходят экспертизу по всем этапам подготовки, которую и организовывает наш отдел. Таким образом, мы работаем в тесном взаимодействии как с авторами, с одной стороны, так и с экспертами, с другой.

Это – наша самая главная функция. Помимо этого, наш отдел является частью Управления научной политики, и мы вместе работаем над некоторыми, такими как, например, приемка различных документов, консультации авторов и разработчиков программ по исполнению и содержанию документов, по тому, как следует приводить свои проекты в соответствие с этим самым компетентностным подходом.

Вы говорите – «экспертиза». Я правильно понимаю, что эта экспертиза осуществляется в рамках конкурсов, организацией и проведением которых занимается Ваш отдел?

Да, действительно, все конкурсы, которые проходят, осуществляются нашим отделом. В частности, не так давно стартовал конкурс по новым образовательным программам. Программ более двадцати, их авторы сдали концепции по первому этапу, и мы уже делаем экспертизу.

Как Вы считаете, насколько система конкурсов в МГИМО (У) себя оправдала, насколько она вообще целесообразна? Способствует ли она развитию здоровой конкуренции, или, может быть, уходу от коррупции?

Вы знаете, конкурс – это всегда неплохо. Мы, конечно, хотели бы, чтобы как можно больше преподавателей и сотрудников МГИМО участвовали в этих конкурсах. Без конкурсов мы были бы вынуждены работать простым распределением… Это вряд ли было бы эффективно.

Вы говорите – «как можно больше людей». Вы считаете, что сейчас мало человек охвачено системой конкурсов? Какая доля преподавателей и сотрудников Университета участвует в организуемых Вами программах?

Нет, дело вовсе не в том, что участвует мало народу. Дело в том, что чем больше участников конкурса – тем выше сам уровень конкурса. Это, в общем-то, азбучная истина, и именно поэтому нам хотелось бы привлекать к нашим программам как можно больше участников.

Как в МГИМО воспринимают эти конкурсы? Хочется понять, насколько вообще общество психологически готово к такой системе, к независимой оценке. Не воспринимается ли это просто как банальная «борьба за кусок»?

Люди, как известно, бывают разные… Есть люди, которые привыкли к одним формам работы, есть люди, которые привыкли к другим. Причем в каждой форме, безусловно, есть свои преимущества и недостатки. Когда мы устраиваем конкурсы, мы пытаемся «приучить» людей, которые, конечно, еще не совсем привыкли к этому, работать в рамках компетентностного подхода, в рамках таких вот широких конкурсов, жестких дедлайнов, с использованием новейших информационных технологий. Именно в этом своего рода «челлендж» для каждого участника программы – взять на себя некие повышенные обязательства, вступая в программу. И, соответственно, расти, повышая свою компетентность и повышая компетентность своих студентов.

Сталкивались ли Вы с обидами, когда поражение в конкурсе воспринимается как трагическая несправедливость, как оскорбительное неуважение к личности соискателя, принижение его общих заслуг, а то и как результат злых козней?..

Возможно, были люди, которые обижались. Как мы уже говорили, все люди разные. И всегда найдется кто-то, кто может воспринять поражение как личное оскорбление. У нас нет такой функции – отслеживать обиженных. И потом, программа предоставляет огромные возможности реализоваться в совершенно разных направлениях, пробовать себя можно постоянно. Так как конкурсов действительно очень много, мы рассчитываем на то, что те люди, которым это действительно надо, поставленной задачи рано или поздно добиваются и находят себя на том или ином направлении.

Какова Ваша глобальная задача, как Вы ее видите?

Мне лично очень близка миссия Инновационной образовательной программы. Я считаю, что внедрение компетентностного подхода – это принципиальнейшая задача. Знания – это, безусловно, очень важно, без них никуда, любая практика основывается на теории. Но без конкретных навыков наши выпускники не вполне конкурентоспособны на мировой арене. Моя сверхзадача в инновационной образовательной программе – полностью способствовать тому, чтобы компетентностный подход внедрялся совершенно на всех уровнях – и на образовательном уровне, и в научной среде, и среди административных служб.

Как Вы считаете, Ваша деятельность способствует той сверхзадаче, которую сейчас повсеместно озвучивают – «поднятию моды на интеллект»?

Я вообще не уверен, что интеллект может быть в моде… Пожалуй, «интеллект в моде» - это как раз то, от чего мы хотим уйти. Мы хотим сделать «интеллект с руками», который, помимо теоретизации, мог бы делать, продвигать, принимать решения, коммуницировать… - вот такой интеллект нам нужен!

Информация предоставлена Дирекцией Инновационной образовательной программы
ноябрь 2007


Распечатать страницу