Интервью Г.И. Гладкова проекту «Лица МГИМО»

12 февраля 2008

Интервью Г.И. Гладкова проекту «Лица МГИМО»

Интервью проекту «Лица МГИМО»: Гладков Геннадий Иванович, профессор, к.пед.н., начальник Управления языковой подготовки и Болонского процесса (в феврале 2008 года).

Геннадий Иванович, расскажите, пожалуйста, о Вашей деятельности в МГИМО (У).

Я работаю под непосредственным руководством проректора по учебной работе В.Б.Кириллова и отвечаю за организацию преподавания иностранных языков в МГИМО (У) и за вхождение в Болонский процесс. В рамках Управления языковой подготовки и Болонского процесса координируется работа двадцати языковых кафедр (а это около 650 преподавателей, 53 иностранных языка), а также участие нашего университета в Болонском процессе. В этой области мы направляем работу всех структур МГИМО (У).

Часто приходится слышать о том, что будущее нашего образования связано именно  с вхождением в Болонский процесс. Каково Ваше видение будущего российской высшей школы?

Я думаю, что стратегически нам очень важно полноценно войти в Болонский процесс. Только, на мой взгляд, не надо «бежать впереди паровоза». Мы в МГИМО (У) разработали концепцию мягкого вступления российских вузов в Болонский процесс – для того, чтобы, с одной стороны, максимально выполнить требования положений Болонского процесса, а с другой стороны, - сохранить традиции российского высшего образования.

Я считаю, что если мы добросовестно будем реализовывать все положения Болонского процесса, то есть введем многоуровневую систему образования, введем академические кредиты, организуем академическую мобильность, в т.ч. программы двойных дипломов, войдем в систему европейского контроля и менеджмента качества, будем выдавать выпускникам Европейское приложение к диплому - то все это только усилит позиции российских вузов. Это та свежая кровь, которая необходима организму российского высшего образования. Я сравниваю эти реформы с деятельностью Петра I, когда он «прорубил окно в Европу».

А содержательные изменения в российском образовании предусматриваются?

Обязательно! Во-первых, потому, что нельзя механистически организовывать Болонский процесс и просто поделить бывшее пятилетнее образование на циклы 4 + 2. Главный принцип таков, что первый цикл – бакалавриат – должен давать завершенное высшее образование. Чтобы за четыре года студента готовили не только к будущей учебе, а выпускали готового профессионала с высшим образованием.

У меня на четвертом курсе сейчас учится студент из Вьетнама. Во время беседы в перерыве между занятиями он сказал, что после получения диплома бакалавра поедет работать к себе во Вьетнам. Мы предложили ему перейти в магистратуру или в специалитет, но он отказался, потому что диплом бакалавра во Вьетнаме - это достаточная и уважаемая степень, которая позволяет найти высокооплачиваемую работу. А поработав несколько лет и определившись в выборе жизненного пути, можно уже направленно продолжать свое образование.

И здесь мы подходим к такому важнейшему понятию как индивидуальные образовательные траектории. Каждый студент выбирает траекторию применительно к своим жизненным обстоятельствам, особенностям своей личности.

То есть расхожие опасения касательно того, что унификация образования приведет к вырождению российской науки, по сути, беспочвенны?

Вообще, в Болонском процессе такие термины как стандарты и унификация категорически исключены. Болонский процесс – структура очень мягкая, она никого ни к чему не принуждает. Поэтому унификация при правильной трактовке положений Болонского процесса невозможна. Ключевые слова здесь – гармонизация архитектуры высшего образования.

Как Вы считаете, российский рынок труда готов к такой перестройке?

Безусловно готов! Приведу аргументы. Абсолютное большинство студентов старших курсов в России работают. Только работают они без диплома, работодатель часто не имеет права их официально нанять, им платят меньше, чем людям с дипломом о высшем образовании, и платят нередко так называемым «черным налом»… Так почему же не готов наш рынок труда, если спрос на людей с трёх-четырёхлетним высшим образованием совершенно очевиден?

Рынок не только готов, рынок имплицитно жаждет получить бакалавров с законченным образованием. Общество просто должно психологически привыкнуть к этому.

Еще аргумент. В Англии в течение десятилетий во всех отраслях работают в основном бакалавры! При этом бакалавриат длится там три года. Никто и никогда не говорил о том, что в Англии неполноценное высшее образование. Наоборот, там лучшие профессионалы.

В рамках Инновационной образовательной программы внедряется компетентностный подход. Обозначьте, пожалуйста, свое отношение к этому подходу.

К абсолютизации компетенций у меня отношение негативное. А к самим компетенциям – однозначно позитивное.

Рассмотрим компетенции на примере изучения языка. Допустим, студент изучает английский – герундий, его особенности, причастие второго типа… любое грамматическое явление. Сможет ли этот человек переводить, владея только этими теоретическими знаниями? Нет. Разница между знаниями и компетенциями заключается в том, что студент сумеет все применять на практике, увязывая с конкретными ситуациями. Компетенция – это совокупность знаний, навыков и умений, которая позволяет человеку выполнять конкретные служебные функции.

В целом, мое отношение к компетенциям, повторю, очень позитивное. Действительно, нужно учить не «о предмете», а предмету.

То есть будущее образования все-таки за компетенциями?

Мой опыт работы в высшей школе показывает, что наше образование традиционно было сориентировано на подготовку ученых. А реальный процент людей, которые идут в науку, не превышает 5%. Настоящий будущий ученый не пропадет. Он учится не только и не столько в университете, но в основном - самостоятельно. Преподаватель в этом процессе лишь направляет его. К тому же потенциальные ученые имеют возможность продолжить образование в аспирантуре, докторантуре.

А студентам-будущим практикам действительно нужны компетенции. Сейчас мы проводим массовый социологический опрос выпускников МГИМО (У), который показал, что подавляющему большинству из них на начальном этапе работы не хватало практической составляющей в том, безусловно, блестящем образовании, которое они получили.

Поэтому – да! Будущее действительно за компетенциями.

Насколько плотно Ваше управление участвует в проектах Инновационной образовательной программы?

Я считаю, что мы в известном смысле являемся лидерами в этой области среди оперативных подразделений МГИМО. Мы с большим энтузиазмом восприняли открытие этой программы. На мой взгляд, ИОП меняет лицо всей нашей работы. Вот, например, проектный метод. Если раньше задания давались в расплывчатой форме, то теперь этот метод позволяет решать конкретные вопросы в конкретные сроки и со вполне осязаемым результатом.

МГИМО и так был инновационным вузом, но те средства (а в нашем понимании это средства по-настоящему огромные), которые выделены на реализацию Программы, позволяют нам очень многое. Инновационная образовательная программа - это позитивная революция в области высшего образования.

Февраль 2008


Распечатать страницу