Рождество приходит вовремя

22 ноября 2010

Рождество приходит вовремя

Рождество приходит вовремя

Рождественский фестиваль (Weihnachtsfest), в рамках которого и проводятся знаменитые ярмарки, в Германии начинается уже 11 ноября и продолжается вплоть до 24 декабря – Рождества Христова. Это время ожидания рождественских чудес – Adventszeit, время добрых дел, приятных хлопот и подарков. Время, когда забываются обиды, и даже заветное немецкое слово sparen («экономить») – немцы не скупятся на сюрпризы своим родным и близким, с удовольствием приобретая на ярмарках огромное количество рождественской атрибутики, свечей, украшений и целые армии деревянных Щелкунчиков. В среднем они тратят на подарки около 290 €, обгоняя по этому показателю Грецию и Польшу, но все-таки уступают многим европейцам, например, более щедрым французам (400 €) и своим соседям из Швейцарии (500 €). Одним словом, сказочное это время, преображающее всех без исключения людей на Земле.

В России же, как известно, сказка Рождества начинается только после Нового года. И, честно говоря, у меня в голове не совсем укладывалось, о каких рождественских торжествах может идти речь в промозглой ноябрьской Москве. Проливной надоедливый дождь вперемешку со снегом, настигший меня и моих коллег с факультета журналистики по пути в посольство, не способствовал моему пониманию. Путеводной звездой посреди промерзшего города нам послужила праздничная ель (Tannenbaum) у входа в посольство, укутанная в гирлянды. Всем своим видом она гостеприимно приглашала нас на рождественский базар. И, воспевая ее красоту («O, Tannenbaum, o, Tannenbaum, wietreusinddeineBlätter!»), мы поспешили внутрь.

Weihnachtsmarktвстретил нас шатрами кафе, где гостей согревали традиционным новогодним напитком – глинтвейном (Glühwein) и восхитительными сосисками с ароматом Баварии. Проигнорировать коронные немецкие угощения было бы с нашей стороны крайне недипломатично, поэтому мы с удовольствием поддались первому ярмарочному искушению.

Дальше - больше. И теплее. Оставив позади холодную Москву, мы погрузились в согревающую атмосферу немецкой рождественской ярмарки. Повсюду царило беззаботное веселье, незнакомые между собой люди  щедро одаривали друг друга радушными улыбками. Вокруг носились дети, совершенно не боящиеся потерять своих мам и пап в толпе, - напоминание о том, что Рождество в первую очередь семейный праздник.

Базар занял весь первый этаж посольства, и часть ярмарки была всецело посвящена немецкому рождественскому меню. На столах возвышались кварталы пряничных домиков, таких прекрасных, что, думаю, на них не осмелились бы покуситься даже Гензель с Гретой. Гостям предлагали отведать разнообразных пирогов (Kuchen), и мое сердце навеки покорил Rosinenkuchen. Не верьте поисковикам в Интернете, которые сухо выдадут вам справку, что это «пирог с изюмом». А некоторые словари еще и безбожно обзовут это кулинарное чудо «кексом». На самом деле классический рождественский кекс - это Christstollen, и выглядит он и в самом деле как кекс. По правде говоря, в Германии Stollen кексом не называют, поскольку он выпекается из дрожжевого теста, а кексы – из недрожжевого. Traditionstollen пекут с изюмом и фисташками, посыпая сверху сахарной пудрой или поливая глазурью. Думаете, это для красоты? Не все так просто: с виду он должен напоминать завернутого в пеленку младенца Иисуса. Между прочим, Stollen– это самое древнее изделие традиционной рождественской выпечки Германии. Первое упоминание о нем встречается уже в документах 1329 года. Причем за все это время он сохранил свою первозданную форму. Современные кулинары вовсю экспериментируют с его содержанием: на ярмарке можно было попробовать Stollenна любой вкус, будь то ореховый или миндальный, с марципанами или  сухофруктами.

По признаниям торговцев, посетители базара охотно покупали и Lebkuchen – медовые лепёшки-пряники в виде гномов, звезд и полумесяцев. Lebkuchenпринято дарить друг другу в канун Рождества. Дети в Германии верят, что сладкие подарки им дарит Христос. Помимо этого, на прилавках можно было найти множество сортов шоколада и шоколадных конфет, печенья, своим видом призывающих гостей, как в сказке Льюиса Кэрролла: «Съешь меня!». И редко кто смог им в этом отказать.

Ярмарочные столы пестрили разнообразными елочными украшениями и утопали в рождественских венках. Деревянные фигурки фрау Холле (своеобразная богиня правосудия на немецкий манер) соседствовали с добродушными фигурками упитанных трубочистов. По примете, встреча с трубочистом сулит счастье. Пускай он даже деревянный.

Наше внимание привлек невзрачный прилавок, где продавалась совершенно волшебная вещь – Adventskalender, или шоколадный календарь. Он состоит из 24 окошечек (с 1 по 24 декабря), за каждым из которых скрывается сладкий сюрприз. По задумке, дети должны открывать по одному окошечку в день вплоть до наступления Рождества. Не знаю, наверное, дети в Германии отличаются просто ангельским терпением. Мне Adventskalenderрастянуть на месяц точно не удастся.

Рождество – время приятных и порой неожиданных встреч. Каково было наше удивление, когда среди посетителей Weihnachtsmarkt мы увидели Маттиаса Шеппа, главу российского представительства еженедельника «Der Spiegel». Несколько недель назад господин Шепп встретился со студентами факультета Международной Журналистики и провел встречу, посвященную вопросам СМИ в Германии и России. Разумеется, мы тут же поинтересовались у журналиста, что его привело на базар. «Я уже не первый год прихожу сюда. Сегодня я презентую свою книгу «Москва: инструкция по применению». По названию не составило труда догадаться, что предметом исследования автора стал мегаполис, москвичи, русский менталитет и, конечно, богатые русские традиции.  От воспитания детей до Wodkatrinken (всему у немцев найдется точный термин) – Маттиас Шепп попытался рассказать практически о всех сторонах русской жизни. Хочется сказать, с позиции иностранца, но, наверное, это уже не совсем верно по отношению к господину Шеппу, потому что вот уже двадцать лет его жизнь неразрывно связана с Россией. Так что на рождественском базаре можно было обнаружить и пищу для ума.

А заправлял рождественской ярмаркой, конечно, самый настоящий немецкий Санта-Клаус. В данном случае мне пришлось указать его национальную принадлежность, чтобы было понятно, что это не американский Санта, и что у Германии есть свой собственный старичок–волшебник с мешком подарков. Чтобы не было путаницы (а когда дело касается многочисленных зарубежных коллег нашего Деда Мороза, она неизбежна), его еще  называют Weihnachtsmann, тогда совсем не остается сомнений, что речь идет о гражданине ФРГ. Вообще, правильнее его величать Николаусом, по имени святого Николауса, который жил в 1 веке н.э. Христиане его почитают как покровителя детей и «возложили» на него обязанность приносить детям подарки в ночь с 5 на 6 декабря. Мы не упустили возможность лично поговорить с дедушкой. Санта оказался со стажем: в Москве он уже три года, и покидать столицу пока не собирается, проникся русским духом, и вообще чувствует себя вполне счастливым, несмотря на то, что находится вдали от исторической родины. «А какой подарок Вы бы хотели сами получить на Рождество?» - полюбопытствовала я. Дедушка попался продвинутый и развеселил нас ответом: «iPhone». Напоследок он пожелал нам множество замечательных вещей, которые не купишь ни за какие деньги. На этой приятной ноте мы с ним и расстались.

Любой сказке приходит конец, в том числе и сказке под названием Weihnachtsmarkt. Совсем не хотелось покидать этот теплый волшебный мир и возвращаться в действительность серых ноябрьских улиц.  Но, с другой стороны, праздники ведь только начинаются, впереди еще наш Новый год и православное Рождество. Рождество придет к каждому. Вовремя.

               

Путешествовали в страну Рождества: Евгения Калениченко, Анастасия Кузнецова, Татьяна Мурашкина, Джессика Савельева, Кристина Тригуб, II МЖ.

 

Текст: Кристина Тригуб.

Фото: Джессика Савельева.

 


Распечатать страницу