Учусь у Владимира Владимировича

28 августа 2011

Учусь у Владимира Владимировича

Учусь у Владимира Владимировича

Президент непризнанной Приднестровской молдавской республики Игорь Смирнов дал эксклюзивное интервью аспиранту кафедры Алексею Токареву специально для информационно-аналитического агентства "Rupolitics.info".

Зачем вам эксклюзив?

С пресс-секретарём президента Приднестровья Аллой Гребенюк мы договорились о том, что Игорь Смирнов уделит мне полчаса после встречи с участниками слёта Республиканского общественного социал-патриотического движения «Признание». Председатель совета этой организации Алексей Бычков поставил под тень дерева два стула и стол, а председатель попечительского совета Вячеслав Тобух – две бутылки «Боржоми» на этот стол (господин Смирнов предпочитает её всем прочим минеральным водам и по слухам не употребляет спиртного до признания республики, т.е. можно сказать, что вообще не пьёт).

Когда я показал это (как мне думалось) соблазнительное место в тени, Игорь Смирнов отрицательно покачал головой, после чего я вопросительно ей мотнул – в поисках Аллы Гребенюк и наших с ней договорённостей.

- Зачем вам это? – Игорь Смирнов начал первым задавать неудобные вопросы.

- Мне нужен эксклюзив, - честно признался я.

- А зачем вам эксклюзив? – искренне удивился президент Приднестровья, хотя он не производит впечатление человека, не понимающего, зачем журналисты садятся под деревья с президентами. – Давайте я вас лучше на катере покатаю, - предложил господин Смирнов.

- Давайте, - скрепя сердце, согласился я, - но мы всё-таки поговорим.

- Ну, хорошо, - засмеялся он, - спрашивайте.

Почему мне должно быть обидно?

- Вы уже 20 лет у власти, 4 президентских срока. Идёте на пятый. Бремя власти на вас не давит?

- Бремя власти? – переспросил господин Смирнов. – Ничего на меня не давит (судя по увеличивающемуся количеству президентских сроков это действительно так – А.Т.). Мы ведь работаем. Уже двадцать лет добиваемся юридического признания нашего фактически состоявшегося государства.

- А вам не обидно, что ближайший союзник и покровитель, Россия, вас не признаёт?

- Обидно? А почему мне должно быть обидно? – с Игорем Смирновым мы периодически меняемся ролями, и вопросы задаёт он.

- Хотя бы потому что в июньском интервью «Эху Москвы» глава МИДа Сергей Лавров подчеркнул факт: «Нет ни одной международной структуры, в которой поддерживают идею независимости Приднестровья».

- Ну, конечно, не обидно, - с горечью в голосе говорит президент ПМР. – Мы ведь всё понимаем. Что Россия сейчас не может нас признать. Я это на каждой встрече говорю. И сейчас вот – вы же слышали (господин Смирнов действительно разочаровал ребят, которые с надеждой всё спрашивают: «Россия признает?» - А.Т.). Россия не может и не хочет создавать себе столько проблем в случае нашего признания в современной ситуации. Вот нас и Украина не признаёт… Знаете, почему?

- Знаю, - честно говорю я, но президента Приднестровья это мало интересует.

- Украина нас не признаёт, потому что если признает, тут же потеряет Крым.

- А Крым, надо полагать, мы заберём? – уточняю я будущее Украины.

- Конечно. Но у вас у самих проблемы есть. Рассказать, что у вас на Кавказе творится? – лукаво спрашивает господин Смирнов.

- Не надо! – испуганно отказываюсь я. – Лучше давайте о том, что на Кавказе у них. Что изменилось в СНГ-2 с момента признания Абхазии и Южной Осетии?

Президент впервые задумывается. Кажется, на этот вопрос у него нет моментального ответа:

- Вы знаете… - повисает пауза, - им стало тяжелее. Они долго этого добивались, и их огромная заслуга в достижении этой цели, но им, поверьте мне, стало тяжелее. Вот Эдуард Кокойты, знаете, мне что говорит?

- Не знаю…

- Он говорит: «Игорь Николаевич, пойми, легче не стало…» Вот вы думаете, им теперь с местными паспортами проще выезжать? Наоборот! Они же только четырьмя государствами признаны. Поэтому по-прежнему с российскими ездят… Всё вокруг России.

Тем временем мы выходим на берег Днестра. Там сидит компания, но явно не в ожидании президента. Игорь Смирнов говорит им «Здравствуйте». Парни отвечают, но сидя, не выпуская бутылок, девушки продолжают загорать, лёжа на животе. Видимо, показывают президенту лучшее, что у них есть.

Я вижу два катера: в обоих охрана, но на корме одного реет флаг Приднестровья.

- У вас есть штандарт?

- Конечно.

- А он разве не на всех транспортных средствах поднимается?

Игорь Смирнов уже меня не слышит. Будто доказывая, что ни бремя власти, ни другие грузы на него не давят, он почти запрыгивает в катер.

- Садись, молодёжь! – машет он рукой. – Иди, иди отсюда, - шипит президент на неуклюжего охранника, освобождающего кормовую скамью. Охранник на носу старательно прижимает коленом к борту АКС-74У. Это личник – только ему господин Смирнов доверяет носить свою кепку в сеточку, которую снимает лишь на официальных мероприятиях.

- Что мне делать? – неуверенно спрашивает нас с Алексеем Бычковым руководитель движения «Признания» Елена Сляднева.

- Садись, молодёжь – президентам не отказывают, - протягиваю я ей руку.

Уже в катере господин Бычков, наконец, задаёт вопрос, который давно мучает его и некоторых политологов:

- Игорь Николаевич, ходят слухи… - многозначительно намекает он, - вы можете объединиться с Евгением Шевчуком (бывшим председателем Верховного Совета ПМР, ныне оппозиционером – А.Т.) и составить тандем как в России…

- Что? – президент Смирнов перестаёт возиться с запуском двигателя, резко оборачивается и вскидывает свои густые брови. Выглядит он при этом весьма грозно. – Хотите Шевчука?

- Нет-нет, не надо ничего менять… - успокаивает Игоря Смирнова Алексей Бычков.

- Перемены всегда нужны (но, кажется, не в президентских кабинетах – А.Т.). Хотите Шевчука, вот и выберете.

- Я про тандем говорил, - объясняет господин Бычков смысл своего вопроса, но Игорь Смирнов запускает двигатель, и все объяснения тонут в шуме и брызгах.

Надо подождать!

Игорь Смирнов и в кресле рулевого убедительно доказывает, что не устал. В свои 70 он закладывает очень крутые виражи. С такими никакой пятый срок не помеха.

Я продолжаю выполнять долг, свесившись наполовину с борта, в одной руке держа блокнот (диктофон только и запишет, что плеск Днестра), в другой – фотоаппарат.

- Игорь Николаевич, - кричу я куда-то в президентскую спину, - а ваше общеприднестровское общественное движение тоже по образцу российского ОНФ создали?

- Ээээх, - отвечает мне президент Смирнов и закладывает вираж, после которого я чуть не вываливаюсь в Днестр.

В уже мокром пиджаке я повторяю вопрос.

- Уууух, - теперь президент облил господина Бычкова.

Госпожа Сляднева, в сухости сидящая между нами, красиво улыбается.

- Вот на нём я по Чёрному морю ходил, - кричит нам господин Смирнов, - у него 150 лошадей. Всё своими руками делается, покупается балон, на него уже всё остальное вешается.

- Интервью, - опять кричу я. Президент глушит двигатель.

- Да, - он прекрасно слышал мой вопрос, - учусь у Владимира Владимировича.

Фамилию я не уточняю.

- Вы на встрече с ребятами говорили про ремонт детских садов в 2012 году. Настолько уверены в победе?

- Да при чём тут победа? – раздражённо спрашивает Игорь Смирнов (он лучше меня знает, что выборы президента Приднестровья впервые будут конкурентными). Потом он задумывается:

- Вы знаете, время покажет. Мне ничто не мешает планировать.

- Как вы считаете, не является ли российский кредит в 300 млн рублей, идущий по линии Верховного Совета, показателем того, что Россия поставила на спикера Каминского?

- Поживём-увидим, пока я ничего не могу сказать… Вот в сентябре… Когда там у нас избирательная кампания начинается? В сентябре… Тогда и поговорим…

- Т.е. пока вы принципиально не комментируете тему президентских выборов?

Игорь Смирнов улыбается:

- Учусь у Владимира Владимировича…

Алексей ТОКАРЕВ

За помощь в подготовке интервью редакция выражает благодарность Алексею Бычкову, Полине Захаровой, Наталье Петровой, Алексею Тихонову, Вячеславу Тобуху.


Распечатать страницу