Арбитраж и качество юридических услуг: встреча с юристами фирмы «Vegas Lex»

13 декабря 2011

Арбитраж и качество юридических услуг: встреча с юристами фирмы «Vegas Lex»

Арбитраж и качество юридических услуг: встреча с юристами фирмы «Vegas Lex»

10 декабря члены Клуба сравнительного правоведения МГИМО побывали на открытой лекции одной из ведущих российских юридических фирм, укрепили свои знания в процессуальном праве и познакомились с множеством практических тонкостей юридической профессии: от рассмотрения споров до работы с клиентами.

Встречу открыли представители арбитражной группы фирмы — Кирилл Труханов и Юрий Сбитнев. Для знакомства с аудиторией они провели обзор по нескольким общим темам, среди которых оказалась и терминологическая путаница в связи с тем, что российские суды, рассматривающие коммерческие споры, были названы в свое время арбитражными, а не коммерческими или торговыми судами. Неподготовленный переводчик переведет словосочетание «арбитражный суд» как «arbitration», что для иностранца будет равно негосударственному третейскому суду. И это абсолютно естественно, ведь выбор независимых арбитров для разрешения торговых споров так привычен для любого предпринимателя, особенно за границей. Для того чтобы избежать таких ошибок, термин «государственный арбитражный суд» следует переводить как «commercial court», а термин «третейский суд» — как «arbitration».

Следует отметить, что такая проблема ведет порой к очень серьезным спорам. Так, летом 2011 года Высший арбитражный суд Российской Федерации (ВАС) рассмотрел знаковое дело, в котором фигурировали австрийский производитель детского питания «Hipp GmbH & Co. Export KG», его отечественный дистрибьютор ООО «СИВМА. Детское питание» и поручитель на стороне последнего — ЗАО «СИВМА». В 2007 году российский дистрибьютор и его поручитель не оплатили поставки, и производитель обратился в Международный арбитражный суд при Палате экономики Австрии, который признал за ним право взыскать долг по поставке. Следующим шагом стала попытка признания решения австрийского арбитража в Арбитражном суде г. Москвы, но он отказал в этом по следующему основанию. В подписанной австрийской стороной версии договора поставки от 2001 года использовался термин «Schiedsgericht», соответствующий русскому «третейский суд (страны Продавца)». Российская же сторона подписала договор версии 2000 года, в котором фигурировала формулировка «арбитражный суд страны Продавца». Поскольку главенствующая роль той или иной версии договора поставки не была определена, Арбитражный суд г. Москвы отказал в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения австрийского арбитража, сославшись на то, что стороны не пришли к соглашению о суде, управомоченном рассматривать споры из их договора. Дело дошло до ВАС, который занял противоположную позицию. Коллегия судей ВАС, вынесшая дело на рассмотрение Президиума ВАС, указала, что обе стороны принимали активное участие в ходе разбирательства в австрийском суде: обе назначили по арбитру, предоставили отзывы на иск, доказательства, участвовали в заседаниях. Ни одна из сторон не заявляла об отсутствии у австрийского арбитража компетенции рассмотреть дело по существу, ни одна из них не оспорила решение в вышестоящих местных судебных органах. А значит, по умолчанию и производитель, и его должник согласились с тем, что суд при Палате экономики Австрии был вправе рассудить их дело. Линию, намеченную коллегией, поддержал и Президиум: он удовлетворил требования «Hipp GmbH & Co. Export KG» и распорядился о выдаче исполнительного листа. Иное решение причинило бы значительный ущерб всем торговым отношениям с участием российских и иностранных лиц, поскольку привело бы к появлению государственного арбитража в тех договорах, где подразумевался лишь третейский суд — негосударственный арбитраж.

Поэтому хотя и имеется указанная трудность перевода, в российской судебной практике она разумно устранена.

В ходе встречи была обсуждена также проблема гарантий, связанных с вопросом клиента: «Гарантируете ли вы, что мы выиграем дело?» Единственным возможным ответом, который можно услышать от уважающего себя и свою репутацию юриста, будет ответ «нет» или, как пошутил К. Труханов, фраза Остапа Бендера: «Полное спокойствие может дать человеку только страховой полис. Так вам скажет любой агент по страхованию жизни».

Выступающие не раз обращали внимание на то, что одно хорошее знание процессуального права и практики его применения может обеспечить победу в деле или, по меньшей мере, лучший результат из худших. Понятно, что с общепринятых позиций разнообразное затягивание процесса никем в науке не поддерживается, однако если учесть, что в бизнесе важен каждый день и любая задержка приносит ему вред, то неудивительно, что затягивание процесса является одной из распространенных тактик, особенно со стороны лиц, не исполнивших свои обязательства. В одном из приведенных примеров процесс по договору займа продолжался 1,5 года и в итоге закончился мировым соглашением по уплате лишь 10% от основной суммы займа.

Ю. Сбитнев рекомендовал никогда не унывать, даже тогда, когда кажется, что уже все проиграно: «Любое судебное постановление можно оспорить. Даже решение Страшного суда можно обжаловать в Страшный апелляционный суд!»

Много интересного мы узнали и о доказывании. Особое внимание было уделено признанию сторонами каких-либо фактов: перед признанием чего бы то ни было нужно очень хорошо подумать. Порой суд может отвергнуть какие-то иные доказательства, свидетельствующие в пользу стороны, и использовать лишь одно, свидетельствующее против нее, — ее собственное признание. К. Труханов также напомнил о принципе «negativa non probantur» (отрицательные факты не доказываются). Одним из примеров стала ситуация, которая в той или иной форме часто становится предметом судебного разбирательства по делам о защите прав потребителей, столь часто встречающихся членам Клуба сравнительного правоведения МГИМО, участвующим в проекте «Court Studies». Например, покупатель приобретает шубу, из которой впоследствии выпадает мех. Продавец в такой ситуации заявит, что покупатель мех выщипал самостоятельно и откажет в замене товара или выплате потраченных на шубу денежных средств. В такой и любой аналогичной ситуациях всегда следует идти в суд и на основании ст.65 ГПК РФ (каждый должен доказать обстоятельства, на которые он ссылается) требовать от продавца доказательств того, что покупатель действительно выщипал этот мех. Если покупатель был добросовестен, то, конечно же, продавец ничего доказать не сможет и в итоге будет вынужден заменить товар или компенсировать его приобретение.

Интересный кейс был предложен участникам встречи в разговоре об интеллектуальной собственности. Крупный ритейлер отфотографировал всю свою продукцию и вывесил получившиеся фотографии на сайте своего интернет-магазина. ООО «Ромашка», реально занимающееся продажей тех же товаров, скопировало на сайт своего интернет-магазина все фотографии товаров, сделанные ритейлером. Ритейлер желает получить возмещение убытков (ст.1252 ГК РФ) или компенсацию (ст.1301 ГК РФ). Однако для того чтобы выиграть это дело, решили участники лекции, к нему нужно очень хорошо подготовиться. Ведь как только мы обратимся с иском в суд, ООО «Ромашка» просто закроет сайт, заявив, что сайт ему не принадлежит, а и он не знает, почему на сайте находится информация о нем и почему сайт закрылся именно сейчас. А сайт обязательно будет зарегистрирован на какое-то подставное лицо, которое невозможно найти.

Поэтому до обращения в суд и написания каких-либо претензий следует обратиться к нотариусу, в его присутствии заказать с этого сайта товар, принять вместе с нотариусом курьера с покупкой и чеками, на которых находится наименование ООО «Ромашка». Все указанные действия и события заносятся нотариусом в протокол, который и станет прекрасным доказательством в суде.

Последней интересной проблемой, затронутой на лекции, стало преюдициальное значение судебных решений. Выступающие обратили внимание на два вопроса. Во-первых, преюдиция работает лишь в отношении фактов (читаем в ч.2 ст.69 АПК РФ: «Обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным актом…»). Правовые оценки, данные судом, такими фактами не являются. Например, лицо по одному делу обратилось в суд за взысканием убытков. Суд отказал в удовлетворении иска, расценив требуемую сумму как долг. Лицо обратилось в суд по другому делу с требованием о взыскании долга, мотивировав его тем, что решением по другому делу данная сумма была признана долгом. В такой ситуации преюдиция применяться не будет. Во-вторых, преюдиция не действует в рамках одного дела, которое послужило предметом разбирательства в судах различных инстанций.

Вслед за представителями арбитражной группы выступил партнер фирмы «Vegas Lex» Михаил Сафаров, рассказавший нам о качестве оказания юридических услуг — на этом вопросе мало кто останавливается, а ведь именно впечатление о качестве оказанных юридических услуг и приведет клиента вновь на консультацию в фирму.

Центральным в сфере оказания юридических услуг является доверие между сторонами. Нет доверия — нет успешного разрешения дела (в большинстве случаев). Но для того чтобы такое доверие сформировалось со стороны клиента, юридическая фирма должна обладать множеством качеств и соблюдать немало правил. Прежде всего, оказание юридических услуг — это сервис. Поэтому сразу же следует задаться вопросом о том, что нужно клиенту. А клиенту нужно очень многое: финансовая эффективность, надежность, безопасность, информированность, быстрая реакция, точность, общение, компетентность, доброжелательность, честность, умение подстроиться под его эмоциональное состояние и многое другое. Юрист должен уметь слушать и слышать клиента, давать ему ясную и четкую информацию, позитивное воспринимать его жалобы и конструктивно их решать (ведь если клиент жалуется, значит он хочет дальше работать с юристом).

Часто возникает вопрос, почему данная юридическая услуга стоит именно столько: почему, например, в каком-то подвале регистрация юридического лица стоит 5000 р., а в крупной юридической фирме — в разы больше. Поэтому необходимо подробно разъяснять клиенту все, что будет сделано в связи с этой услугой: скажем, для регистрации юрлица фирма не просто распечатает готовый для заполнения бланк устава и впишет туда имена учредителей и размер уставного капитала, а глубоко разберется в бизнес-плане клиента, построит такую корпоративную структуру, которая ему действительно необходима и не подведет в ответственный момент. Покупка юридической услуги — это не покупка мороженого или услуги парикмахера. Вначале совершенно не понятно, что станет ее результатом. Вот почему клиент любую услугу юриста начинает оценивать по внешним признакам, а значит им также следует уделять серьезное внимание.

Интересным стал список из десяти вещей, способных разозлить клиента юридической фирмы:

  • неубедительность (и личная, и профессиональная);
  • исчезновение ответственного юриста в ответственный момент, влекущее неведение клиента;
  • неаккуратность и неорганизованность;
  • нежелание понять проблему клиента;
  • непунктуальность;
  • снижение уровня общения с клиентом, особенно во время кризиса дела;
  • «неразделенность» и отсутствие внимания;
  • несогласованность внутри фирмы;
  • дефицит времени у юриста;
  • непонятное соотношение «цена — качество» (см. выше).

Ясно стало, по меньшей мере, одно: многих проблем преимущественно этического характера можно избежать в будущем, если уже при учебе в Университете обращать на них внимание. Неубедительность влечет пониженную оценку на экзамене даже при правильном ответе; исчезновение в ответственный момент, дефицит времени — неуважение товарищей; неаккуратность и неорганизованность, несогласованность внутри академической группы — неуважение преподавателя; нежелание понять проблему, отсутствие внимания — неотзывчивость и неспособность понимать людей по жизни; непунктуальность — общий вред репутации.

Мы чрезвычайно благодарны юридической фирме «Vegas Lex» за столь интересные лекции, а Ассоциации менеджеров России — за помощь в организации встреч с практикующими юристами. Ведь уже 13 декабря члены КСП МГИМО смогут побывать на лекции юридической фирмы «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры», посвященной правовым аспектам оказания международных банковских услуг.

Глеб КОКИН, студент 4 курса факультета МП,
Елена ПАВЛОВА, студентка 2 курса факультета МП,
Клуб сравнительного правоведения


Распечатать страницу