Экология Каспийского моря находится в критическом состоянии, предостерегают эксперты

22 февраля 2012

Экология Каспийского моря находится в критическом состоянии, предостерегают эксперты

Экология Каспийского моря находится в критическом состоянии, предостерегают эксперты

Каспийское море в последние годы все чаще оказывается в центре внимания экологов в связи с возрастающим загрязнением окружающей среды региона отходами человеческой деятельности. По оценке экспертов программы Организации Объединенных Наций по окружающей среде (ЮНЕП), море страдает от загрязнений от деятельности по добыче и очистке нефти, радиоактивных отходов от атомных электростанций и огромных объемов неочищенных бытовых и промышленных отходов, приносимых рекой Волгой, которая дает около 80% всего притока свежей воды в Каспий.

Глава исследовательского Института экологии Каспия Реза Поургхолам (RezaPourgholam) в интервью иранскому информационному агентству «Фарс» заявил, что промышленное и нефтяное загрязнение Каспийского моря достигло «критического уровня». По словам эксперта, разработка нефтяных месторождений и движение больших танкеров ежегодно приводит к выбросу более 122 тыс. тонн потенциально опасных для здоровья нефтяных загрязнителей в крупнейший закрытый водоем в мире.

Он также отметил, что море отравлено большим количеством тяжелых металлов, представляющих такую же опасность для здоровья человека, как и углеводороды, добавив при этом, что «304 тонны кадмия и 34 тонны свинца загрязняют море каждый год».

Реза Поургхолам уточнил, что источником 95% загрязнений являются прикаспийские страны на севере и северо-западе — Россия, Казахстан и Азербайджан, на которые приходится большая часть шельфовой добычи нефти.

По мнению экспертов ЮНЕП, активная разведка нефтяных и газовых ресурсов, растущие сети трубопроводов и транспортных путей, промышленное загрязнение от притока рек и грунтовых вод, изменение климата и береговое опустынивание, а также, в частности, потеря биоразнообразия из-за излишнего использования рыбных запасов и появление агрессивных занесенных видов — это лишь немногие из экологических вызовов, которые угрожают Каспийскому морю.

В Каспийском регионе проживают 15 млн. человек, которые в большой степени зависят от природных богатств моря. В связи с этим, защита окружающей среды региона — это вопрос не только экологии, но также и обязательное условие для снижения рисков для здоровья прибрежного населения и устойчивого экономического развития. Поскольку большинство проблем являются трансграничными по своей природе, эти вызовы требуют более тесного и активного сотрудничества между странами Каспия.

Единственным юридическим соглашением по регулированию вопросов окружающей среды является Рамочная конвенция по защите морской среды Каспийского моря, также известная как «Тегеранская конвенция». Она была разработана представителями пяти прикаспийских государств (Азербайджанской Республики, Исламской Республики Иран, Республики Казахстан, Российской Федерации и Туркменистана) при поддержке ЮНЕП в 1995 году и подписана ими в 2003 году. Однако этот договор был ратифицирован всеми странами-участниками только через три года и вступил в силу лишь 12 августа 2006 года.

В свое время, Кофи Аннан, бывший Генеральный секретарь ООН, назвал подписание Тегеранской конвенции «важным шагом вперед для этого региона», заявив, что ратификация «исторического соглашения будет способствовать улучшению состояния здоровья и жизненных условий сотен миллионов людей».

Тегеранская конвенция устанавливает общие обязательства и институциональные механизмы. Она обязывает участвующие государства принимать меры не только по защите окружающей среды Каспийского моря от всех источников загрязнения, но также и по сохранению, восстановлению и охране морской среды.

Однако практическое выполнение Тегеранской конвенции неоднократно откладывалось из-за неспособности стран-участниц достичь консенсуса в переговорах по четырем дополнительным протоколам к Конвенции в приоритетных областях. Среди них — протокол по сохранению биологического разнообразия; протокол по защите Каспийского моря от загрязнения из наземных источников и в результате осуществляемой на суше деятельности; протокол о региональной готовности, реагировании и сотрудничестве в случае инцидентов, вызывающих загрязнение нефтью; протокол по оценке воздействия на окружающую среду в трансграничном контексте.

Только в августе 2011 году на третьей сессии конференции сторон Рамочной конвенции по защите морской среды Каспийского моря в городе Актау (Казахстан) представители России, Азербайджана, Казахстана, Ирана и Туркмении подписали протокол о региональной готовности, реагировании и сотрудничестве в случае инцидентов. Такой договоренности удалось достичь впервые с момента подписания Конвенции в 2003 году. Данный протокол вступит в полную силу после завершения процедуры законодательного утверждения на национальном уровне в каждом из участвующих государств. По прогнозам Минприроды России, это должно случиться к очередной сессии конвенции, которая состоится в России в 2012 году.

Директор департамента международного сотрудничества Минприроды НуритдинИнамов предположил, что в 2012 году может быть создан координационный центр, который с российской стороны будет обеспечивать взаимодействие с другими прикаспийскими государствами по вопросам охраны Каспия от нефтеразливов. Он также добавил, что центр должен будет следить за российскими нефтедобывающими компаниями, собирать информацию из других стран и участвовать в оказании помощи по устранению последствий возможных аварий.

«Координационный центр станет частью регионального механизма взаимодействия в рамках принятого протокола. Тем не менее, трудно прогнозировать, как быстро пройдут согласования внутри стран, но мы надеемся, что к 2012 году протокол начнет действовать. Со стороны России во исполнение решения о взаимодействии будет создан специальный центр. Скорее всего, он будет существовать на базе Минтранса. Безусловно, активное освоение нефтегазовых месторождений в районе Каспия подтолкнуло страны к соглашению. В настоящее время ни одна из стран не знает реальное положение дел о состоянии экологии региона в целом. Соглашение о взаимодействии дает нам возможность получать необходимую информацию и осуществлять полноценный экологический мониторинг», — пояснил НуритдинИнамов.

Создание подобного координационного центра особенно актуально в свете существующих проблем с оценкой объемов загрязнения нефтяными углеводородами Каспийского моря. По мнению ведущего научного сотрудника геофизического центра РАН Сергея Лебедева, доля загрязнения Каспийского моря нефтяными углеводородами, приходящаяся на транспортировку и внештатные ситуации, сильно занижена. Он также указал на необходимость создания систем мониторинга загрязнения нефтяными углеводородами акватории Каспия.

Однако принятие эффективных мер по защите Каспийского моря от загрязнения невозможно без урегулирования ряда более широких политических и правовых вопросов с участием всех прикаспийских государств, что затронет интересы и других стран.

«Неразрешенный вопрос о разграничении дна и акватории Каспийского моря между прикаспийскими государствами и неопределенность его правового статуса являются основными препятствиями на пути успешного решения многих вопросов, включая охрану окружающей среды и сохранение биологических ресурсов», — отмечает коллектив ученых-авторов «Энциклопедии Каспийского моря» во главе с академиком РАЕН, доктором географических наук Игорем Зонном.

По их мнению, угроза ухудшения экологической ситуации в Каспийском регионе и истощения его природных ресурсов напрямую зависит от состояния экономики и информированности населения о глобальном характере и важности этих вопросов. Данная проблема усугубляется чрезмерным развитием топливно-энергетического сектора, несовершенством правового регулирования природоохранной деятельности, ограниченным применением технологий по сбережению природных ресурсов и отсутствием экологического сознания, что повышает риск техногенных катастроф.

По словам директора Национального центра экологии и прогнозирования Азербайджана Тельмана Зейналова, пока не будет определен правовой статус Каспия, о его выздоровлении и контроле говорить не стоит, поскольку ни одна из прикаспийских стран не будет контролировать экологическую ситуацию на море.

Юрист компании «White&Case LLC» Максим Левинсон считает, что урегулирование правового статуса Каспия обязательно должно включать в себя, помимо определения режима недропользования, установление определенного режима судоходства и использования биологических ресурсов, а также сотрудничество государств в решении экологических и гидрологических проблем, обеспечение безопасности трубопроводов, прокладываемых по морскому дну.

«Последние несколько лет проблемы Каспийского региона стали объектом активной внешнеполитической деятельности многих государств. Помимо прикаспийских государств, эти проблемы остро волнуют и развитые страны Запада. Действительно, перспективность Каспия как нефтедобывающего региона и его уникальное географическое положение делают его острием региональных геополитических противоречий, значение которых простирается далеко за пределы собственно прикаспийских государств», — пояснил он.

Примером таких противоречий являются планы Туркменистана и Азербайджана по прокладке Транскаспийского газопровода «Набукко» по дну Каспийского моря для поставок газа в Европу, против которых выступают Россия и Иран, помимо прочего, опасаясь экологических последствий данного проекта. Еще одно прикаспийское государство — Казахстан — пока не высказало официальной позиции по данному вопросу. Между тем, 12 сентября 2011 года Европейский Союз утвердил мандат Еврокомиссии на ведение переговоров о строительстве этого газопровода, очевидно проигнорировав предостережения экологов.

Эксперты сходятся во мнении, что попытка любых действий по реализации очередного этапа проекта «Набукко» без участия России, Казахстана и Ирана может привести к непредсказуемым последствиям в регионе, поскольку никто не знает точного геологического строения и рельефа дна Каспия в условиях сейсмической активности и продолжающихся тектонических процессов. Одно из самых сильных, но далеко не последних землетрясений, произошло в азербайджанском секторе Каспия 6 февраля 2012 года. По мнению специалистов, в том числе и российских, прокладка трубопровода по дню моря, которое находится в шестибалльной сейсмической зоне, крайне опасна: разрыв трубы в замкнутом водном бассейне может привести к полному загрязнению Каспия. Однако прибыль, которую планируют получать западные иностранные компании в случае реализации проекта, пока является более весомым аргументом для мирового сообщества, чем экологические проблемы Каспийского региона.

Каспийское море — крупнейший закрытый водоем в мире с уникальной экосистемой, населенной более чем 400 эндемическими биологическими видами, наиболее известными из которых являются каспийский осетр и редчайший каспийский тюлень.

Трансграничные воды Каспия омывают пять прикаспийских стран — Азербайджан, Казахстан, Иран, Россию и Туркменистан. Значимость Каспийского региона, прежде всего, обусловлена его обширными запасами полезных ископаемых. По оценкам Департамента энергетики США, общие ресурсы Каспийского региона составляют примерно 100–200 млрд. баррелей нефти (что превышает запасы нефти всего североамериканского континента в целом) и 7,9 трлн. куб. метров природного газа.

Согласно оценкам Организации экономического сотрудничества и развития, доказанные запасы нефти Каспийского моря равны примерно 3% от мировых запасов углеводородов, а запасы природного газа около 5% от мировых объемов газа.

Лидером по объему добычи нефти и доказанным ее запасам является Казахстан. Второе и третье места занимают Азербайджан и Туркменистан соответственно. Иран добычу углеводородного сырья на Каспии пока не ведет.


Распечатать страницу