Вышел 71-й номер журнала «Вся Европа»

5 декабря 2012

Вышел 71-й номер журнала «Вся Европа»

Вышел 71-й номер журнала «Вся Европа»

Вышел в свет 71-й номер интернет-журнала «Вся Европа», издаваемого Европейским учебным институтом. В нем, как и во всех предыдущих, рассказывается о происходящем в Европейском Союзе и отношениях между Россией и ЕС. Анализируются последние события и новейшие тенденции в политической, экономической, социальной и культурной жизни и правоприменительной практике ЕС и его государств-членов, интересные для российского читателя.

Вошедшие в выпуск материалы рисуют крайне противоречивую картину, складывающуюся на нашем континенте. Казалось бы, мировые рейтинговые агентства продолжили понижать свои оценки состоятельности, устойчивости и надежности экономик большинства стран ЕС. На этот раз «под горячую руку» попала Франция. Её суверенный рейтинг опять снижен. Вместе с тем, очередное «унижение» было воспринято правящей партией нарочито спокойно. Президент Франсуа Олланд, находящийся у власти, в принципе, уже достаточно длительное время, сразу списал все на просчеты и недальновидную политику своего предшественника на этом посту. Более того, он поспешил представить дело таким образом, будто бы рейтинговые агентства не учитывают того позитивного эффекта, который должны дать предпринятые им меры (правда, изменений к лучшему не видят не только они, как показано в статье «Франция: устоять под ударами кризиса»). А бизнес вообще эту крайне болезненную «оплеуху» из-за океана проигнорировал. На мировых биржах обозначился благоприятный для французов тренд — вверх поползли почти все французские бумаги. Хотя, наверное, ненадолго.

С одной стороны, в ЕС осталось всего пять стран с высшим рейтингом успешности национальных экономик — три А. Мировые рейтинговые агентства сохранили его лишь за Германией, Финляндией, частью Бенилюкса и Австрией. И это из двадцати семи! Отдельным проблемным странам они снизили его до предельно низких уровней. С другой стороны, и у Италии, и у Франции, и у многих других вновь стало получаться размещать гособлигации под вполне приемлемые проценты (благодаря скоординированной политике еврозоны). Это очень важно. Фактически, как считает экспертное сообщество, проблемным странам удалось отразить организованную на них атаку спекулятивного капитала. На какой срок — другой вопрос. Они снова получили доступ к дешевым деньгам. Темпы накопления суверенных долгов начали снижаться. Их стало легче обслуживать. Меры, предпринятые ЕС и ЕЦБ, подействовали. Рынок поверил, что интеграционное объединение справляется с конъюнктурными трудностями. И Грецию он вытащит. И другим проблемным экономикам поможет. С третьей — алармистских сценариев возможного краха еврозоны меньше не стало. Отнюдь. Причем, в отличие от прежних времен они теперь подкрепляются конкретной цифирью и вполне убедительно выглядящими расчетами. В выпуске приводятся только несколько. Но вполне репрезентативных. Полностью или частично им посвящены такие статьи, как «Отказ от евро обойдется слишком дорого», «Греция: в ожидании помощи», «Сливки сняты», «Вот такие ранимые банки», «Пессимистические сценарии» и др.

Как акцентируется отдельными исследователями, ярчайшим подтверждением того, что экономическое положение еврозоны и ЕС в целом выправляется, стало то, что инвесторы вновь начали активно вкладываться в европейские ценные бумаги. Приток средств сюда сопровождается их условным бегством с североамериканских площадок. Если в предшествующие месяцы пенсионные, суверенные и иные фонды и другие инвесторы вкладывали в бонды в районе 90 млрд долларов, то с появлением альтернативы капиталовложения упали чуть ли не в три десятка раз — до «мизерных» 3 млрд с хвостиком. В то же время все международные финансовые учреждения и аналитические центры единодушно уверяют: в ближайшие годы США будут развиваться на порядок быстрее, чем европейские конкуренты. В еврозоне и ЕС в целом, по причине сжатия рынков и сокращения государственных затрат, темпы роста останутся неприемлемо низкими. Даже в благополучной Германии (на вопрос «почему» в какой-то степени отвечает упоминавшийся выше материл «Сливки сняты»). Их ожидает самая настоящая стагнация.

В номере помещены статьи, обзоры и комментарии, вскрывающие и другие аспекты крайне противоречивой ситуации, наблюдаемой на континенте. Но что хотелось бы особо подчеркнуть — все они подтверждают выводы, сделанные во вводной статье к предыдущему выпуску журнала, суммирующие некоторые базовые тенденции европейского развития последнего времени. Наиболее значимые и характерные.

Повсюду в Европе продолжило накапливаться недовольство курсом жесткой экономии. Более или менее последовательно он проводится практически повсюду (в качестве образчика в номере разбирается, в частности, система мер, осуществляемых правящими партиями Нидерландов — она подробно освещена уже в стартовой статье выпуска «Нидерланды: антиевропейская угроза отведена»).

Повсеместно усилились протестные настроения. Пошел рост забастовочного движения. Люди все чаще и чаще стали выходить на улицы как с экономическими, так и с политическими лозунгами. Впервые с начала экономического кризиса трудящиеся из различных стран Европы приступили к проведению скоординированных акций. Так, испанцам и португальцам удалось договориться об одновременном проведении всеобщей забастовки. Она была поддержана профсоюзами не только Греции и Италии, но и Франции и Бельгии. В результате забастовочное движение и демонстрации приобрели доселе невиданный размах. В акциях протеста приняли участие одновременно железнодорожники Бельгии; учителя, рабочие автозаводов и сотрудники авиатранспортных предприятий Испании; гражданские служащие Италии; работники метро Португалии и т.д., и т.д., и т.д. В результате отдельные города и сектора экономики оказались парализованными. В частности, транспортные системы и тяжелая промышленность Испании. Профсоюзы показали, что с ними придется считаться. Произошли многочисленные столкновения с силами поддержания порядка.

Однако руководство Испании и ряда других стран поспешило заявить, что политике «затягивания поясов» нет альтернативы. От нее никто не собирается отказываться. И все это на фоне дальнейшего падения жизненного уровня населения и ухудшающейся ситуации с безработицей. Казалось бы, по состоянию на сентябрь она достигла пика в 11,6% в среднем по зоне евро. Тем не менее, в октябре она продолжила «восхождение», достигнув исторического макисмума в 11,7%.

Все менее целостный монолит франко-германского тандема, служащего фундаментом интеграционного объединения, покрылся новыми трещинами и трещинками. На этот раз официальный Берлин взялся учить Елисейский дворец тому, какую экономическую политику Франции лучше проводить. Пошли слухи о том, что министр финансов Германии Вольфганг Шаубе якобы предложил напарнику по тандему созвать для этого специальное совещание своих экономических экспертов. СМИ наполнили публикации, предрекающие закат Франции, дальнейшую деградацию ее экономики, превращение галльского петуха в беспомощного желторотого птенца, нуждающегося в наставниках. Само собой, роль наставника могла бы взять на себя только одна страна — Германия. Дело дошло до того, что Франции стали прочить судьбу многострадальной Греции.

Парижу пришлось опровергать, объяснять, оправдываться. В том числе обещать, что заявленное сокращение суверенной задолженности, снижение бюджетного дефицита до 3% ВВП в 2013 году, ослабление налогового пресса на бизнес, уменьшение безработицы — не блеф. Что все это действительно состоится. На восстановление конкурентоспособности французской экономики будет потрачено 25 млрд евро. Еще 20 млрд дадут налоговые стимулы и другие меры.

Вместе с тем, руководство Франции не преминуло подчеркнуть, что безальтернативность тандема как локомотива европейской интеграции означает вовсе не отказ от продвижения своей собственной позиции или подстраивание под взгляды и пожелания партнера, а поиски совместных решений. Естественно, в самой уважительной и дружелюбной стилистике. В то же время во французских комментариях, как отмечается в материалах выпуска, все чаще стали звучать нотки недовольства тем, что Германия ставит свои интересы выше интересов партнеров по ЕС и еврозоне. Что она ведет себя в Европе так, как если бы все зависело только от нее. Что она зачастую подменяет собой институты ЕС. Что и судьбу ЕС, и все остальное Ангела Меркель подчиняет логике предвыборной борьбы у себя в стране. А для того чтобы развязать себе руки на внутреннем фронте, ей надо поскорее добиться от всех государств-членов ЕС бюджетной дисциплины и структурных реформ и подтолкнуть Европейский Союз к весьма основательному углублению политического и экономического союза.

Продолжился дрейф Великобритании в безбрежные воды неопределенности, связанной с все большим ее отдалением от еврозоны и ЕС в целом. Анализу этого феномена и его различных аспектов в выпуске уделяется особенно пристальное внимание (ему посвящены, в частности, статьи «Камерон и Клегг разошлись во взглядах на Европу», «Британия дрейфует к выходу? Из ЕС» и некоторые другие). Многочисленная когорта евроскептиков в Великобритании укрепляет свои позиции. Они все более настырны и влиятельны. Пользуются растущей поддержкой электората. Настолько ощутимой, что проведение референдума по членству в ЕС или пересмотру условий членства не кажется уже таким невероятным. Причем усиливающуюся тенденцию к обособлению от остальной Европы не в состоянии переломить ни призывы переполошившихся лидеров британского бизнеса, ни возвращение в большую политику Тони Блэра, ратующего за восстановление ведущей роли Лондона в Евросоюзе (о политических амбициях бывшего премьер-министра Великобритании рассказывается в статье «Тони Блэр не оставил надежд стать президентом ЕС»).

Настроения избирателей и грандов своей партии не может не учитывать Дэвид Камерон. В какой-то степени этим объясняется его неуступчивость на переговорах по рамочному бюджету ЕС на 2014-2020 гг. В ходе ноябрьского заседания Европейского Совета, результаты которого подробно разбираются в выпуске (в частности в статье «ЕС: бюджет не прошел»), главы государств и правительств так и не смогли выработать устраивающее всех решение. На уступки никто не пошел. В особенности Дэвид Камерон.

Как считают многие эксперты, включая авторов журнала, это как-то не вяжется со столь разрекламированной Брюсселем безоговорочной приверженностью императивам солидарности. К тому же в условиях продолжающегося кризиса суверенной задолженности подобная неуступчивость — непозволительная роскошь. Насколько опасно промедление, пишут и говорят много. Некоторые авторитетные комментаторы прямо советуют ЕС и государствам-членам определиться со своим выбором и пойти на реальное форсированное объединение экономик, сколь бы дорого это не стоило.

О высокой цене промедления напомнил продолжающийся переход под фактическое «внешнее управление» все большего числа стран ЕС. Их ряды оказался вынужденным пополнить и маленький Кипр. А ведь до вступления в ЕС островному государству жилось очень даже вольготно. И нынешние заботы его не мучили даже в кошмарных снах.

Еще несколько лет назад остров казался землей обетованной не только благодаря теплому морю и мягкому климату, но и потому что аккумулировал колоссальные денежные средства, будучи финансовым раем. Те добрые старые времена прошли. Никосия очень пострадала из за теснейших связей с экономикой Греции. Последняя пошла ко дну и потащила за собой маленький Кипр. Активы кипрских банков в восемь раз превышали ВВП страны. Значительная их часть была вложена в экономику своего средиземноморского соседа. Так, по состоянию на конец 2011 года они владели облигациями, выпущенными Грецией, на сумму в 4,7 млрд евро. Это четверть ВВП. Они предоставили Греции кредиты на сумму в 23,4 млрд евро. Все эти деньги зависли. Ситуация стала настолько катастрофичной, что мировые рейтинговые агентства сбросили кредитный рейтинг острова до мусорного уровня. Его экономика показала отрицательную динамику. Минус 2,4% роста в 2012 году по сравнению с позитивным ростом в 0,5% в 2011. Безработица подскочила до 11,3% активного населения и 25,9% среди молодежи младше 25 лет. Полученный от нашей страны займ в размере 2,5 млрд оказался каплей в море. Дефицит бюджета в 2011 году достиг 6,3%. Долг, еще недавно совершенно не чувствительный, вырос до 70,1% ВВП по состоянию на первые месяцы 2012 года.

Власти страны во главе с президентом-коммунистом никак не хотели обращаться за помощью к Брюсселю, Франкфурту и Вашингтону. Они надеялись выкарабкаться самостоятельно. В этих целях в начале года был введен режим жесткой экономии. Как и повсюду в Европе. Однако в конце концов им пришлось сдаться. Только если летом для их спасения достаточно было 10 млрд евро, то к концу года цифра почти удвоилась и достигла 17,8 млрд при общем объеме ВВП в 17,9 млрд евро. Заплатить за спасение «стандартная тройка» в составе Европейской Комиссии, ЕЦБ и МВФ потребовала «по гамбургскому» счету. Ведь в феврале 2013 года на Кипре состоятся президентские выборы. Что ожидает коммунистов, находящихся у власти, легко себе представить.

Кипру придется пойти по пути Греции, Ирландии и Португалии, которые были вынуждены чуть раньше подчиниться внешнему диктату в обмен на финансовые вливания. Комплекс мер, на которых из раза в раз настаивает «тройка», хорошо известен. Он включает: снижение заработной платы государственных служащих, сокращение социальных выплат, отмену по крайней мере части государственной помощи на приобретение жилья и других льгот. Кроме того, в него входят повышение НДС, приватизация, реформирование пенсионной системы и т.д. А ведь коммунисты проводили прямо противоположную политику наращивания государственных выплат и расширения потребительского спроса. И еще один весьма существенный момент. Операция спасения может на деле оставить Кипр без средств к существованию. Ему придется пойти на отказ от сохранения банковской тайны со всеми вытекающими отсюда последствиями. Кроме того, финансовые вливания могут обернуться для Кипра удвоением государственного долга, если только помощь не пойдет напрямую кипрским банкам (Испании этого удалось добиться). Вот такая маленькая частная история из жизни современного ЕС и еврозоны. В качестве иллюстрации.

Наконец, еще об одной тенденции, которая из номера в номер разбирается на страницах журнала. Настрой в ЕС на серьезное качественное углубление интеграции серьезно усилился. Все чаще лидеры ЕС стали выступать уже не просто с голословными призывами, а с тщательно продуманными и проработанными предложениями. Наиболее яркий пример — внесение постоянным председателем Европейского Совета Херманом ван Рампеем и Европейской Комиссией компромиссного варианта рамочного бюджета ЕС на 2014–2020 гг. Им предусматривается императивное введение налога на финансовые транзакции, так трудно дебатировавшегося у нас в Европе и за ее пределами; автоматическое отчисление 2/3 собираемых средств в бюджет ЕС; и сокращение национального взноса в него на сумму, равную отчислениям. Предполагается, что к концу периода, т.е. к 2020 году, прямые отчисления в бюджет, собираемые таким образом, достигнут 40% от его объема. Это революционное предложение. Большинство в ЕС ранее выступало против налога. Но сейчас оно имеет шансы пройти под флагом продвинутого сотрудничества. На внесении предложения настояли 11 стран ЕС, которые последовательно поддерживают введение налога на транзакции. Остальные молчаливо согласились проигнорировать его. Никто не стал блокировать инициативу. Если она пройдет, реально возникнет двухскоростной союз. Большинство будет делать свой взнос в бюджет ЕС по старой схеме. Участники продвинутого сотрудничества — по новой. Но меньшинство имеет хорошие шансы уже вскоре превратиться в большинство.

До этого с далеко идущими предложениями, более того, с фактической программой эшелонированной реформы ЕС выступил председатель Европейской Комиссии Мануэл Баррозу. В ней намечены основные этапы и элементы превращения евро в общую валюту ЕС и перерастания интеграционного объединения в подлинный политический и экономический союз. Такой союз, по его замыслу, должен быть наделен правом (естественно, в лице Европейской Комиссии) предупреждать принятие «неправильно» составленных национальных бюджетов, контролировать их исполнение и опираться в финансовой области на такой Европейской Центральный Банк, который по своим функциям, сейчас урезанным, ничем не будет отличаться от обычных национальных центральных банков.

Характерно, что инициативы по углублению интеграции стали выдвигаться самыми разными политическими силами ЕС, отдельными странами и группами стран, причем в различной конфигурации. Одна из последних касается наделения ЕС командными структурами, которые могли бы эффективно управлять военными операциями Союза, реально превращающими его также в военно-политический блок. К всеобщему удивлению, она родилась без участия Лондона, который всегда рассматривал военное и военно-техническое сотрудничество в качестве своего конька. Ее обнародовала пятерка континентальных тяжеловесов ЕС: Германия, Испания, Италия, Польша и Франция.

На этом фоне, как с сожалением отмечают авторы журнала, чуть ли не единственной областью стагнации остается пробуксовка с построением общих пространств между Россией и ЕС и осуществлением Рабочего плана реализации так разрекламированной Брюсселем и Москвой инициативы «Партнерство для модернизации». Причем в какой-то степени возникло даже ощущение того, что вместо сближения позиций по ключевым рефератам плана и направлениям партнерства, стороны стали двигаться в противоположном направлении. Ничего не было слышно и о возобновлении переговоров по Новому базовому соглашению Россия-ЕС.

В том, что касается отношений между Россией и ЕС, месяц прошел под знаком подготовки к очередной встрече на высшем уровне в Брюсселе 21 декабря 2012 года. Стороны заранее обозначили, что она будет непростой. Как бы в подтверждение своих не слишком оптимистических прогнозов, они загодя начали обмениваться уколами. Брюссель и Берлин фактически обвинили Кремль в углубляющемся отходе от демократических стандартов европейского пошива, многочисленных случаях нарушения прав человека, законодательном наступлении на права и свободы личности. Москва не осталась в долгу, все чаще и резче критикуя еврозону и ЕС в целом за нерешительные и противоречивые меры по преодолению кризиса суверенной задолженности, подрывающего перспективы стабильного экономического роста и за их пределами.

Одновременно они заранее возложили вину друг на друга за вполне предсказуемое отсутствие прогресса в решении давно «перезревших» проблем двухстороннего сотрудничества. Так, Москва устами посла по особым поручениям, ответственного за переговоры об отмене визового режима взаимных поездок, объявила о своем намерении «поставить ребром» визовый вопрос на саммите. Руководство России, пояснил он, предложит коллегам следующую схему. В ударном порядке стороны завершают реализацию первого и второго блока из перечня «Совместных шагов по переходу к безвизовому режиму» — о защищенности документов и незаконной миграции. К середине 2013 года снимают остающиеся вопросы по третьему и четвертому — об общественном порядке, безопасности, правовом сотрудничестве и внешних связях, чтобы подвести итог на июньском саммите и дать старт разработке самого безвизового соглашения. До конца 2013 года подготавливают и принимают его. В случае соблюдения такого графика, под олимпиаду в Сочи не надо будет придумывать никакого специального режима. Зрители, фанаты и спортсмены из ЕС смогут приезжать в Россию без виз.

Вместе с тем, Москва фактически сразу оговорилась о несбыточности таких планов. По словам дипломата, целая группа стран ЕС намеренно тормозят процесс отмены виз. Выдвигаемые ими резоны о том, что они опасаются беспрепятственного притока в регион экономических мигрантов, преступников и наркодилеров, не более чем предлог. На самом деле они хотели бы сначала выйти на безвизовый режим со всеми наиболее важными для них странами «Восточного партнерства». Кроме того, они увязывают продвижение по безвизовому треку с правами человека. Наконец, некоторые новые члены ЕС вообще просто пытаются таким образом «ущипнуть бывшего Большого брата». На ускоренный переход к безвизовому режиму согласны только 17 из 27 членов ЕС. Остальные десять предпочли бы еще потянуть.

Брюссель молниеносно парировал эти упреки пояснениями о том, что Россия и ЕС находятся только в начале длительного процесса, требующего больших напряженных усилий. Ни о каких конкретных сроках речи пока идти не может. Москве еще предстоит разобраться с проблемой миграции, которая становится, похоже, все острее. Она мало что сделала в ответ на претензии, высказанные ЕС к работе границ. Не меняется в лучшую сторону и ситуация с коррупцией. А ведь она напрямую влияет на надежность, защищенность и достоверность документов. В довершение всего Брюссель подтвердил свое категорическое неприятие требования Москвы о предоставлении свободного въезда в ЕС обладателям служебных паспортов. В результате «зависли» и ранее согласованные поправки и дополнения в Соглашение об облегчении визового режима, предусматривающие новые далеко идущие поблажки и послабления.

Хороший знак: из сферы взаимного противоборства ушла проблема, связанная с намерением Брюсселя в принудительном порядке навязывать всем авиаперевозчикам приобретение квот на выбросы парниковых газов. Столкнувшись с единым фронтом всех остальных мировых игроков, включая США, Китай и др., ЕС отступился, отложив на год вступление в силу подготовленных им законодательных актов. Однако ее место сразу же заняла другая. ЕС обратился в структуры ВТО с претензией против России, связанной с введением ею утилизационного сбора. Брюссель счел эту меру замещающей снижение Москвой пошлин на ввоз автомобилей, а, следовательно, полностью противоречащей правилам Всемирной организации.

Однако главное сражение на полях саммита, конечно же, развернется по поводу дискриминационных мер ЕС против российских компаний на своем энергетическом рынке. Это уже не эфемерная выгода от большего удобства взаимных поездок. Это реальные деньги. И очень большие. Даже огромные. Российские компании терпят многомиллиардные убытки. Упущенная выгода измеряется астрономическими цифрами. От участников рынка требуют тянуть на деле по две нитки магистральных трубопроводов, чтобы получить разрешение на эксплуатацию одной. При этом вторую некому заполнять и нечем. Селективно не пускают в распределительные сети, где генерируется основная прибыль. Заставляют продавать собственность на невыгодных нерыночных условиях, осуществляя фактически ее косвенную экспроприацию. Особенно возмущает Москву то, что ЕС придал применению своего Третьего энергетического пакета обратную силу. Поэтому руководство страны будет добиваться на саммите хоть какой-то корректировки проводимой ЕС практической политики, ущемляющей интересы российских энергетических гигантов. Однако шансов на подвижки почти нет. На это указывают результаты традиционной встречи президента России и канцлера Германии, к которой ежегодно приурочивается проведение Петербургского форума. И это в условиях, когда фирмы ЕС и исследовательские центры начинают открыто говорить о подтасовке прогнозных расчетов и самоубийственности осуществляемого ЕС курса в области энергетики (конкретные данные по этому поводу приводятся в статье «Несбыточные прогнозы»). Он ведет к «утяжелению» европейской экономики. Делает ее слишком затратной. Ослабляет конкурентоспособность.

А ведь поворот в отношениях с Россией Европейскому Союзу так нужен. Об этом все громче и настойчивее говорят деятели самого различного политического спектра как из национальных, так и наднациональных структур. Экономический кризис расставляет все по своим местам. Он заставляет увидеть очевидное. Россию и ЕС гораздо больше объединяет, чем разъединяет. Тесные экономические связи, курс на сближение и построение общих пространств могли бы дать мощный импульс экономическому росту.

Лидеры ЕС могут успокаивать себя победными реляциями о том, что предпринимаемые меры по выходу из кризиса суверенной задолженности и углублению интеграции, о чем подробно говорится на страницах журнала, (им посвящена одна из центральных статей выпуска «Путь к новой экономике») приносят плоды. Относительный упадок еврозоны и ЕС в целом продолжается. Они уступают позиции. Восходящие экономики, новые индустриальные и финансовые центры стремительно догоняют их, теснят, в чем-то даже опережают. Примеров тому становится все больше. Некоторые из них упоминаются в выпуске. Но, конечно же, далеко не все. В рейтинге стран ОЭСР по качеству образования на первых позициях оказываются Сингапур, Гонконг, Южная Корея, и только за ними — Великобритания, Германия и с большим отставанием США. А, скажем, та же Франция даже не входит в двадцатку лидеров, занимая «почетное» 25-26-е место. Лондон по-прежнему остается крупнейшим мировым финансовым центром. Однако если нынешние тенденции сохранятся еще какое-то время, то по числу занятых Сити уже в самом ближайшем будущем уступит не только Нью-Йорку, но и Гонконгу и Сингапуру. Американские и южнокорейские «Эпл» и «Самсунг» продают в Китае миллионы «трубок», но для рядовых китайцев они перестают быть престижными моделями. Все больше и больше жителей Поднебесной начинают отдавать предпочтение местным производителям. И разрыв в объеме продаж стремительно увеличивается. В не столь отдаленном будущем схожего поворота ожидают и в отношении авиалайнеров и авиаперевозок. Клуб аэрокосмических держав пополняется новыми странами, еще недавно именовавшимися развивающимися, все увереннее чувствующими себя на этом высокотехнологичном рынке. Китай же вообще готовится к тому, чтобы отвоевать у «Эрбасов» и «Боингов» весомый сегмент рынка авиационной продукции. Аналогичные процессы наблюдаются и в других областях. Хотя и о замедлении экономического роста БРИКС и возможном изменении наблюдаемого тренда последнее время тоже стало модно писать. Но об этом, по всей видимости, подробнее уже в последующих номерах.

Уважаемый читатель, в выпуске вы найдете также еще целый ряд интереснейших материалов по тематике российского членства в ВТО, миграции, развертывания интеграционных процессов на просторах Евразии, расширения Европейского Союза и т.д.

Приятного чтения!

© Марк ЭНТИН, главный редактор,
профессор МГИМО


Распечатать страницу