«Библиотека криминалиста. Научный журнал» №4(5)-2012

28 декабря 2012

«Библиотека криминалиста. Научный журнал» №4(5)-2012

«Библиотека криминалиста. Научный журнал» №4(5)-2012

Очередной номер периодического юридического издания — «Библиотека криминалиста. Научный журнал» выходит из печати в необычном формате. Большая его часть предоставлена редкому для юридической периодики жанру — научной дискуссии, материалы которой касаются проблемы истины в уголовном судопроизводстве и опубликованы в заглавной рубрике «Дискуссионная трибуна».

На протяжении длительного времени в отечественном уголовно-процессуальном законодательстве и в теории существовало единое мнение по вопросу о том, что установление объективной истины является одним из основных принципов и целью уголовного судопроизводства. Их всесторонняя правовая регламентация была осуществлена еще в Уставе уголовного судопроизводства 1864 года: целью уголовного судопроизводства объявлялось обнаружение материальной истины, а средством ее установления — всестороннее, полное и объективное исследование доказательств и обстоятельств дела при активном участии не только сторон, но и суда.

Позднее М.С. Строгович писал, что истина, устанавливаемая в уголовном процессе по расследуемому и разрешаемому судом делу, есть объективная истина, называемая материальной истиной. Это полное и точное соответствие объективной действительности выводов следствия и суда об обстоятельствах расследуемого и разрешаемого судом дела, о виновности или невиновности привлеченных к уголовной ответственности лиц.

В конце прошлого столетия в уголовно-процессуальной теории произошла переоценка взгляда на установление объективной истины: оно уже не называлось среди принципов уголовного процесса, однако рассматривалось как цель доказывания, а всесторонность, полнота и объективность исследования обстоятельств дела признавались обеспечивающими установление истины в уголовном судопроизводстве, в силу чего относились к уголовно-процессуальным принципам.

В начале нового столетия историческая преемственность принципов отечественного уголовного процесса была прервана: ныне УПК РФ не содержит нормативного закрепления принципов объективной истины, а также всестороннего, полного и объективного исследования обстоятельств дела. Это в свою очередь негативно повлияло на обеспечение законности в уголовном судопроизводстве, особенно на его досудебных стадиях.

Парадоксальная ситуация, когда уголовно-процессуальный закон, обязывая устанавливать обстоятельства, входящие в предмет доказывания, не считает целью доказывания установление объективной истины, не осталась без внимания ученых и практических работников: на протяжении 10 лет «работы» УПК РФ систематически ставился вопрос о необходимости изменения его ст. 6, регламентирующей назначение уголовного судопроизводства, с тем, чтобы легально сформулировать цель уголовного судопроизводства — всестороннее, полное и объективное установление обстоятельств преступления.

Новое предложение об этом поступило со стороны Следственного комитета РФ, подготовившего законопроект о введении в современный уголовный процесс России института установления объективной истины по уголовному делу, и открывшего его для общественности на сайте СК РФ.

Несмотря на важность и актуальность, в периодической научной юридической печати законопроект, фактически, не удостоился широкого обсуждения. А необходимость этого очевидна: реализация идей законопроекта, как представляется, может кардинально изменить концепцию отечественного уголовного судопроизводства. В таких условиях дискуссия может стать эффективным средством научного поиска правильного ответа на принципиальный вопрос о том, насколько нуждается отечественное уголовное судопроизводство в очередной реформе, в т. ч. и во введении в него института объективной истины. Понятно, что именно научная дискуссия должна послужить достижению и более широкого круга целей — уточнению проблемы, поиску ее оптимальных научно обоснованных решений, оценки выдвинутых точек зрения, установления степени их истинности, проверки аргументации, логичности и корректности рассуждений, обнаружения новых аспектов проблемы и т. д.

С пониманием этого «Библиотека криминалиста. Научный журнал» предоставил свои страницы ведущим российским ученым-процессуалистам, представившим свои точки зрения, сомнения и предложения по названному выше законопроекту. Участники дискуссии предприняли попытку аргументировано ответить на ряд общих вопросов, определивших предмет и композиционный план дискуссии, а именно:

— возможно ли достижение объективной истины в современном уголовном судопроизводстве и каковы должны быть критерии ее достижения;

— должно ли быть целью уголовного судопроизводства в целом установление объективной истины;

— совместимо ли установление объективной истины в уголовном судопроизводстве с принципом состязательности, принципом охраны прав и свобод человека и гражданина в уголовном судопроизводстве, презумпцией невиновности и иными принципами современного российского уголовного процесса;

— совместим ли институт установления объективной истины по уголовному делу с современным уголовным процессом или его введение потребует кардинального изменения концепции уголовного судопроизводства в РФ;

— какими представляются практические последствия введения института объективной истины в современный уголовный процесс России;

— является ли проект Федерального закона, предложенный СК России, достаточным для введения института объективной истины в уголовный процесс РФ.

На приглашение к дискуссии откликнулись известнейшие отечественные ученые и молодые исследователи, представляющие ведущие российские научные и учебные заведения из разных регионов страны. Приняли в ней участие и ученые, представляющие Следственный комитет России, судейский корпус и адвокатское сообщество страны. Все они — авторы очередной «Дискуссионной трибуны» нашего журнала.

Открывается она статьей «Действительно ли объективная истина — цель доказывания в уголовном судопроизводстве?», в которой доктор юридических наук, профессор, заведующий кафедрой уголовного процесса и криминалистики юридического факультета Омского государственного университета им. Ф.М. Достоевского В.А. Азаров анализирует целесообразность закрепления объективной истины как цели доказывания, в тексте УПК Российской Федерации. Автор обосновывает вывод о том, что фактически такая цель вытекает из ряда норм уголовно-процессуального закона. Прослеживает зависимость правосудности и справедливости судебного решения от его истинности, что напрямую влияет на уровень доверия населения к деятельности системы уголовной юстиции. В завершение прогнозируются возможные результаты внедрения в УПК Российской Федерации предписаний о необходимости всестороннего, полного и объективного исследования обстоятельств дела и установлении объективной истины.

Кандидат юридических наук, доцент кафедры уголовного права и процесса Института права Башкирского государственного университета Л. М. Аширова в статье «Объективная истина как элемент справедливого судебного разбирательства по уголовному делу» отстаивает точку зрения о необходимости закрепления и практической реализации требования объективной истины в уголовном судопроизводстве. На основе анализа судебной практики Европейского Суда по правам человека, международных документов, зарубежного уголовно-процессуального законодательства автор показывает, что установление истины есть составная часть справедливого судебного разбирательства. Объективная истина в отечественном уголовном процессе не носит абсолютного характера ввиду наличия особых порядков уголовного судопроизводства (гл.гл. 40, 40.1 УПК РФ). По мнению автора, требование установления истины должно соотноситься с другими составляющими справедливого судебного разбирательства.

Доктор юридических наук, профессор, заведующий кафедрой криминалистики Воронежского государственного университета О. Я. Баев в статье «Законопроект „Об объективной истине в уголовном судопроизводстве“ и возможные последствия его принятия» критически анализирует предложенный Следственным комитетом России законопроект о введении в уголовно-процессуальное законодательство института объективной истины под тезисом о необходимости которого соответствующим образом интерпретируется принцип презумпции невиновности, предлагается обязать суд быть активным участником процесса доказывания, обосновывается необходимость возвращения суду права направления уголовных дел для производства дополнительного предварительного расследования. Формулируется авторское виденье этих вопросов, в том числе возможного подхода к проблеме «поворота к худшему» при судебном разбирательстве уголовных дел.

В статье доктора юридических наук, профессора, заведующего кафедрой судебной деятельности Уральской государственной юридической академии В.М. Бозрова «Истина в уголовном процессе: pro et contra» анализируются некоторые аспекты законопроекта о введении в уголовный процесс России института объективной истины. Обосновывается вывод о том, что этот институт для современного уголовного судопроизводства неприемлем, поскольку поставленная перед ним цель процессуальными средствами недостижима, вследствие того, что результаты следственных и судебных действий во многом обусловлены субъективными факторами.

В центре внимания статьи кандидата юридических наук, доцента, заведующего кафедрой криминалистики Института повышения квалификации Следственного комитета Российской Федерации Ю.П. Боруленкова «Стремление к истине — высший закон правосудия», наряду с вопросом об истине в уголовном судопроизводстве, поставлены и проблемы его практического преломления в практике правосудия. Подчеркивается значение этого вопроса для идеологии уголовного процесса и его влияния на практику деятельности правоохранительных органов. Отмечается, что он связан с проблемой реализации принципа состязательности в уголовном судопроизводстве. Автором предлагаются некоторые концептуальные направления реформирования предварительного расследования.

Кандидат юридических наук, доцент, заведующая кафедрой уголовного права и процесса Института права Башкирского государственного университета Е.Г. Васильева в статье «Для оправдания достаточно „состязательности“, для осуждения необходима объективная истина» исследуется вопрос о соотношении активности суда в уголовном процессе и его состязательности. Автор считает, что сама по себе состязательность такую активность не предполагает. Вместе с тем определенные усилия суда ex officio представляются обоснованными, если речь идет о поиске дополнительных оправдывающих лицо доказательств. В результате делается вывод о необходимости асимметричного подхода к активности суда в уголовном процессе.

Доктор юридических наук, профессор, заведующая кафедрой уголовно-процессуального права Московской государственной юридической академии им. О.Е. Кутафина, Почетный работник высшего профессионального образования РФ Л.А. Воскобитова отмечает, что вопрос об истине в уголовном судопроизводстве не нов, но традиционно дискуссионен. И спор о ней идет в науке и практике уголовного судопроизводства не одно столетие. Современный российский уголовный процесс, переживающий перманентную и затянувшуюся реформу, вопрос об истине также сохраняет в повестке дня. В статье «Некоторые особенности познания в уголовном судопроизводстве, противоречащие мифу об истине» автор отмечает, что сложнейшая проблема истины человеческого познания, в том числе и в сфере уголовно-процессуального познания, достойна более серьезного, открытого и научного обсуждения. И не следует подменять эту серьезную работу мифотворчеством. Ибо суд, если он обеспечивает справедливость судебного разбирательства и осуществляет правосудие независимо и беспристрастно (ст. 6 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод), также способен правильно разрешать дело и без указания в законе истины как цели доказывания. Если в практике эти процессуальные обязанности выполняются должностными лицами последовательно и профессионально, это позволяет избежать судебных ошибок независимо от того, есть ли в УПК РФ прямое закрепление термина «истина». И наоборот, если и при условии закрепления термина «истина» практика будет осуществляться непрофессионально, с грубыми нарушениями норм УПК РФ, нарушениями прав человека в уголовном судопроизводстве, качество уголовного судопроизводства не изменится.

В статье «Теоретические основы модернизации учения о материальной истине в уголовном процессе» доктор юридических наук, профессор, и.о. заведующего кафедрой уголовного процесса, правосудия и прокурорского надзора Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова Л.В. Головко указывает, что так называемое «учение о материальной (объективной) истине» стало объектом многочисленных теоретических спекуляций в России и других постсоветских странах. За этими спекуляциями, часто бесполезными и бессмысленными, скрывается трудный выбор адекватной модели уголовного процесса в контексте известного концептуального противопоставления континентальной и англосаксонской уголовно-процессуальной идеологии. Такой выбор, номинативным символом которого является понятие «материальная (объективная) истина», не может быть произвольным или сугубо политическим. Он должен учитывать также непроцессуальные правовые факторы, прежде всего историческую систему материального уголовного права и общую концепцию организации судебной власти. В этой связи учение о материальной истине нуждается в модернизации, необходимой для возвращения российскому уголовному процессу институциональной логики одного из ярких представителей континентальной процессуально-правовой семьи. Но любая модернизация будет удачной только в том случае, если нам удастся избавиться от бесплодных споров, мифов и доктринальных химер, коих в советский и особенно постсоветский периоды появилось предостаточно. В этом смысле отрадно, что англо-американские уголовно-процессуальные иллюзии постепенно рассеиваются, и чем раньше мы будем от них полностью избавлены, тем лучше для российского уголовного процесса.

Статья доктора юридических наук, профессора кафедры уголовного права, уголовного процесса и криминалистики Московского государственного института международных отношений (Университета) МИД России А.В. Гриненко «К вопросу об истине в уголовном судопроизводстве» посвящена исследованию отдельных проблемных аспектов применения философской категории истины и смежных понятий в сфере уголовного судопроизводства. Обоснован вывод, согласно которому вопрос об истинности знаний в уголовном судопроизводстве должен разрешаться в общем русле теории познания действительности. Однако в российском уголовно-процессуальном законодательстве по мнению автора следует оставить более конкретную категорию «назначение уголовного судопроизводства», применение которой позволяет более полно обеспечить права лиц, вовлеченных в производство по уголовным делам.

Доктор юридических наук, профессор кафедры уголовного права, уголовного процесса и криминалистики Московского государственного института международных отношений (Университета) МИД России, секретарь Пленума, судья Верховного Суда Российской Федерации В. В. Дорошков в статье «Объективная и формальная истина как разные формы одного явления» рассматриваются основные положения концепций «объективной истины» и «формальной истины» применительно к уголовному судопроизводству. Обосновывается вывод о том, что ныне обществу необходим такой результат, когда установленные судом обстоятельства будут максимально полно и точно отражать ту часть объективной истины, которая подпадает под правовую регламентацию.

В статье кандидата юридических наук, доцента кафедры уголовного права и процесса Института права Башкирского государственного университета Е.В. Ежовой «Роль суда в установлении истины по уголовному делу» рассматривается проблема изменения роли суда в осуществлении доказывания по уголовным делам в связи с предложением о введении в УПК РФ института установления объективной истины и предоставления суду права возвращать уголовные дела для производства дополнительного расследования. Автор обосновывает вывод о том, что суд не должен принимать на себя функцию обвинения, а собирание им доказательств может быть осуществлено только для проверки доказательств, представленных сторонами.

Доцент кафедры уголовного процесса юридического факультета Гродненского государственного университета имени Янки Купалы, кандидат юридических наук, доцент Р.В. Зорин в статье «Судьба истины в уголовном процессе. Рождение, реанимация или верная погибель?» исследует проблемы предназначения уголовного процесса. Приводится обоснование необходимости законодательной регламентации цели уголовного процесса в качестве установления истины по уголовным делам. Исследованы отдельные проблемы совершенствования действующего уголовно-процессуального законодательства.

Современное состояние научной дискуссии относительно характера истины, познаваемой в уголовном процессе, ее необходимости как цели уголовно-процессуальной деятельности и ее зависимости от типологических свойств правосудия по уголовным делам анализируется кандидатом юридических наук, доцентом кафедры уголовного процесса и криминалистики Юго-Западного государственного университета А.А. Козявиным в статье «Критерий истины, познаваемой в уголовном процессе, в свете ее возможной нормативной формализации». В доказательство идеи о юридическом характере истины излагается авторская точка зрения на ее критерий, отстаивается позиция, что таковым является внутреннее убеждение, а не правоприменительная практика. В завершение дается негативная оценка основных предложений законопроекта о закреплении института объективной истины в Уголовно-процессуальном кодексе РФ как несоответствующих обоснованному в статье критерию истины и основным демократическим свойствам современного уголовного процесса.

В статье «Момент истины» доктор юридических наук, профессор кафедры судебной власти и организации правосудия Национального исследовательского университета — «Высшая школа экономики» Н.Н. Колоколов обращает внимание на то, что применительно к уголовному процессу проблема «объективной истины» во все времена пребывала в числе приоритетных научных исследований. Предложение СК РФ закрепить в УПК РФ достижение объективной истины как цель уголовного судопроизводства лишь обострило перманентную дискуссию. Ожесточенно критикуется предложение авторов законопроекта возложить обязанность установления объективной истины на судей. Изучение полемики позволяет сделать вывод о том, что участники спора, с одной стороны, не понимают сути такого социально-правового феномена, как объективная истина, а с другой, они забывают, что таковая в иерархии целей уголовного судопроизводства далеко не единственная. В статье приведены рассуждения по теме истины, а также примеры из судебной практики, подтверждающие оба вышеприведенных суждения. Автор приходит к выводу о том, что за годы своего существования в отечественной науке уголовного процесса и законодательстве институт объективной истины прошел длительный ряд трансформаций. И данный процесс весьма далек от завершения.

Кандидат юридических наук, доцент кафедры уголовного процесса и криминалистики Байкальского государственного университета экономики и права С.В. Корнакова в статье «Об установлении истины в уголовном судопроизводстве России» раскрывает содержание и специфику истины в процессе доказывания по уголовному делу; аргументирует возражения по поводу критики законопроекта. Автором обосновывается вывод о том, что реализация законодателем предложения о введении института установления объективной истины, относящееся к установлению обстоятельств преступного деяния, не противоречит принципу состязательности уголовного процесса; требование всестороннего, полного, объективного исследования обстоятельств уголовного дела и направленность деятельности субъектов доказывания на достижение истины по каждому уголовному делу нуждается в законодательном закреплении.

В статье доктора юридических наук, профессора кафедры уголовного процесса и криминалистики Тольяттинского государственного университета В.М. Корнукова «Возможен и нужен ли возврат концепции объективной истины в законодательство и практику российского уголовного судопроизводства» рассматриваются теоретические и практические аспекты уголовно-процессуальной деятельности, связанные с доказыванием и его результатами. Под этим углом зрения анализируются представления ученых о характере знания об обстоятельствах, подлежащих доказыванию, на основе которого должны приниматься итоговые решения по уголовному делу, в соотношении их с практикой правоприменения и принятия соответствующих решений. Раскрываются негативные стороны досудебной деятельности и мотивы разработки проекта закона о введении института установления объективной истины по уголовным делам. Излагается характеристика основных положений этого законопроекта, дается их оценка и делается вывод о его неприемлемости. Исследуется теоретический вопрос об истине, ее видах, их соотношении, о возможности использования категории «объективная истина» в нор?мативно-правовых актах. Обосновывается практическая значимость концепции объективной истины для уголовно-процессуальной деятельности, высказываются соображения по реализации некоторых положительно оцененных предложений, содержащихся в обсуждаемом законопроекте, и других путей совершенствования уголовного судопроизводства. В контексте рассматриваемой проблематики затрагива?ются вопросы состязательности и презумпции невиновности.

На основе анализа различных точек зрения ученых-процессуалистов, действующего УПК РФ и практики его применения доктор юридических наук, профессор, заведу?ющий кафедрой уголовного процесса Кубанского государственного аграрного университета Р.В. Костенко в статье «Объективная истина — цель уголовно-процессуального доказывания» делает оригинальные выводы относительно института объективной истины в уголовном процессе. В частности, по мнению автора, целью уголовно-процессуального доказывания должна являться объективная истина.

Доктор юридических наук, почетный работник высшего профессионального образования Российской Федерации, заведующая кафедрой уголовного процесса и криминалистики Самарского государственного университета В.А. Лазарева в статье «Объективна ли „объективная истина“?» с позиций презумпции невиновности и состязательности критически рассматривается проект закона, предлагающий ввести в УПК РФ норму, определяющую «объективную истину» и связанные с этим изменения порядка уголовного судопроизводства, в том числе расширение оснований возвращения уголовного дела прокурору. Автор полагает, что состязательность есть только там и тогда, где и когда обеспечена независимость суда от сторон, в первую очередь от стороны обвинения. Состязательность требует четкого разделения функций суда и сторон. Дезавуировав презумпцию невиновности и состязательность, проект закона о внесении изменений в УПК РФ разрушает всю систему взаимосвязанных и сбалансированных принципов. Мечтая об объективной истине, его авторы предлагают отказаться от надежды на главную гарантию подлинного правосудия — независимость судебной власти, независимость, в первую очередь, от позиции и влияния органов предварительного расследования.

В связи с предложением Следственного комитета РФ о введении в УПК РФ института установления объективной истины по уголовному делу кандидат юридических наук, доцент кафедры уголовного процесса, прокурорского надзора и правоохранительной деятельности Юридического института Томского государственного университета Д.А. Мезинов в статье «Объективна ли истина, устанавливаемая в уголовном процессе?» критически анализирует высказанные в ходе возникшей научной дискуссии мнения. В статье обосновывается, что стремление суда и должностных лиц стороны обвинения к установлению действительных обстоятельств уголовного дела при соблюдении ими закрепленных в УПК ограничений соответствует как интересам общества и государства, так и правам и интересам личности. В то же время автор не считает правильным использование в законе словосочетания «объективная истина», обосновывая выводы об отсутствии точных критериев достижения объективной истины в уголовном процессе, о несовпадении понятий «объективная истина» и «достоверные выводы об устанавливаемых по уголовному делу обстоятельствах», о возможности и необходимости достижения таких выводов в ходе доказывания по уголовному делу, рассматривая их в качестве юридической (судебной) истины. Автор полагает приемлемым для отечественного уголовного процесса следование стандарту «вне разумных сомнений» при формиро?вании внутреннего убеждения судьи как критерия достижения достоверных выводов об устанавливаемых по уголовному делу обстоятельствах, положительно оценивает умеренно реализованную в УПК РФ состязательность как условие достижения таких выводов. С этих позиций подвергаются критике предложения разрешить суду по своей инициативе возвращать уголовное дело прокурору для восполнения неполноты доказательств, а также о введении дополнительного основания для отмены не вступившего в законную силу судебного приговора.

В статье «Установление истины как цель доказывания в уголовном процессе» доктор юридических наук, профессор кафедры уголовно-процессуального права Московской государственной юридической академии им. О.Е. Кутафина, заслуженный юрист РФ Ю.В. Орлов критикует регламентацию целей (задач) уголовного судопроизводства в УПК РФ, которые сведены исключительно к защите прав сторон и не содержат указания на социальные цели. Принцип состязательности возведен в абсолют и превращается в самоцель. Суд превращен в бесстрастного арбитра, наблюдающего лишь за соблюдением спорящими сторонами процессуальных правил. Все это в конечном счете отрицательно сказывается на интересах обвиняемого, поскольку исход спора при пассивном суде целиком зависит от умения и квалификации сторон, а обвиняемый не всегда может быть обеспечен квалифицированным защитником. Причины таких крайностей в действующем УПК РФ, во-первых, в том, что его разработчики ставили своей целью полный слом прежнего, по их мнению, «инквизиционного» УПК РФ, во-вторых, их явная ориентация на уголовно-процессуальное законодательство США, которое совершенно не соответствует российскому национальному менталитету, и, в-третьих, явный «адвокатский» уклон, стремление максимально обеспечить интересы защиты, нередко в ущерб интересам другой стороны (потерпевшего). Рассматриваются проблемы истины в уголовном процессе, критикуется концепция формальной (юридической) истины. Устранению всех этих перекосов значительно способствовало бы закрепление в законе положений, изложенных в подготовленном Следственным комитетом РФ проекте закона об изменениях в УПК РФ — принципа всесторонности, полноты и объективности исследования, объективной истины и активности суда в собирании и исследовании доказательств.

Доктор юридических наук, доцент, профессор кафедры уголовного процесса Волгоградской академии МВД РФ Г.А. Печников в статье «Диалектика и уголовный процесс» дает оценку действующего УПК РФ и законопроекта Следственного комитета России, предлагающего введение в современный отечественный уголовный процесс института установления объективной истины по уголовному делу с позиции материалистической диалектики. По мнению автора, такая оценка необходима, так как диалектика — закон объективного мира и закон познания, она всеобща и универсальна; действие ее объективных законов непреложно. В объективной истине — высокий нравственный потенциал. По-прежнему актуально звучат слова Вольтера: «Все мы любим истину и делаем из этой любви добродетель, ибо в наших собственных интересах — не подвергаться обману».

В статье доктора юридических наук, профессора, начальника отдела координации научной деятельности в МВД России управления организации профессиональной подготовки Департамента государственной службы и кадров МВД России А.В. Победкина «Моральные победы — не считаются?» рассматриваются нравственные аспекты проблемы истины в отечественном уголовном судопроизводстве во взаимосвязи с иными основными процессуальными проблемами и нормативными новеллами последних лет. Обосновывается идея о необходимости оценки основных процессуальных институтов с нравственных позиций. Делается вывод, согласно которому из российского уголовного судопроизводства (его нормативной и правоприменительной составляющей) выхолащиваются нравственные начала. Критически оценивается формальная истина и особый порядок судебного разбирательства. Между тем, необходимость установления истины в уголовном судопроизводстве прежде всего несет большой нравственный заряд.

В статье доктора юридических наук, доцента, заведующего кафедрой уголовного права, криминалистики и криминологии юридического факультета Мордовского государственного университета им. Н.П. Огарёва Н.А. Подольного «Объективная истина, или каким быть уголовному процессу России» рассматривается предложение о включении понятия «объективная истина» в УПК РФ. Приводятся доводы в пользу того, что допустить этого нельзя, поскольку может повлечь за собой возрождение инквизиционного процесса. Также вскрывается идеологическое содержание понятия «объективная истина», которое не соответствует демократическим требованиям.

Известный российский адвокат Президент Адвокатской палаты города Москвы кандидат юридических наук, доцент Г.М. Резник в статье «Институт объективной истины как прикрытие репрессивности правосудия» развивает взгляд на объективную (материальную) истину как практическую достоверность, которая не вмещается в силлогизмы формальной логики и описывается логикой правдоподобных рассуждений. Средства познания в уголовном судопроизводстве не настолько совершенны, чтобы полностью исключить судебные ошибки. Исторический опыт розыскного процесса показывает, что он неизбежно ведет к нарушению прав личности и фактической ликвидации презумпции невиновности. В правовом государстве права и достоинства личности являются более высокими ценностями, чем установление истины.

Статья кандидата юридических наук, доцента кафедры уголовного процесса Российской академии правосудия Е.В. Рябцевой «Объективная истина в уголовном процессе: возможные последствия ее законодательного закрепления» посвящена анализу проекта федерального закона «О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации в связи с введением института установления объективной истины по уголовному делу» с точки зрения его соответствия действующим уголовно-процессуальным нормам и институтам. Показана декларативность некоторых положений законопроекта, невозможность их практической реализации. В статье содержатся отдельные предложения, направленные на совершенствование уголовно-процессуального законодательства.

В статье кандидата юридических наук, старшего инспектора главного организационно-инспекторского управления Следственного комитета Российской Федерации Г.К. Смирнова «Объективная истина как ориентир уголовно-процессуального доказывания» аргументируется необходимость введения в уголовный процесс России правового института объективной истины. Анализируются доводы противников этого, обосновывается сопоставимость института объективной истины в уголовном процессе с его состязательным характером.

Кандидат юридических наук, доцент кафедры уголовного процесса Воронежского государственного университета Г.В. Стародубова в статье «Законопроект СК России о введении института установления объективной истины и возможные последствия его принятия» проводит анализ опубликованного СК РФ законопроекта о введе?нии института установления объективной истины в уголовном процессе. Делается вывод о том, что уголовно-процессуальная истина должна отождествляться с доказанностью в установленном законом порядке обвинения. Возможность установления истины по уголовным делам и принцип презумпции невиновности не исключают друг друга. Напротив, презумпция невиновности определяет «качество» истины через отсутствие противоречий и сомнений в виновности обвиняемого в совершении преступления. Далее на основе положений законопроекта делается вывод о попытке возрождения в уголовном процессе института возвращения уголовных дел на доследование и попытке создания механизма устранения допущенных в ходе досудебного производства пробелов в доказательственной базе обвинения и указывается возможные последствия создания такого механизма.

Статья доктора юридических наук, профессора кафедры уголовного процесса и криминалистики Санкт-Петербургского государственного университета Н.Г. Стойко «Достижение истины в современном следственном и состязательном уголовном процессе» является реакцией на начавшееся в российской юридической литературе обсуждение предложения о введении института объективной истины. Цель автора — показать значение достижения истины для современного уголовного процесса путем уголовно-политического и сравнительно-правового анализа истины как уголовно-процессуальной цели. Выводы — достижение истины (наряду со справедливостью) является важной целью современного уголовного процесса любого типа; установление истины как цель процесса не вступает в противоречие с его состязательностью или ориентацией на состязательность; споры об истине вне социального контекста лишены практического смысла; необходимо перейти от абстрактно-теоретического или «идеологизированного» спора об истине к спокойному обсуждению связанных с ней вопросов концептуальной унификации (не исключающей возможности определенной технической дифференциации) и отграничения друг от друга деятельности полиции, прокуратуры и суда по уголовным делам (на материально-правовом, процессуальном и институциональном уровнях).

Кандидат юридических наук, доцент кафедры уголовного права и процесса Института права Башкирского государственного университета Р.М. Шагеева в статье «В споре рождается истина» анализирует аргументы сторонников и противников истины в уголовном процессе. Отмечается, что вопрос об истине тесно связан с общим направлением развития уголовно-процессуального законодательства. Истина и стремление к ее установлению является общечеловеческой ценностью, наличие которой в уголовно-процессуальной сфере, где решается судьба человека, безусловно необходимо. Истина нужна и для реальной защиты прав и законных интересов лиц, потерпевших от преступлений, защиты невиновных граждан от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения их прав и свобод, и поэтому требование установления всех обстоятельств дела в соответствии с объективной действительностью должно быть закреплено в уголовно-процессуальном законе.

Завершается рубрика статьей одного из патриархов отечественного уголовного процесса доктора юридических наук, профессора кафедры уголовного процесса и криминалистики Самарского государственного университета С.А. Шейфера «О законопроекте «О внесении изменений в УПК РФ в связи с введением института установления объективной истины по уголовном делу». Анализируя нормы УПК РФ, автор приходит к выводу, что установление истины, достигаемое путем всестороннего, полного и объективного исследования обстоятельств дела, остается целью доказывания, имеющей высокую социальную ценность, несмотря на то, что в ряде случаев закон жертвует истиной в пользу более высокого приоритета — обеспечения прав и свобод человека. В статье обращается внимание на ряд недостатков правового регулирования современного российского уголовного судопроизводства, предлагаются пути их устранения.

Несмотря на отличия в подходах к обсуждаемой проблеме, множественность высказанных точек зрения, различия в аргументации, выводах и предложениях, публикуемые научные произведения, по нашему глубокому убеждению, станут еще одним средством совместного поиска ответа на вопрос о месте истины в отечественном уголовном судопроизводстве, будут востребованы и творчески использованы юридической наукой и практикой.

Выражая искреннюю признательность авторам-участникам дискуссионной трибуны, мы надеемся, что она вызовет интерес наших читателей и авторов, которые найдут возможность и время не только ознакомится с ее результатами, но и принять участие в дальнейшем обсуждении.

Рубрика «Уголовное право» предоставила свои страницы ученым-пеналистам.

Она открывается статьей доктора юридических наук, профессора Саратовской государственной юридической академии, директора Саратовского Центра по исследованию проблем организованной преступности и коррупции Н.А. Лопашенко «Уголовная политика в области преступлений в сфере экономической деятельности: можно ли хуже?». Статья посвящена проблемам уголовной политики в области преступлений в сфере экономической деятельности. Бесконечное реформирование гл. 22 УК привело к тому, что и изначально не отличавшаяся высоким качеством законотворчества глава ныне потеряла всякую системность и логичность. Количественный состав статей в гл. 22 УК увеличился за 15 лет его действия по?чти на треть. Вместо того чтобы сокращать уголовное преследование представителей хозяйствующих субъектов в стране, как это заявлялось на разных уровнях, сфера преступного существенно расширена. Криминализация деяний в экономической сфере значительно превалирует над декриминализацией, хотя все большее распространение получает скрытая, латентная декриминализация. Криминообразующие признаки устанавливаются законодателем произвольно, имеют кардинально разное выражение по близким составам. Пенализация в отношении преступлений в сфере экономической деятельности отличается непоследовательностью и противоречивостью. Практикуемое в последнее время специальное освобождение от уголовной ответственности на деле гораздо сильнее карает виновного, чем уголовное наказание. С учетом этого автор предлагает принятие новой главы, посвященной преступлениям в сфере экономической деятельности, в рамках принятия нового УК РФ.

В статье кандидата юридических наук, доцента кафедры юриспруденции Покровского филиала Московского государственного гуманитарного университета им. М.А. Шолохова Е.О. Руевой «Особенности привлечения к административной ответственности за оскорбление в свете гуманизации уголовного законодательства» рассматриваются некоторые особенностям привлечения физических и юридических лиц к административной ответственности за оскорбление, что особенно актуально в свете ранее проведенной декриминализации соответствующих преступлений и обратной криминализации клеветы. Дан юридический анализ расследования и рассмотрения административных дел об оскорблении, выделены проблемные аспекты административного регулирования института защиты чести, достоинства и репутации граждан.

Рубрика «Криминалистика» предоставила свои страницы откликам, поступившим на дискуссию о предмете познания криминалистики, материалы которой были опубликованы в N 3(4) издания «Библиотека криминалиста. Научный журнал» за 2012 год.

Доктором юридических наук, профессором, заведующим кафедрой криминалистики Воронежского государственного университета О.Я. Баевым в статье «Самоидентификация современной криминалистики (объект, предмет и субъектная система современной криминалистики)» анализируются мнения ряда ученых, принявших участие в возобновившейся дискуссии об объекте и о предмете современной криминалистики. На этой основе предлагается авторское виденье этих проблем. Особое внимание уделяется проблемам субъектной системы данной науки и использованию достижений криминалистики в других, помимо уголовного, видах судопроизводства. Предлагается авторское определение, согласно которому ныне криминалистика — это наука о закономерностях преступной деятельности, возникновении и существовании уголовно-релевантной информации о ней, ее собирании, исследовании, использовании и оценки в уголовно-процессуальном исследовании преступлений, разрабатывающая на этой основе поисково-познавательные средства и методы реализации процессуальных функций дознавателем, следователем, специалистом, экспертом, прокурором и адвокатом с учетом процессуального статуса каждого из них.

В статье «Развитие криминалистики и трансформация определения ее предмета» профессором кафедры криминалистики Уральской государственной юридической академии, доктором юридических наук, профессором Л. Я. Драпкиным рассматриваются современные понятия о предмете криминалистики. Отмечается, что научные открытия, существенные изменения в технологии, механизмах, приемах теоретической и практической деятельности привели в конечном счете к смене стилей (типов) научного мышления, появлению новых теоретических категорий и понятий, методов и приемов исследования, ломке старых взглядов и эталонов, в т. ч. и в криминалистике. По мнению автора сфера применения различных криминалистических разработок будет расширяться, но это ни в коей мере не свидетельствует о том, что криминалистика специально создает методы и средства для различных видов и направлений теоретической и практической деятельности.

Доктор юридических наук, профессор, директор Института судебных экспертиз, заведующая кафедрой судебных экспертиз Московской государственной юридической академии имени О.Е. Кутафина, действительный член Российской академии естественных наук, действительный член Международной ас?социации по идентификации, президент Ассоциации образовательных учреждений «Судебная экспертиза», Заслуженный деятель науки РФ, Почетный работник высшего профессионального образования РФ Е.Р. Россинская в статье «Ревизия определения предмета криминалистики: за и против» рассматривает дискуссионные проблемы общей теории криминалистики, связанные с развитием представлений о предмете науки. Обсуждается вопрос, нужна ли радикальная ревизия подходов к определению предмета криминалистики и насколько обоснованны предложения ряда авторов по данному вопросу. По мнению автора, в настоящее время развитие криминалистики идет в направлении расширения и углубления решаемых ею задач, изменения характера многих объектов исследования, что объективно способствует не только появлению новых технико-криминалистических методов и средств, новых тактических приемов и комбинаций, новых методик расследования, новых частных криминалистических теорий и учений, но и постепенному изменению представлений о системе и предмете науки.

Рубрика «Криминология» этого номера предоставила свои страницы авторам произведений различной тематической направленности.

Кандидат юридических наук, доцент, преподаватель кафедры уголовного права и криминологии Байкальского государственного университета экономики и права Д.В. Жмуров в статье «К проблеме определения «криминального генеза» указывает, что изучение механизма индивидуального преступного поведения неизбежно ставит перед исследователем ряд вопросов: о целесообразности применения термина «механизм преступного поведения», об отличии механизма преступного поведения от механизма поведения вообще и некоторые другие. Отвечая на эти вопросы, автор обосновывает целесообразность использования термина «криминальный генез», под которым понимает процесс внутреннего развития и осуществления индивидуальной преступной деятельности. При этом ключевая проблема причин преступности, на взгляд автора, это не вопрос поиска «преступных мотивов и потребностей», а вопрос о том, почему у человека появляется стремление нарушить культурный запрет, почему он желает совершить преступление и выйти из нормативного пространства. Вероятно, это происходит при стечении множества обстоятельств, основополагающим из которых является криминальная идентификация личности, то есть принятие культуральной роли преступника, через которую, уже в дальнейшем, негативным образом преобразуются мотивы, потребности, влечения и пр. В статье определяется понятие криминального генеза, подробно приводятся его основные этапы и содержательные характеристики, начиная от криминальной идентификации и заканчивая постпреступной психической активностью. Сделан вывод, в соответствии с которым объективно-субъективный характер криминального генеза предполагает, что формирование индивидуальной преступной деятельности должно рассматриваться в трех плоскостях: а) области бессознательного (криминальная идентификация); б) области сознания (криминогенной мотивации, частично доступной осознанию самого субъекта) и в) внешне фиксируемого поведения (объективный аспект).

В статье доктора юридических наук, профессора, заведующего кафедрой уголовного права Российской академии правосудия Ю.Е. Пудовочкина «Диалог как платформа предупреждения экстремизма: теоретические предпосылки и препятствия для использования в России» исследуется вопрос о теоретических предпосылках использования диа?логовых методов в работе правоохранительных структур по профилактике экстре?мизма, доказывается перспективный характер этого направления профилактики, определяются основные препятствия внедрению технологии диалога в условиях рос?сийской действительности.

В рубрике «Международное уголовное право и правосудие» опубликованы произведения по результатам исследований междисциплинарного характера, проведенных на стыке различных отраслей внутригосударственного и международного права.

Статья студентки выпускного курса бакалавриата Международно-правового факультета МГИМО(У) МИД России Е.А. Копыловой «Преюдиция как процессуальный институт современного международного права» уникальна для отечественной юридической периодики публикацией. Институт преюдиции играет важную роль в национальном уголовном процессе, так как позволяет значительно ускорить судопроизводство и предупредить вынесение противоречивых решений по одному и тому же вопросу. В то же время его положительные свойства и даже само существование в международном праве требуют тщательного изучения. Кодифицированный институт преюдиции является особенностью российского уголовно-процессуального законодательства (ст. 90 УПК РФ). В зарубежных странах он, будучи неотъемлемым атрибутом вступившего в законную силу судебного акта, был выработан судебной практикой и лишь косвенно является объектом законодательного регулирования. Данный подход опасен отсутствием четкого ответа на вопрос о совместимости института преюдиции и закрепленного на международном уровне права каждого на справедливое судебное разбирательство, что приводит к массовому оспариванию решений, вынесение которых сопровождалось ссылкой на преюдициальные обстоятельства.

Анализ института преюдиции в международном праве осложняется особенностями данной системы: международные судебные органы не составляют единой структуры с подчинением одного звена другому, поэтому невозможно говорить об императивной преюдициальности обстоятельств, установленных решением одного из них для другого. Такие обстоятельства могут быть приняты без дополнительной проверки исключительно из соображений целесообразности и экономии и при условии наличия связи между двумя делами, какая может наблюдаться: в рамках одного международного судебного органа; между двумя различными международными судебными органами; между международным и национальным судебным органом. Хотя на первый взгляд может показаться, что три рассматриваемые ситуации не имеют между собой ничего общего, на деле же доля сходства настолько велика, что позволяет говорить о существовании устойчивой тенденции к формированию единого процессуального института преюдиции в международном праве. В эпоху активного становления универсальной международной уголовной юстиции проблема четко оформленных процессуальных институтов не должна оставаться неразрешенной. Тем более если они способствуют более эффективному отправлению международного правосудия.

В статье кандидата юридических наук, доцент кафедры административного и финансового права Московского государственного института международных отношений (Университета) МИД России В.М. Малиновской «Международно-правовые основы сотрудничества государств в сфере борьбы с контрабандой» исследуются современное состояние и тенденции развития правового регулирования международного сотрудничества государств в сфере борьбы с контрабандой и иными таможенными правонарушениями. В этих целях проводится анализ международно-правовых основ сотрудничества государств в сфере правоохранительной деятельности таможенных служб. Рассмотрены особенности многосторонних международно-правовых соглашений о взаимной административной помощи в правоохранительной деятельности таможенных служб; двусторонних международных договоров о сотрудничестве и взаимной помощи в таможенных делах; многосторон?них и двусторонних международных договоров о правовой помощи по гражданским, семейным и уголовным делам, применимых в части осуществления процессуальных, розыскных и иных действий по этим делам в пределах гражданской, административной и уголовной юрисдикции государств; многосторонних международных договоров, содержащих коллизионные нормы о применении законодательства об уголовной и административной ответственности за таможенные правонарушения. Комментируются основные положения Международной конвенции о взаимном административном содействии в предотвращении, расследовании и пресечении та?моженных правонарушений (Конвенции Найроби), участницей которой является и Российская Федерация. Раскрывается объем взаимной административной помощи в таможенных делах в соответствии с действующими международными договорами Российской Федерации. Обоснован вывод о том, что международные договоры на-правлены на обеспечение четкого и надлежащего правового сотрудничества таможенных и других правоохранительных органов, быстрое и качественное выполнение ими взаимных поручений по таможенным делам, налаживание и сохранение между договаривающимися государствами и их органами устойчивых правовых связей в сфере борьбы с контрабандой и другими таможенными правонарушениями.

Завершает выпуск рубрика «Конференции», в которой опубликована хроника Учредительной конференции МОО «Конгресс Криминалистов», дается краткий информационный обзор задач и направлений деятельности организации, подготовленный кандидатом юридических наук, научным сотрудником научно-исследовательского института изучения проблем преступности им. академика В. В. Сташиса, ассистентом кафедры уголовного права национального университета «Юридическая академия Украины имени Ярослава Мудрого» М.В. Шепитько.

* * * *

Представляя очередной номер юридического издания «Библиотека криминалиста. Научный журнал», приглашаем читателей и авторов к сотрудничеству.

Читатели могут приобрести вышедшие в свет номера журнала непосредственно в издательстве «Юрлитинформ» (г. Москва, ул. Волхонка, 6) или заказав его в издательстве по электронной почте post@urlit.ru.

Подписка на журнал может быть осуществлена во всех отделениях почтовой связи Российской Федерации по Объединенному каталогу «Пресса России» (подписной индекс 42129) или по каталогу Агентства «Роспечать» (подписной индекс 83300). Подписаться на журнал без почтовых наценок можно, воспользовавшись индивидуальной подпиской непосредственно в редакции журнала, почтой (отправив заявку на почтовый адрес издательства (119019, г. Москва, а/я 153) или электронной почтой (post@urlit.ru).

Редакция научного издания «Библиотека криминалиста. Научный журнал» готова принять к публикации авторские произведения (научные статьи, информационные сообщения, обзоры литературы и научных конференций и т. п.).

Александр ВОЛЕВОДЗ,
viperson.ru


Распечатать страницу