Уроки Египта: может ли политический ислам сочетать идеологию и прагматизм?

23 августа 2013

Уроки Египта: может ли политический ислам сочетать идеологию и прагматизм?

Доклад Международного дискуссионного клуба «Валдай» на тему «Ислам в политике: идеология или прагматизм?» стал сегодня темой «круглого стола», собравшиеся на котором эксперты обсудили вопросы дальнейшей трансформации политического устройства арабского Востока, вызовы и решения приходящих к власти исламистов, а также текущие события в Египте — говорят ли они о восходе или закате исламизма.

Эти и другие, связанные с исламом в политике вопросы обсудили директор Института востоковедения РАН Виталий Наумкин, чрезвычайный и полномочный посол, член Ассоциации российских дипломатов Александр Аксенёнок, директор Центра партнёрства цивилизаций Института международных исследований МГИМО (У) МИД России, чрезвычайный и полномочный посол Вениамин Попов, директор Центра проблем трансформации политических систем и политических культур Факультета мировой политики МГУ им. М.В. Ломоносова Василий Кузнецов.

Виталий Наумкин, открывая «круглый стол», подчеркнул, что происходящее в Египте коренным образом меняет политическую архитектуру региона, взаимоотношения между основными силами. «В среде исламистов, которые мы делили на три потока: умеренные, салафиты (ортодоксы) и джихадисты (антисемиты), — сегодня всё это перевёрнуто с ног на голову. „Братьев-мусульман“ могут признать террористами, салафиты поддерживают новую власть, а Саудовская Аравия, которая считалась главным проводником исламистских сил, поддержала армию», — рассказал об актуальном положении дел директор ИВ РАН, добавив, что неожиданный всесторонний разворот явился ответом на вопрос, могут ли сочетать исламист идеологию и прагматизм.

Что касается внешних игроков, то США вновь попали в ловушку, так как сдали сначала президента Хосни Мубарака, а теперь и президента от «Братьев-мусульман» Мохаммеда Мурси — Штаты потратили огромные суммы, но выстроенная на эти деньги система трещит по швам, а антиамериканизм только растёт, отметил Наумкин. При этом Россия, придерживаясь сдержанной политики, ведёт себя здраво, и позиции её за счёт этого только растут. «Наша страна имеет все шансы, чтобы внести свой вклад в мир в регионе», — выразил уверенность эксперт.

Также он отметил, что уникальность египетской ситуации состоит в том, что в одной тюрьме пребывают два демократически избранных президента.

Александр Аксенёнок, в свою очередь, высказал мнение, что выход на улицы Египта «критических масс» в размере почти 30 млн граждан был ожидаем. «Возникает соображение, что военные не зря ушли со сцены, передав власть Мурси: расчёт делался на то, что исламисты не справятся с массой проблем. И движение „Братьев-мусульман“ совершило целый ряд просчётов», — отметил эксперт.

Он напомнил, что в своё время заявление председателя парламента Египта позволило предполагать, что политический ислам входит в русло совмещения мусульманских норм государственности с современными политическими нормами. Этого не произошло, пояснил Аксенёнок, так как при исторически сложившемся приоритете светскости в обществе, произошла его поляризация и столкновение на мировоззренческой основе.

Также эксперт отметил, что нынешнее возвращение военных к власти — это, по сути, военный переворот, а не возвращение к демократии или же, наоборот, её попирание. Демократии там и не было, заявил Аксенёнок. По его словам, говорить о будущем страны сейчас невозможно: «Египет совершил второй прыжок в неизвестность», при этом многое будет зависеть от роли внешних сил.

Василий Кузнецов обратив внимание на то, что внутри идеологии исламизма нет противоречий с демократическими процедурами, предложил обратиться к проблемам Туниса в свете конфликта в Египте. В Тунисе также есть проблема поляризации в обществе, которую усиливает экономический кризис и демонстрационный эффект Египта. Однако в Тунисе есть несколько ограничивающих ресурсы для повторения египетского сценария факторов. Первым эксперт назвал всё тот же демонстрационный эффект Египта: участники противостояния в Тунисе попросту не решатся ввергнуть страну в подобный хаос. Второй фактор — салонность светской оппозиции, неготовой к перевороту. Третий фактор — официальная власть, глядя на Египет, приняла меры предосторожности, начав арестовывать армейскую верхушку.

Вениамин Попов сконцентрировал своё выступление на роли внешних факторов в египетском конфликте. По его словам, в регионе существенно увеличивается влияние арабских сил, в то время как американское и западное в целом — снижается. В качестве иллюстрации этого факта Попов привёл обещание Саудовской Аравии возместить все убытки, которые понесёт Египет от отсутствия помощи со стороны Запада. США, в свою очередь, сейчас попросту перестали понимать, что делать, какую сторону поддерживать, недаром Обама заявлял, что Штаты не придерживаются ни военных, ни «Братьев-мусульман».

Если же подытожить расстановку сил, отметил эксперт, то Турция, Иран, Тунис и Катар — сторонники «Братьев-мусульман»; Кувейт, Иордания, Саудовская Аравия — противники. Этот набор противостоящих интересов меняет расстановку сил в регионе. Также Попов высказал мысль, что египтяне вышли на улицы с оглядкой на Сирию, в которой президенту Башару Асаду, несмотря на мощное внешнее давление, удалось удержать власть в своих руках. И этот «маятник» противостояния светской и религиозной власти ещё долго будет ходить по Ближнему Востоку, колебания которого будут приводить к множеству междоусобиц и конфликтов, завершил свою речь Попов.

«Вестник Кавказа»


Распечатать страницу