Читают ли книги наши студенты

4 марта 2014

Читают ли книги наши студенты

Читают ли книги наши студенты

Дирекция информационно-издательских программ во взаимодействии с кафедрой социологии и Студенческим союзом МГИМО провела социологический опрос среди наших первокурсников (500 человек) с целью определения их отношения к чтению, выявления читательских предпочтений и формирования предложений для проведения издательской политики Университета. Вопросник был составлен в соответствии с рекомендациями Российской книжной палаты для подобного рода исследований. Представляем вам результаты анализа проведенного опроса студентов.

На вопрос «Любите ли Вы читать книги?» положительно ответили почти 90 процентов респондентов. Затруднились с ответом шесть и чуть больше четырех процентов не считают чтение любимым видом деятельности. Следует отметить, что уровень пристрастия к чтению у москвичей несколько ниже, чем у респондентов из других регионов. Весьма высокий уровень искренности ответа на этот вопрос подтверждают ответы и на следующий вопрос: «Любят ли читать книги в Вашей семье», на который 89 процентов ответили положительно, 7 и 5 процентов соответственно затруднились и ответили отрицательно. Из ответов видно, что в московских семьях читают несколько больше, чем в семьях из других регионов. Таким образом, соответствие в ответах на эти два вопроса подтверждает устойчивое суждение, что любовь и привычка к чтению у индивида вырабатывается в основном в семье.

Также подтверждают это и ответы на вопрос о наличии в семье домашней библиотеки, в которых лишь семь процентов респондентов сообщили о ее отсутствии.

Вместе с тем, в ответах на вопрос о количестве книг в домашней библиотеке только 13,5 процентов указали свыше 1000 книг. 36 процентов определили их число до 500 и по 19 процентов указали число книг в домашней библиотеке до 100 и до1000. Нельзя не заметить разницу: у студентов из других регионов домашние библиотеки средних размеров (до 500 книг) встречаются заметно чаще, чем у москвичей, у которых в три раза больше библиотек с 1000 и более книг. В целом ответы свидетельствуют о сокращении числа больших домашних библиотек с 1000 и более книг до 13,5 процентов (в 90-х годах этот показатель был не менее 20 процентов) и увеличении числа библиотек (57 процентов) со средним количеством книг от 100 до 500. Ранее подобные библиотеки регистрировались у 20–40 процентов семей опрашиваемых московских студентов.

Одновременно высокий процент семейных библиотек с незначительным и средним количеством книг и весьма высокий показатель пристрастия к чтению опрошенных может свидетельствовать о смещении участия семьи в становлении привычки читать в сторону использования новых электронных технологий. Об этом же свидетельствуют и ответы на вопрос о выборе носителя для чтения книг. Порядка 30 процентов студентов предпочли электронный носитель для чтения научной, художественной и научно- популярной литературы. Студентам из других регионов в большей мере удобнее читать художественную литературу на бумажных носителях, чем студентам, проживающим в Москве, которым удобнее использовать для этого электронные носители. Что касается учебной литературы, то студенты из регионов ее каждый день читают чаще, чем москвичи (85 процентов опрошенных против 70) и лишь 20 процентов всех опрошенных высказались за ее чтение на электронном носителе (хотя десять процентов респондентов воздержалось при определении своего выбора).

Чтение на электронных носителях и организация верстки печатных текстов на электронных носителях — это проблема, которая как-то выпала из поля зрения и научного обоснования как в нашем университете, так и в масштабах всей страны. В настоящее время верстка текстов для электронных носителей не придерживается правил, сложившихся на научной основе в российской полиграфии с последней трети ХIХ века. Исчезли абзацы, вместо положенных 55–60 знаков в строке ее длину стали доводить до 80 и более знаков, верстка стала носить, как выражаются программисты, «резиновый характер» — на всю ширину экрана, будучи выровненной по обе стороны. Эти заимствованные нововведения решительно затрудняют чтение. Сплошной, без абзацев текст невыразителен (отсюда поговорка у программистов — лишних пробелов не бывает). Глаз не способен охватить строку из 80 знаков (например, в наших научных комментариях на Портале), сбивается на конце и в начале строк. Это значительно снижает быстроту чтения, приводит к скорому ощущению усталости от чтения текстов на электронных носителях.

Одновременно формат, в котором предлагаются книги в нашей электронной библиотеке, также не удобен для чтения и работы и нуждается в соответствующем преобразовании.

При выборе способа получить нужную книгу лишь 30 процентов респондентов предпочитают скачать ее из интернета. 37 процентов покупают ее в нашем университетском магазине и лишь 21 процент берут книгу в нашей библиотеке. Студенты из других регионов предпочитают при выборе нужной книги пользоваться библиотекой, в то время как москвичи ее чаще покупают. Обратил на себя внимание факт, что только три процента опрошенных пользуются нашей электронной библиотекой и размещенными там электронными версиями необходимых им книг. Очевидно, это объясняется, наряду с вышеперечисленными, и известными трудностями отдаленного доступа в электронный ресурс нашей библиотеки и трудностями широкого использования в работе ее электронного контента. Отсюда 21 процент респондентов (помимо вариантов «скачать» и «купить») предпочитают библиотечный контент на бумажном носителе. 66 процентов опрошенных студентов, отвечая на прямой вопрос, сочли более продуктивным работу с учебной литературой на бумажных носителях и 23 процента — на электронных при десяти процентах не определившихся.

33 процента при 18 не определившихся высказались за покупку книги на бумажном носителе после ее прочтения в электронном формате. 47 процентов отвергли необходимость ее приобретения в дальнейшем. Следует отметить более высокий уровень установки на это студентов гуманитарного направлении (МЖ, МИУ, ФП), нежели экономического.

Также при ответе на вопрос о количестве купленных книг за последние шесть месяцев лишь 16 процентов заявили, что книг не покупают. 74 процента респондентов за это время купили от трех до 30 книг. Особым интересом у респондентов, регулярно (каждый день и раз в неделю) читающих книги, пользуется научная литература. Желание купить книгу на бумажном носителе после ее прочтения в электронном формате выразили более 50 процентов опрошенных. Также приобретенная привычка читать повышает у студентов примерно в три раза готовность покупки нужной книги на бумажном носителе после ее прочтения в электронном формате.

В этой связи можно было бы совместно со Студсоюзом разработать и организовать систему централизованной печати книг по требованию для студентов на основании договора с Университетом об оказании полиграфических услуг.

В исследовании обращает на себя внимание уровень скорочтения, которого достигли студенты, и интереса к чтению в целом. Лишь 19 процентов могут читать более 50 страниц в час, а основная масса читает от 20 до 30 страниц (21 процент), и от 30 до 40 страниц в час (23 процента). Студенты из регионов читают несколько быстрее москвичей. При этом каждый день книги читает лишь 21 процент опрошенных, а раз в неделю и раз в месяц читают соответственно 36 и 25 процентов студентов. Этот весьма средний показатель как для скорочтения, так и для студенческого интереса к чтению в целом, к сожалению, имеет устойчивую тенденцию к еще большему снижению, о чем свидетельствуют аналогичные исследования в России.

Что касается скорочтения, то существуют различные методики его повышения, которые можно было бы факультативно использовать в нашем университете. В частности, содействие в этом вопросе мог бы оказать Российский книжный.

Александр СЕРЕГИН,
Дирекция информационно-издательских программ


Распечатать страницу