25 лет политической лингвистике в России

16 декабря 2016
РАМИ

25 лет политической лингвистике в России

25 лет политической лингвистике в России

8 декабря в рамках X Конвента РАМИ прошли заседания секций «25 лет политической лингвистике в России» и «Коммуникативный трек международной политики: старые и новые практики и их концептуализация».

Секции, посвященные изучению вербальной специфики политической коммуникации, входят в программу Конвентов РАМИ третий год подряд. Прошедший в декабре 2016 г. Конвент стал юбилейным сразу в двух отношениях — он не только десятый по счету, но к тому же приурочен к 25-летней годовщине общественно-политических преобразований, изменивших Россию в 1991 г. и приведших к интенсивному развитию в стране публичной политики, а также к активному освоению (реально и то, и другое началось несколько раньше) теоретического и методологического инструментария политической лингвистики, которая к этому времени развивалась за рубежом как самостоятельная дисциплина уже более полутора десятилетий.

При формировании концепции участия лингвистов в юбилейном X Конвенте было решено заявить две различных секции, которые должны были отразить результаты двух исследовательских направлений: собственно исследований политического языка/текста/дискурса с одной стороны, и исследований различных форм коммуникации, которые реализуются в международных отношениях, изучаются под разными названиями (публичная дипломатия, информационная война, «мягкая сила», страновой брендинг и т.д. вплоть до пропаганды, хотя этого слова обычно стараются избегать) и с применением различных исследовательских подходов. Они относятся скорее к политической информатике, нежели к политической лингвистике, однако небезразличны к идеям и методам лингвистической науки.

Модератором первой секции «25 лет политической лингвистике в России» был ведущий научный сотрудник Центра глобальных проблем ИМИ П.Паршин, модератором второй — «Коммуникативный трек международной политики: старые и новые практики и их концептуализация» — директор Центра глобальных проблем В.Сергеев.

На секции «25 лет политической лингвистике в России» был заслушан обзорный доклад П.Паршина «Российская политическая лингвистика: 25 лет в поисках предмета, метода и теории», в котором позитивно оценивались результаты экспансии российской политической лингвистики и достаточно скептически — динамика ее теоретического и методического развития. В докладе Е.Борисовой «Достижения и перспективы лингвополитологических исследований» как раз были предложены некоторые новые теоретические подходы, в частности разграничение политической лингвистики и лингвополитологии (последняя понимается как использование лингвистических данных для решения политологических задач), а также охарактеризованы продвижения в некоторых конкретных направлениях исследований. С.Беляева в своем докладе «Коммуникативная деятельность иностранных ТПП в России: лингвистические и маркетинговые аспекты» проанализировала лингвистические проблемы, которые приходится решать в России иностранным торгово-промышленным палатам, что было новой и актуальной темой. Тема доклада О.Григорьевой «Горькая правда и сладкая ложь в современном политическом лексиконе», напротив, была традиционной (исследование политической метафорики), однако выполненной с блеском и продемонстрировавшей, сколь плодородным остается это поле, вспашка которого началась практически одновременно с формированием российской политической лингвистики. Инновационным по своему содержанию был доклад аспирантки МГЛУ Е.Мурашовой «Политический спот как гибридный жанр политической рекламы (на материале английского языка)», исследующей мультимодальность и поликодовость политического дискурса и разрабатывающей для этого семиотический метаязык. Наконец, доклад аспирантки МГЛУ из Киргизии Р.Мукашевой «Политический дискурс в Киргизии: есть ли у него женское лицо?» продемонстрировал перспективность объединения таких двух исследовательских направлений, как анализ политического дискурса и гендерной специфики современной коммуникации в этой центральноазиатской стране.

Еще несколько участников, в частности А.Негрышев и Ю.Пирогова, подготовили доклады, которые могут быть опубликованы в материалах Конвента.

Доклады, заслушанные на секции «Коммуникативный трек международной политики: старые и новые практики и их концептуализация», также отличались большим разнообразием. Е.Алексеенкова в своем весьма объемном докладе (за ним стоит большое исследование) «Восприятие концепта „евразийской интеграции“ в экспертных сообществах странах-участницах ЕАЭС» подробно проанализировала страновую специфику понимания евразийского интеграционного процесса, учет которой необходим для его адекватного продвижения. В совместном докладе В.Арюшкина и В.Сергеева «Сравнение глубины модернизации стран с переходной экономикой по использованию интернета» была выдвинута гипотеза о возможности рассматривать проникновение интернета как меру модернизации стран и приведены результаты подсчета таковой глубины и ее динамики (в т.ч. прогнозной) для развитых стран, стран БРИКС и ряда других развивающихся стран. В докладе Т.Багаевой из Киевского национального университета им Т.Шевченко «Модель системы брендинга: подходы к формированию коммуникационного концепта» были предложены контуры оригинальной модели, которая может использоваться при анализе брендинга и разработке конкретных маркетинговых кампаний. Известный специалист по изучению информационного противостояния Е.Пашенцев (Дипломатическая академия МИД России) в своем докладе «Стратегическая коммуникация и прогностическое оружие» кратко охарактеризовал суть прогностического оружия и привел многочисленные примеры программ, направленных на его разработку и совершенствование в рамках исследований с использованием Big Data. 

Наконец, как и в секции 11.1., были заслушаны два аспирантских доклада «Функциональные доминанты политического дискурса как выражение языковой картины мира» А.Мурадян из РУДН и «Роль кинематографа в политике» С.Смирнова из МГИМО.

Два доклада — «Сравнительно-сопоставительный анализ объективаций концептуальных метафор в оригинальных и переводных текстах речей президента России В.Путина» Е.Медведевой и Н.Спицыной из ДВФУ и «Фактор неопределенности в оценке состояния международных коммуникаций» С.Фролова из МГИМО — были представлены в Оргкомитет, но не были доложены.

Конвент РАМИ прошел при поддержке Эндаумент-фонда и Ассоциации выпускников МГИМО.

Центр глобальных проблем


Распечатать страницу