Интервью гостя МГИМО профессора Васила Проданова

20 октября 2008

Интервью гостя МГИМО профессора Васила Проданова

Васил ПродановВ последней декаде октября в МГИМО-Университете выступает с лекциями о глобальной и региональной безопасности наш гость из Болгариичлен-корреспондент Болгарской Академии наук, директор Института философских исследований БАН (София), профессор Васил Проданов. Предлагаем ниже его ответы на вопросы нашего корреспондента.

Какие из нынешних ситуаций в сферах экономики и политики, как современной Болгарии, так и возможно России, следует оценить как наиболее рискованные для их безопасности и что можно предложить для их эффективного преодоления?

И Россия, и Болгария сегодня оказались, в аспекте своей безопасности, перед новой глобальной ситуацией, связанной с переходом, по формулировке З.Баумана от „твердой” к „текущей” современности, что создало серию новых, не существовавших до этого вызовов как перед отдельными индивидами, так и перед целыми государствами и обществами. Существующие в национальных государствах институты и структуры уже не достаточны для обеспечения безопасности, должны быстро измениться и в связи с этим непрерывно подвергаются критике и обвинениям за то, что действуют неадекватно. Скорость перемен во всех сферах общества, находящихся в условиях основательно обновляющейся и  глобализирующейся среды такова, что создает потребность в резком усилении гибкости и адаптивности индивидов, общностей и институтов. В условиях „текущей модернизации” или „постмодернизации” различным социальным субъектам приходится действовать в условиях усиливающейся опасности.

При таком положении традиционные парадигмы национальной безопасности и в Болгарии, и в России непрерывно преосмысливаются и дорабатываются, в связи с чем в них все большую роль играют пути и средства обеспечения не только глобальной, региональной, трансрегиональной безопасности, но и всех сфер социальной жизни. И для Болгарии, и для России все большее значение приобретают такие новые глобальные угрозы, как рост числа слабых государств, что несет в себе опасность нарастания преступности и терроризма. Наряду с этим  сказываются рост числа «надгосударственных игроков» на мировой сцене, распространение оружия массового поражения, крупные перемены в климате, новая ситуация с энергетической безопасностью, эмигрантские волны.

Все это сегодня – общие проблемы для всего человечества. Наряду с этим, однако, наши две страны находятся в специфической ситуации бывших социалистических государств. В них единая модель догоняющей модернизации, характеризовавшаяся ранее тотальной ролью государства во всех областях жизни общества, заменяется другой моделью, в которой значительно более активное участие принимают рынок и глобальный капитализм. И обе страны создали уже свои системы многопартийной представительной демократии, однако произошло это как раз в то время, когда традиционное представительство и разделение на левых и правых, на консерваторов, социалистов и либералов оказывается все менее значимым. Это ведет к ситуации, при которой нарастает роль харизматического лидерства. Россия более успешно адаптируется к этой перемене, что и определяет особенности ее политической системы с сильными центральной властью и президентом, что отличает ее от Болгарии. В результате этого в Болгарии вероятность политической нестабильности более высока и компенсируется только ее включенностью в европейские институты, которые ставят поведению ее политических субъектов определенные границы.

И Болгария, и Россия имеют специфические проблемы в области безопасности, поскольку страны связаны с двумя регионами, отличающимися сильной нестабильностью и межэтнической обособленностью, каковыми являются Косово и Кавказ. Кроме того обе они поставлены перед сложными демографическими вызовами и опасностями, которые вызываются трансграничной миграцией. В условиях повышенной интенсивности последней реализуются и преступные планы, что ведет к потерям для их экономики и общественных отношений. И обе страны находятся в соседстве, а также  плотном контакте с исламским миром, что требует от них особого внимания, чтобы не подвергнуться разрушительному действию этнического национализма и религиозного фундаментализма.

Россия, разумеется, имеет определенные преимущества в области безопасности, связанные с тем фактом, что она является значительно более суверенной в своих действиях, особенно когда речь идет о военной и энергетической безопасности. Она может быть самостоятельным игроком в мировой политике, имея больше ресурсов для самостоятельного решения проблем безопасности, в отличие от Болгарии, которая значительно больше рассчитывает на свою интегрированность в Евросоюз и в те экономические и институциональные связи, в которые он ее включил.

Для усиления безопасности и для одной, и для другой из этих стран ключевое значение имеет, однако, резкое повышение международного сотрудничества в поисках общих решений нарастающего количества транснациональных проблем – от преступности до энергетической нестабильности, от социальной до глобально социетальной безопасности.

Как известно, переживаемый ныне и Россией, и Болгарией переходный период вызвал множество напряженных ситуаций и конфликтов в повседневной жизни граждан. Каковы, по-Вашему, их основные причины и как их преодолеть?

Основной причиной конфликтных ситуаций в обеих странах является радикальность и высокая разрушительность того перехода к совсем другой политической и экономической системе, который они претерпели в 90-х годах ХХ века. Еще за десятилетие того, при появлении потребности в переменах и переходе к новой модели развития, они, в отличие от Китая, двинулись в направлении, которое привело их к процессам распада и огромным потерям в экономическом и человеческом капитале. Произошла не эволюционная перемена, а перемена через распад предшествующей социальной системы. Это имело множество последствий для безопасности во всех ее измерениях. Совершился невиданный до этого по своим масштабам во всей истории человечества переход гигантской собственности государства в частные руки. Коренные перемены претерпела мировая и политическая система, что привело к когнитивному диссонансу и потере основных жизненных интересов и устремлений целых поколений. Перемены в отношениях власти и собственности радикально изменили большую часть предшествовавших социальных статусов и их носителей, которые в огромной своей части воспринимают свое нынешнее состояние через призму предшествующих установок и чувствуют себя пострадавшими от произошедших перемен. Это, со своей стороны, резко повышает ощущение опасности, кризиса и уничтожения социального капитала общества. Способ, по которому была произведена смена собственности, привел к весьма низкой степени легитимности новой экономической элиты в глазах основной части общества, что, со своей стороны, также усилило в обеих странах ощущение несправедливости и опасности.  

Какие изменения в сфере частного бизнеса могут нормализовать ее нынешнее кризисное состояние в обеих наших странах и позволить их государственным органам проводить более эффективную социальную политику?

Глобализация ослабила возможности отдельных государств влиять на экономические процессы. Повсюду ведутся дискуссии о кризисе социальной сферы – в здравоохранении, образовании и других ее составляющих, которые все активнее выводятся на рынок. За счет ослабления ангажемента по отношению к социальной и экономической сферам государство концентрирует свои усилия в направлении навязывания определенных правил функционирования рынка и поведения гражданских организаций, что означает усиление тенденции к замене социального государства государством принуждающим, которое стремится увеличивать свой контроль сверху.

В то же время, однако, ослабление внимания государства к социальной сфере в условиях быстро нарастающего неравенства является опасным, поскольку ведет к делегитимации и дестабилизации государственных институтов и государства в целом. Поэтому и становится популярным то мнение, что государству следует не отказываться от социальных функций, а стараться все более точно распределять средства для уязвимых слоев, которые не могут обеспечить самих себя – детей, больных, пенсионеров, инвалидов. И главное – вывести на передний план не просто перераспределение средств, а – заботу о человеческом капитале через здравоохранение и образование. Ведь именно так находящиеся в неблагоприятном положении индивиды могут получить возможность, используя свои способности, самим решать свои проблемы, а не рассчитывать на государство.

Частный бизнес должен быть подчинен сильным государственным институтам и законодательству, что резко ограничит опасность усиления коррупции и темного сектора, не подчиняющегося общим для всех правилам. Как показывает и нынешний финансовый кризис, отстранение государства от регулирования экономики может иметь бедственные последствия.

Однако одного только государства совсем недостаточно для регулирования процессов в быстро изменяющейся экономической среде. Сильный сектор гражданского общества и публично-частное партнерство в ключевых для страны ее сферах также имеют существенное значение. Сам частный бизнес нуждается не только в регулировании со стороны государства, но и принятии на себя социальной ответственности и подчинении определенным этическим правилам.

Разумеется, эффективная социальная политика невозможна без учета условий глобализации и без оптимизации регулирования экономики в глобальном плане.

Совершенно очевиден глубокий ценностный кризис, которые поразил не только постсоциалистические общества, но, пожалуй, приобрел теперь глобальный характер. Можно ли ожидать его благоприятного разрешения и в каком именно направлении? В какой мере на безопасность влияют духовно-нравственные перемены?

В глобальном плане протекают разнородные процессы. С одной страны, включение в рыночное функционирование всех сфер социальной жизни и ускоренные перемены ведут к тяжелым кризисным процессам в духовной сфере, ослабляя в том числе и моральную сторону их регулирования. Государство значительно меньше интересуется моралью и воспитанием новых поколений и не ставит в центр своей деятельности защиту их прав. Постмодернистская публичная сфера как будто бы подталкивает к нарастающей релятивизации морали и распаду предшествующих ценностных систем, особенно в сфере личных и сексуальных отношений. С другой стороны, однако, происходят и противоположные процессы, повышающие значение культурных и моральных факторов в общественной жизни. В политической дискуссии в развитых странах внимание на моральных проблемах акцентируется сильнее, чем на всех других и принимает форму своеобразной „культурной войны” между левыми и правыми. Тенденции десекуляризации также связаны с увеличением потребности в духовной опоре и духовных ценностях повсюду в мире.

В самом функционировании рыночной экономики сегодня имеются специфические тенденции, которые имеют и моральные последствия. Во-первых, ныне в мировой экономике ролъ культурной индустрии и культурного потребления больше, чем во все последние столетия. Во-вторых, даже если взять столкновение определенных радикальных версий ислама с ценностями западного мира, то основное размежевание между ними существует в сфере ценностей, морали, хотя за ним могут стоять и другие расхождения. В-третьих, во многих исследованиях, особенно Инглехарда, указывается, что в развитых странах среди растущих слоев населения увеличивается роль так называемых „постматериальных ценностей”. В-четвертых, с 70-х годов повсюду в мире появилось и нарастает огромное количество центров и институтов по прикладной этике, практической этике, бизнес-этике, биомедицинской этике. Сегодня всякий более-менее серьезный социальный институт чувствует обязанность принять свой этический кодекс и обеспечить этическое регулирование поведения своих членов. В-пятых, множество исследований показывают, что значительно больше перспектив для успеха имеют те общества, в которых высок уровень доверия как между индивидами, так и между индивидами и социальными институтами, т.е. высок уровень социального капитала, существует развитая духовная сфера, что облегчает общение между индивидами. В-шестых, в глобальном плане быстро нарастает роль локальных, национальных и транснациональных гражданских организаций, которые борются за различные ценности, в том числе и в духовной, культурной, нравственной сферах, и они играют все нарастающую роль и в процессах регулирования этих сфер. В-седьмых, как в политике, так и в бизнесе, а также в остальных областях общественной жизни увеличивается количество механизмов контроля над человеком, особенно через современные технологии, которые превращаются в фактор утверждения определенных правил поведения. В-восьмых, увеличивается роль морального фактора для успеха в политике и в бизнесе, и это все больше  учитывается соответствующими социальными субъектами. Мощная медийная среда незамедлительно реагирует на всякий сигнал о неправомерном, неприличном, негативном поведении политиков и бизнесменов, и они вынуждены с этим считаться, чтобы успешно действовать в своей сфере.

Беседовал Анатолий САМАРИН, доцент кафедры философии


Распечатать страницу