Минск - город Солнца

9 ноября 2008

Минск - город Солнца

Минск - город Солнца

Клинов - описание выставкиС 27 октября в кафе, находящемся в левом крыле МГИМО, проходит фотовыставка, посвященная роману белорусского писателя и издателя творческого альманаха «pARTisan» Артура Клинова «Малая падарожная кніжка па горадзе СОНца». Вышедшая в 2007 году в немецком издательстве "Suhrkamp", она стала не только путеводителем, но и открыла еще одну легенду города, создала новую мистерию.

«Европейца, впервые посещающего Минск, город не может не заворожить своим странным, но абсолютно неотразимым шармом. В первую очередь туриста поражает эстетика имперского города - весьма редкое для Европы явление. Широкие улицы и проспекты, множество дворцов с несколько нелепыми, но обильными украшениями и многочисленные обширные парки в центре города - настоящая роскошь для европейских городов; лишь самые богатые и аристократические из них могут позволить себе нечто подобное. Однако Минск в своих монументальных формах не выглядит абсолютно холодным, враждебным и подавляющим благодаря налету провинциального сентиментализма. Трудно найти что-либо менее привычное для европейской архитектуры, чем сентиментальный имперский стиль. Пространство имперского города, которое по определению должно дистанцироваться от личности, в Минске неожиданно раскалывается, становится близким и соразмерным человеку. Совсем как в кэрролловской Стране чудес, могучие архитектурные сооружения съеживаются до размеров кукольного домика, а затем снова раздвигаются, возвращая себе слоновые пропорции», - это отрывок из эссе Артура Клинова «Город-Солнце, Город-Сон». Известный в Европе белорусский художник и «арт-партизан», как называет себя он сам, Клинов произвел ментальную революцию в понимании архитектурного наследия Минска и самой белорусской столицы как таковой.

Выставка - кафеНесмотря на то, что его искусные фотографии Минска сделаны в черно-белой гамме, он воспринимает мир во всех красках, находя эстетизм, достойный мирового масштаба, там, где многие не видят ничего, кроме унылого, советского и серого. Клинов одним из первых не просто оценивает город, но осмысляет его, призывает отказаться от стереотипов и мыслить нестандартно. Уйдя от минской повседневности, он позволяет нам погрузиться в историю Города Солнца – утопию идеального города, воплотившуюся в идеях советских архитекторов о монументальности западных ворот в Страну Советов. Собственно Город Солнца – не весь Минск, а лишь одна из центральных его частей, а именно главный проспект, на пятнадцатикилометровой длине которого расположены пять площадей и шесть советских дворцов: Правительства, Почты, Авиации, Госбезопасности, Науки и Культуры. Первые километры проспекта застроены в стиле «сталинского ампира», и по сей день обсуждается вопрос о внесении этого архитектурного комплекса в список Всемирного наследия ЮНЕСКО.

Почтамт, МинскКлинов говорит о советском Минске как о шикарной декорации к сцене, которая никогда не была сыграна, и как о преддверии настоящего Города Солнца, которым, конечно же, должна была стать Москва, избежавшая этой участи лишь из-за благовейного отношения российских архитекторов к собственному наследию. Ныне минчане и сами не догадываются, какое уникальное место им доводится лицезреть ежедневно. Клинов занимается созданием «текстологии» города, объясняет знаки и символы, архаично разбросанные в сознании и не собиравшиеся до последнего времени в цельную картину. Живущие в Париже и Лондоне знают, чем им гордиться: Эйфелевой башней или Тауэром, Монмартром или Букингемским дворцом, тогда как для жителей Минска город оставался пуст до тех пор, пока не перестал представляться только лишь пространством для жизни. Когда город перетекает в событие и обретает собственную мифологию, он становится самодостаточным и культурно освоенным.

Черчилль как-то заметил: «Сначала мы строим наши дома, а потом они начинают строить нас». Тень глобального коммунистического проекта до сих пор остается неизбежной декорацией всех белорусских событий и обстоятельств. Из «города СОНца» можно уйти только в другой сон, но готовы ли беларусы к тому, что им приснится?

Парадокс минской истории в том, что город – триумфальная арка стал более мощным эстетическим воплощением Империи, чем ее настоящая метрополия. Тысячелетняя история Минска ставит перед нами неоднозначный вопрос о том, что более значимо – уникальность или теплота культурных слоев. Минск мог бы возникнуть однажды и веками жить жизнью нормального европейского города, сделавшись уютным и соразмерным человеку, как десятки тысяч других городов в Европе. А стал удивительной, ни на что не похожей эстетической конструкцией, попыткой построения утопической, но великой романтической идеи на месте городов-призраков, материализованным призраком Тени Империи – Городом Солнца.

Вид с вокзальных башен, Минск

Георгий Плащинский, председатель Белорусского землячества МГИМО.

--

Больше об Артуре Клинове: www.photohunt.by/names/belarus/klinov


Распечатать страницу