О норвежской стратегии на Крайнем Севере и интересах России

2 апреля 2009

О норвежской стратегии на Крайнем Севере и интересах России

В декабре 2006 года норвежское правительство утвердило стратегию развития северных районов страны, Шпицбергена и прилегающих к ним морских пространств. Её осуществление призвано обеспечить достижение Норвегией следующих целей:

  • сделать страну к 2020 году лидером в области научных исследований Севера;
  • занять ведущие позиции в мире в области управления ресурсами Севера и его окружающей средой;
  • превратить Северную Норвегию в высокоразвитый и многоотрасле-вой экономический регион.

Практическая реализация этой стратегии – приоритетная программа норвежского правительства. Она прямым образом затрагивает национальные интересы России.

В настоящее время выработан национальный и международный инструментарий достижения провозглашенных Норвегией целей, выделены значительные средства на финансирование проектов в рамках стратегии, обеспечена солидная политическая поддержка её осуществлению. В ходе её реализации Норвегия намерена опираться на научно обоснованные знания и новейшие технологии.

В стране создан фонд региональных исследований и развития с капиталом в 6 млрд. крон. Быстрыми темпами растут ассигнования на научные исследования проблем Севера. На Шпицбергене создается «исследовательская платформа» для наблюдением за климатом, строится электростанция для её надежного обеспечения энергией. В стратегическую программу включен исследовательский проект «Геополитика на Крайнем Севере», призванный дать оценку проблемам безопасности в этом районе. МГИМО-Университет приглашен участвовать в этом проекте.

Норвежцы избегают разрешения многих спорных вопросов в российско-норвежских отношениях на двусторонней основе, оставляя открытой возможность при диалоге с Россией опереться на поддержку своих северных соседей, других стран-членов ЕС, а также союзников по НАТО. Сотрудничество Норвегии на Крайнем Севере с «северными, европейскими и североамериканскими друзьями и союзниками» осуществляется также в рамках «северного сотрудничества», Совета Баренцева/Евро-арктического региона (СБЕР), Арктического Совета (АС), «Северного измерения» и его Партнерств.

В таком контексте норвежские власти стремятся к развитию двусторонних отношений с Россией. Благодаря активности норвежской стороны достигнут высокий уровень трансграничного российско-норвежского сотрудничества. В апреле 2007 года Норвегия предложила создать трансграничную российско-норвежскую зону экономического и промышленного сотрудничества на Севере  («Поморскую зону»), идея которой формально поддержана российским правительством. Она выступила за учреждение в рамках «Северного измерения» нового Партнерства в области транспорта и логистики, предложила соединить железнодорожной веткой города Никель и Киркенес. Активно развивается международное автомобильное сообщение в Заполярье. Налаживается российско-норвежское взаимодействие в рамках Центра контроля за транспортным движением в Вардё. Норвежцы готовы учесть пожелания российской стороны при разработке национального плана развития транспорта на 2010-2019 гг.

Большой интерес проявляет Норвегия к сотрудничеству с Россией в деле сохранения рыбных и рационального использования нефтяных и газовых ресурсов северных морей, уделяя значительное внимание экологическим аспектам проблемы. Она предложила дополнить Партнерство «Северного измерения» в области окружающей среды вопросами энергоэффективности. Ряд научных проектов нацелен на обеспечение экономически оправданного, безопасного и экологически чистого производства нефти и газа на Севере и их транспортировки от районов добычи до созданной на побережье инфраструктуры.

Норвежская сторона стремится развивать сотрудничество с Россией в деле охраны окружающей среды всего Баренцева моря, предлагая взять за основу концепцию сохранения морской среды в его норвежской части. Норвежский МИД выделил средства на финансирование проекта российско-норвежского сотрудничества в области формирования единых стандартов здоровья, окружающей среды и безопасности в Баренцевом море. Норвежцы готовы щедро финансировать укрепление российско-норвежского научного сотрудничества на Шпицбергене. 

В стремлении пополнить трудовые ресурсы страны в северных регионах страны за счет России, Норвегия подписала двустороннее российско-норвежское соглашение об упрощении визового режима и реадмиссии, облегчила процедуры получение гражданами России среднесрочных разрешений на право работы в некоторых отраслях норвежской экономики, а также на работу в течение неполного рабочего дня. Ряд ведущих норвежских фирм финансирует программы подготовки специалистов в университетах и других учебных заведениях Мурманской и Архангельской областей, имея в виду и собственные нужды.

Норвежцы ежегодно предоставляют свыше 50 стипендий студентам России, США и Канады для обучения в учебных заведениях Северной Норвегии. В городе Хаммерфест усилиями нескольких университетов и высших школ учрежден «Энергетический кампус Север» («Energy Campus Nord»). Открыто  представительство Объединения норвежских предпринимателей в Мурманске, при содействии норвежцев в этом городе создан промышленный парк, инновационный центр и бизнес-инкубатор.

Российско-норвежский сегмент «северной» стратегии Норвегии органично встроен в норвежские усилия по достижению лидирующих позиций в области научных исследований Севера и управления его ресурсами и окружающей средой. Сотрудничество с Норвегией на Крайнем Севере приносит России определенные плоды, но, одновременно, сопряжено с рядом очевидных и скрытых опасностей.

Многие элементы норвежской северной стратегии имеют как гражданские, так и военно-политические измерения. Они активно используются для продвижения открыто не декларируемых норвежских интересов.

В вопросах разграничения шельфа с Россией в Баренцевом море, например, Норвегия рассчитывает на политическую и военную поддержку ее позиций со стороны ЕС и НАТО, которые рассматривают нефтегазовые запасы норвежского шельфа как свой стратегический резерв и элемент их энергетической безопасности, а потому заинтересованы в пополнении его ресурсной базы. В описании проекта «Геополитика на Крайнем Севере» указывается на важную роль, которую может сыграть НАТО в обеспечении энергетической безопасности, предоставляя, в соответствии со статьей 5 Договора, коллективные гарантии территориям, находящимся под юрисдикцией стран – членов. Норвегия надеется заручиться такими гарантиями и в отношении тех спорных районов континентального шельфа Баренцева моря, на юрисдикцию над которыми она претендует.

Норвежская правительственная стратегия в отношении северных районов предусматривает наращивание оборонительных усилий страны в целях «обеспечения стабильности и норвежских интересов в прилегающих пространствах с особым упором на морские районы на Севере». Принимаются меры для усиления наблюдения за морскими пространствами на Севере, создается новое оперативное командование со штаб-квартирой близ заполярного города Будё, а также база морских вертолетов в Бардуфоссе, начинается строительство ледокольного флота Норвегии, который расширит постоянное норвежское присутствие в водах северных морей.

Норвегия продолжит участие в совместных маневрах союзников по НАТО «Cold Response» и в тренировках союзных вооруженных сил.    Планируется укреплять способность береговой охраны осуществлять контроль за использованием ресурсов региона. Практика контроля за рыболовством в районах Баренцева моря и Шпицбергена, неоднократно приводившая к аресту российских сейнеров катерами береговой охраны Норвегии, видимо, будет продолжена.

В правительственной стратегии говорится о намерении вместо нынешних отдельных систем наблюдения за морскими перевозками, рыболовецкими судами, морской экологией и метеорологией создать унифицированную, «полностью гражданскую» систему наблюдения и предупреждения за северными морскими районами. Норвегия приступила к использованию северных районов страны для исследований атмосферы и ближайшего космического окружения Земли, привлекла «международные инвестиции» на создание полигонов для запуска ракет в Андойе и на Шпицбергене, радарных и лазерных установок. 

Проблемы охраны окружающей среды активно используются Норвегией для решения некоторых политических проблем, в частности, для постепенного вытеснения со Шпицбергена иностранных держав и ограничения их хозяйственной деятельности путем объявления природоохранными зонами все новых обширных районов архипелага. Международные научные исследования экологов на Шпицбергене могут дать норвежцам дополнительные аргументы для практического осуществления этой тактики. Введенные норвежцами экологические нормы широко применяются для ограничений рыболовства и контроля за рыболовными судами иностранных держав в районах, на которые Норвегия предъявила односторонние претензии.

Обладание современными технологиями добычи углеводородного сырья на шельфе северных морей дает норвежским фирмам  серьезные конкурентные преимущества и делает их не только желательными, но и необходимыми партнерами России в  разработке месторождений нефти и газа в суровых условиях Севера. В Норвегии уделяется неослабное внимание наращиванию этих конкурентных преимуществ. 

Развитие российско-норвежского сотрудничества в Заполярье отвечает интересам России и приносит ей определенные экономические и политические дивиденды. Однако российская сторона выступает в нем ведомым партнером, который реагирует на избирательные инициативы Норвегии, призванные помочь ей достичь целей национальной политики на Севере. Получая текущие выгоды от такого сотрудничества, Россия может понести серьезные стратегические потери в средне- и долгосрочной перспективе. Не отказываясь от наращивания российско-норвежского взаимодействия на европейском Крайнем Севере, необходимо руководствоваться в нем собственной повесткой дня, ориентированной на удовлетворение национальных интересов России.

Назрела необходимость наряду с общими Основами государственной политики Российской Федерации в Арктике располагать комплексной межотраслевой федеральной программой долгосрочного развития европейского Заполярья России и прилегающих к нему морских районов с выделением в ней конкретных проектов и источников финансирования. Такая программа могла бы придать текущим действиям России на европейском Крайнем Севере в целом, и в отношениях с Норвегией, другими северными странами и арктическими государствами, членами СБЕР, АС, ЕС, НАТО, в частности, необходимую концептуальную целостность, целеустремленность и продуктивность. 

Считаю, что МГИМО (У) следует предложить Правительству Российской Федерации безотлагательно приступить к созданию федеральной стратегии развития европейского Крайнего Севера России (до 2020 года) и выразить готовность принять в ее разработке долевое участие.

Л.С. Воронков


Распечатать страницу