Астрент: сложные вопросы применения, соотношение с неустойкой

26 сентября 2017

Астрент: сложные вопросы применения, соотношение с неустойкой

26 сентября состоялось первое в этом учебном году заседание секции гражданского права клуба «Казус». Собравшиеся обсудили вопросы, связанные с астрентом. К заседанию была подготовлена довольно обширная повестка дня, включавшая обсуждение различных аспектов астрента в теории и практике российского права.

В начале заседания с докладом выступила Наталия Галкина. Она подчеркнула, что главная цель астрента — это побуждение должника к исполнению. Не ставится задача восстановить в правах кредитора, для этого есть уже вынесенный судебный акт. Астрент не применяется к трудовым и семейным спорам из-за того, что с точки зрения структуры законодательства это институт гражданского права. Кроме того, трудовые и семейные споры затрагивают в основном неимущественные блага. Суду невозможно посчитать, какая сумма будет достаточно значимой для ответчика, чтобы принудить его к исполнению решения. При этом препятствий для применения астрента к «натуральному возмещению» в рамках ОСАГО нет.

Кроме того, согласно Постановлению Пленума ВС РФ №7 астрент не применяется к денежным обязательствам. Другую точку зрения поддерживал А.А.Иванов. Он полагает, что астрент защищает публичные интересы и поэтому должен распространяться на любые требования. Однако при применении астрента к денежным требованиям возникает проблема «умножения» обязательств.

С репликой после доклада Н.Галкиной выступил Александр Китаев. По его мнению, применение астрента к денежным обязательствам недопустимо, иначе начисляются проценты на проценты. Сложность, однако, в том, что действующая редакция ст. 395 ГК РФ недостаточно стимулирует должника к исполнению. Тем не менее, проблема должна решаться через проценты, а не через применение астрента. Это подтверждает и зарубежный опыт: во Франции и в Германии астрент применяется только к обязательствам, исполняемым в натуре.

Слово было предоставлено Александру Китаеву, который выступил с обстоятельным докладом, затрагивающим все поставленные для обсуждения вопросы. По мнению Александра, основная функция астрента — компенсационная. При разработке этого института стремились улучшить статистику исполнения судебных решений. Однако нужно учитывать, что существуют и другие методы стимулирования должника. В России предусмотрена административная, а в некоторых случаях — уголовная ответственность за неисполнение судебного акта. С должника взыскивается исполнительский сбор. Отличие этого сбора от астрента в том, в чью пользу он взыскивается. Во Франции астрент также взыскивается в пользу должника. Однако в Германии установлен судебный штраф, который взыскивается в пользу государства. В Португалии применен компромисс: соответствующая сумма распределяется в пропорции 50/50. Схожий подход закреплен в Кодексе европейского договорного права: 70% в пользу государства, 30% — в пользу взыскателя.

Взыскание астрента в пользу государства порождает риск заинтересованности государства в неисполнении. Поскольку в России государство не получает сумму астрента, получается, что его главная функция в российском праве — это компенсация взыскателя. Пока он ждет исполнения, он претерпевает определенные неудобства. Астрент призван их компенсировать.

В отличие от российского права, где астрент назван неустойкой, в Германии и Франции это судебный штраф. Неустойка возникает в силу закона или договора, а штраф — в силу судебного акта. В России астрент возникает в силу решения суда, но назван неустойкой. Поскольку в статье об астренте имеется прямая отсылка к ст. 330 ГК РФ, к астренту применяются положения о неустойке. В частности, его можно снизить, и есть судебные акты, это подтверждающие.

Возникает вопрос о том, имеет ли астрент публично-правовую или частно-правовую природу. Во Франции и Германии этот институт закреплен в процессуальном законодательстве. В российском праве по Постановлению Пленума ВАС РФ этот институт предполагался процессуальным. Однако это постановление отменено и заменено Постановлением ВС РФ №7.

А.Китаев отстаивал точку зрения о том, что астрент должен применяться и к семейным, и к трудовым, и особенно к административным спорам. Государственные органы подчас не исполняют вынесенные против них решения. Заявителю крайне сложно добиться исполнения в таких случаях. Астрент мог бы хотя бы компенсировать неудобства заявителя.

Во Франции астрент применяется и в рамках рассмотрения дела, например, за несвоевременное предоставление доказательств. Он присуждается не только по инициативе стороны, но и по инициативе суда. Чтобы сделать астрент более эффективным, французские суды часто устанавливают максимальный порог суммы астрента. Если видно, что эта мера не дала результата и должник уже не сможет исполнить, рост астрента останавливается.

После доклада А.Китаева развернулась оживленная дискуссия. Были высказаны предложения о том, что в российском праве астрент должен быть урегулирован в процессуальных кодексах; о том, что сумма астрента должна быть во всех случаях ограничена.

Особую дискуссию вызвало предложение о распространении астрента на трудовые, семейные и административные споры. По результатам обсуждения были сформулированы следующие предложения: в семейном праве применение астрента было бы целесообразным в случае имущественных споров (например, о разделе имущества супругов). К неимущественным семейным спорам применять астрент не следует, т.к. это может затронуть весьма деликатные детско-родительские отношения и отношения супругов. Применение астрента в трудовом праве затруднено в связи с тем, что Трудовой кодекс не содержит положения о субсидиарном применении ГК РФ.

Возможность применения астрента к административным спорам вызвала серьезные сомнения. С одной стороны, астрент дисциплинирует должника и укрепляет принцип обязательности судебных актов. С другой стороны, получается, что государственные органы побуждаются к исполнению их обязанностей с помощью штрафа, который уплачивается не ими, а бюджетом. По результатам обсуждения большинство присутствующих пришло к выводу о нецелесообразности применения астрента к административным спорам.

Перейдя к обсуждению применения астрента к денежным требованиям, участники клуба выяснили, что большинство присутствующих не поддерживает распространение астрента на этот вид требований.

Далее собравшиеся обсудили вопрос о снижении суммы астрента. Поскольку астрент выносится судебным актом, он не может быть снижен при его вынесении (по аналогии с неустойкой). По мнению А.Китаева, снижение суммы астрента возможно в случае существенного изменения обстоятельств. Большинство участников клуба сошлось в том, что вопрос о снижении суммы астрента может ставиться должником после того, как он исполнил судебный акт, то есть продемонстрировал свою добросовестность.

В завершение участники клуба обсудили вопрос о том, как определить сумму астрента. По мнению Н.Галкиной, необходимо определить сумму, чувствительную для ответчика. В.Шлык предложила в обязательном порядке ограничивать сумму астрента, чтобы этот институт не порождал ненужных случаев банкротства должника. Большинство присутствующих согласилось, что ключевым для определения суммы астрента является финансовое положение должника. Например, по предложению В.Шлык, астрент может исчисляться как доход должника за определенный период времени.

Научные руководители клуба,
доценты кафедры МЧиГП
Мария АНДРИАНОВА и Анна АРХИПОВА


Распечатать страницу