Деловая игра на кафедре языков Ближнего и Среднего Востока «Ближневосточный межконфессиональный узел»

3 марта 2016

Деловая игра на кафедре языков Ближнего и Среднего Востока «Ближневосточный межконфессиональный узел»

Деловая игра на кафедре языков Ближнего и Среднего Востока «Ближневосточный межконфессиональный узел»

1 марта на кафедре языков стран Ближнего и Среднего Востока МГИМО состоялась деловая игра, посвященная проблематике межконфессиональных отношений и религиозных конфликтов в арабском регионе.

Легенда игры такова: в результате серии затяжных гражданских войн на Ближнем Востоке, в ходе которых стороны противостояния активно использовали религиозные противоречия, своего предела достигли страдания гражданского населения, разрушение храмов и мечетей, поляризация позиций конфессий. Бегство христиан и «малых конфессий» из региона, вместе с потоком мусульманских беженцев в Европу шокировало мировое сообщество.

По легенде, на экстренном заседании Генеральной Ассамблеи ООН мировое сообщество потребовало предпринять незамедлительные шаги по деэскалации всех типов религиозных конфликтов в регионе, избрав уполномоченным ООН Архиепископа Афинского и всея Эллады Иеронима II с рекомендациями — незамедлительно усадить стороны за стол переговоров.

Для дискуссии был выбран формат международной конференции, участие в которой приняли представители правящих династий, правительств и неправительственных организаций со всего мира, а также представители основных конфессий, представленных на Ближнем Востоке и Северной Африке.

Местом проведения конференции стал город Ираклион (Греция), выбранный участниками в качестве нейтральной площадки для дискуссии и символической точки, равноудаленной ото всех регионов, которые оказались в центре внимания конференции. Председателем конференции был избран Архиепископ Афинский и всея Эллады Иероним II (Н.Барчёнков), чье любезное приглашение провести международную конференцию на греческой земле было принято всеми сторонами.

В свете чрезвычайной значимости конференции и больших надежд, возлагаемых международным сообществом, на утверждение участникам был предложен документ — «Ираклионский меморандум», содержащий в себе конкретные шаги по деэскалации ситуации тотального межконфессионального противостояния. Обсуждение ситуации на конференции было напрямую связано с принятием итогового документа, содержащего в себе следующие пункты:
1. Недопущение дискриминации по признаку религиозных убеждений и её пропаганды; соблюдение религиозной терпимости.
2. Запрет официальных кампании с целью принудить верующих к отказу от их религиозных убеждений.
3. Признание права открыто проявлять и исповедовать религиозные убеждения.
4. Отказ от жесткого контроля властей над религиозной деятельностью, ограничений или запретов на публичные проявления религиозных убеждений.
5. Обеспечение гарантии права на жизнь, физическое благополучие и здоровье священнослужителей и верующих.
6. Недопущение преследования, включая тюремное заключение, для лиц, отказывающихся от несения военной службы по моральным или религиозным соображениям.
7. Государственная защита имущественных прав религиозных общин и организаций.

В своем вступительном слове председатель конференции Иероним II охарактеризовал положение дел в сфере межконфессиональных отношений на Ближнем Востоке как «критическое» и призвал всех участников встречи консолидировано выступить против «страданий гражданского населения, разрушения храмов, церквей и мечетей».

В ходе дискуссии по заявленной теме участники преимущественно поддерживали пункты меморандума, который стал объединяющей площадкой для большинства делегатов. Тем не менее, многочисленные противоречия, существующие в регионе, на которых акцентировали внимания выступающие, приводили к острым спорам на самой конференции и в кулуарах.

Так, центральной смысловой частью встречи стало последовательное выступление представителей Ирака (аятолла ас-Систани/А.Козинцев), Израиля (главный раввин Давид Лау/Н.Кожемяк) и Ирана (великий аятолла Хоменеи/М.Асваров). Острая полемика, развернувшаяся между выступавшими, затрагивала все аспекты существующих конфликтов, с обстоятельным углублением в исторические предпосылки.

В своем харизматичном выступлении, аятолла ас-Систани призывал в случае недовольства поведением мусульман винить лично его, а не ислам, подчеркивая, что ислам — совершенная религия, а несовершенной ее делают люди, а подчас и высшие иерархи. Раввин Давид Лау начал свое выступление с признания «единого корня» у израильского и арабского народов, однако, в дальнейшем фокусировался на разногласиях, заявляя, что «израильский народ помнит страдания и притеснения, принесенные ему соседними странами» и не допустит их вновь. Высший руководитель Ирана так же не удержался от резких обвинений, рассказав собравшимся об угрозах сионизма и о мировом порядке, который приобрёл форму «западно-сионистского диктата». Из-за резких формулировок, выступление аятоллы вызвало протест делегации Израиля.

Еще один протест, поданный председателю конференции, исходил от госсекретаря США Джона Керри (Я. Левин), который, поприветствовав участников конференции, осудил приглашение генерального секретаря партии «Хезбола» Хасана Насраллы (А. Шипилов), заявив, что возмутительным является тот факт, что представитель организации, признанной США террористической, приглашён на конференцию, а решение Ливана предоставить квоту выступления именно этому представителю назвал ошибочным. Сам Х. Насралла обрушился с критикой на действия США в регионе и назвал их «недопустимой интервенцией».

Полемический характер приобрел спор Дж. Керри с министром иностранных дел России С. Лавровым (Д. Пилявский), в ходе которого обе стороны поспешили признать свои заслуги в том, что многие конфликты удалось не допустить, а спор об ответственности за уже допущенные стал ключевым для заседания.

Министр по делам ислама Марокко Ахмад Тауфик (А. Керимов) рассказал о развитии межконфессионального диалога в своей стране, охарактеризовав его как «конструктивный», также коснувшись общеарабской проблематики и кризисов на Ближнем Востоке.

Катар, Иордания и Саудовская Аравия послали на конференцию представительниц правящих династий, соответственно шейху Мозу (А. Коркина), королеву Ранию (М. Свешникова) и принцессу Амиру (А. Хачирова). Все три участницы известны своей деятельностью в гуманитарной, образовательной и научной сферах. Их выступления были посвящены гуманитарному аспекту различных конфликтов и необходимости обеспечить достойное сосуществование всех религиозных меньшинств. Шейха Моза, заканчивая свою речь, заявила о полной поддержке Ираклионского меморандума, подчеркнув, что он составлен с учётом мнений всех сторон и призвала всех проголосовать за документ.

Со своим особым мнением выступил лидер общины алавитов, губернатор провинции Латакия по квоте от Сирии — Салих ан-Наим (Г. Алексанян). В своей речи он представлял доказательства проведения террористами этнических чисток и политики ликвидации религиозных меньшинств. В своей речи губернатор выдвинул дополнения к основному тексту итогового документа:

Поправка к пункту 2 меморандума: Запрет официальных «и неофициальных» кампаний с целью принудить верующих к отказу от их религиозных убеждений. Статус: принято.

Поправка к документу в качестве отдельного пункта 8: недопущение клеветы на этноконфессиональные группы, их последователей и лиц, исходя из их верований. Статус: принято

Поправка к документу в качестве отдельного пункта 9: сохранение светского характера государства. Статус: отклонено (по консолидированному протесту Ирана, Ирака и Ливана).

Еще с одним предложением выступил представитель Ирана, призвав учредить суд над виновниками «межконфессиональной бойни» на Ближнем Востоке. Однако мнения участников по предложению полярно разделились — противники предложения сочли его глубоко политизированным и популистским, и по требованию США, Саудовской Аравии, Израиля и Катара обсуждение было перенесено на следующее заседание.

Завершающим этапом конференции стало голосование участников по принятию «Ираклионского меморандума» с поправками Сирии, в результате которого совместный документ конференции был принят 10 голосами «за», с учетом 2 голосов «против» (Ирак, Ливан) при отсутствии воздержавшихся от голосования.

Рабочий язык деловой игры — арабский. Осуществлялся последовательный перевод на русский язык. Игра прошла под руководством куратора магистратуры, старшего преподавателя кафедры Н.Пантюхина, а также с участием доцента кафедры Н.Успенской.

Кафедра языков стран Ближнего и Среднего Востока

 


Распечатать страницу