Человек — мера всех вещей: гуманитарная проекция мировой политики имеет много важных измерений

22 июня 2020

Человек — мера всех вещей: гуманитарная проекция мировой политики имеет много важных измерений

Истекшее десятилетие со всей очевидностью характеризовалось ростом внимания к вопросам международной безопасности в ее «жестком», сугубо военном и силовом понимании. Не углубляясь в подробный обзор соответствующих аргументов, целесообразно отметить и абсолютно противоположную тенденцию — постоянное увеличение числа исследований проблематики «мягкой силы», вопросов публичной дипломатии, особенностей международного сотрудничества в гуманитарной сфере. Эта тенденция со всей очевидностью демонстрирует стремление ограничить сферы вооруженного противостояния, в том числе в контексте конкуренции великих держав. Тем не менее все вопросы мировой политики, имеющие в той или иной мере гуманитарную проекцию, остаются областью значительных противоречий, которые в самом общем виде отражают заинтересованность различных акторов в усилении влияния на развитие человеческого ресурса международного взаимодействия, прежде всего — его молодежной составляющей. Характерно, что подходы ООН и других многосторонних институтов, рассматривают молодежную политику как важную область гуманитарного сотрудничества международного уровня.

В этой связи особую значимость для России и ее партнеров по СНГ имеет молодежное сотрудничество, ориентированное на включение в многостороннее взаимодействие одной из самых многочисленных групп населения, насчитывающей около 60 миллионов юношей и девушек [1]. В настоящее время молодежная повестка дня Содружества характеризуется широкой номенклатурой вопросов образования, воспитания, адресной социальной поддержки молодого поколения, привлечения молодежи к активному участию в политической жизни своих стран, широком международном сотрудничестве. Форматы и разнообразие проектов, зафиксированных в согласованной экспертами Стратегии международного молодежного сотрудничества на 2021–2030 годы [2], указывают на то, что молодежное направление является долгосрочным приоритетом России и стран ее ближайшего регионального окружения. Вместе с тем есть несколько моментов, которые целесообразно учитывать по прагматическим соображениям.

Во-первых, желательность улучшения информационного сопровождения молодежных мероприятий, которое пока во многом строится по аналогии с освещением грантовой деятельности: акцент делается в основном на содержательные характеристики событий, вследствие чего их имиджевая функция в публичном пространстве реализуется недостаточно. Важно добиваться не только диверсификации инициатив, но и привлечения самого широкого общественного внимания к взаимосвязи проводимых мероприятий с процессами многостороннего сотрудничества на пространстве СНГ. Причем привлечение внимания к ценностным аспектам взаимодействия на молодежном направлении предпочтительно еще на подготовительных стадиях развертывания проектов.

Повышение значимости ценностных аспектов молодежной политики как элементов «мягкой силы» Содружества имеет не только социальное, но и цивилизационное измерение, в частности, оно усилит сопряженность понимания общей истории, расширит стремление противодействовать рискам фрагментации человеческого капитала как основы многостороннего регионального сотрудничества.

Последовательная апелляция к ценностным аспектам молодежной политики чрезвычайно важна для воспитания молодого поколения всех стран-партнеров и создания благоприятных условий для решения задач устойчивого развития всех государств на пространстве СНГ.

Во-вторых, желательно продолжить всесторонний анализ возможностей использования зарубежного опыта. Он не сводим к формуле «учиться на чужих достижениях и ошибках». Перспективы такого подхода, особенно в случае обращения к практике развитых индустриальных стран достаточно ограничены. Дело не только в различиях социальной среды, культуры и других условий бытия молодого поколения, но и в принципах профильного целеполагания. Зарождение (история) и развитие молодежной политики на российском и, например, на европейском пространстве, имеют разные побудительные стимулы. В российском случае преобладали мотивы мобилизации молодежи для общественных мегапроектов, устремленных в будущее (например, строительство общества без эксплуатации), а в американском и европейском — присутствовало стремление удержать молодежь в сложившихся социальных рамках, «отвлечь» от идей переустройства мира, сосредоточить внимание на частных вопросах. Представляется, что традиционные общественные приоритеты консолидации или, напротив, дифференциации молодого поколения как части населения, сегодня по-прежнему нельзя игнорировать. Издержки подходов, ориентированных на локальные цели в молодежной среде, очень ярко проявились в ходе массовых протестных выступлений в США, Великобритании, Франции, некоторых других странах. На их основе не удалось добиться снижения социальной напряженности в молодежной среде, а формальные и неформальные гражданские структуры во многих случаях стали организаторами радикального активизма.

Учет различий функциональных начал молодежной политики является актуальным и в связи с современными тенденциями в области занятости населения. Для американского общества характерно наличие большой массы населения, де-факто не способного овладеть современными профессиональными навыками и поколениями живущего на различные пособия. Для рынка труда ЕС (особенно его южной периферии) характерна высокая безработица в молодежной среде: до 20-25% и выше. Накопление трудоизбыточности граждан молодых возрастов рассматривается многими специалистами мирового уровня (например, Э.Валлерстайном) как важнейший вызов европейской политической системе, которая в среднесрочной перспективе будет становиться все более уязвимой перед рисками маргинализации молодежи. Характерно, что несмотря на все усилия ЕС по линии высшего образования и трудовых отношений, неадаптированность молодых европейцев к современному рынку труда не преодолена и в условиях миграционного кризиса продолжает усиливаться. Фактор безработицы среди молодежи присутствует и на пространстве СНГ, но его масштабы и проявления объективно компенсируются благодаря российским подходам к регулированию миграционных процессов и российской поддержке экономического развития стран-партнеров. Преимущество российской стороны перед другими развитыми индустриальными странами определяется разными факторами, но особенно тем, что основные регулирующие функции предпринимаются на государственном уровне.

Рациональное осмысление зарубежного опыта актуально для всех направлений развития человеческого капитала стран СНГ, но молодежная тема является в наибольшей степени значимой для конкурентоспособности гуманитарного сотрудничества России и стран ее ближайшего регионального окружения в международной среде.

В-третьих, желательно последовательное расширение массового молодежного участия в гуманитарных инициативах по линии многостороннего сотрудничества стран СНГ. На современном этапе опыт такого участия во многом формируются в контексте подтверждения традиций дружбы между народами, уважения общей памяти, противодействия попыткам искажения истории. Органичным дополнением этих базовых факторов может стать образ молодежной политики как социального лифта на национальном и многостороннем уровне. Проекты типа «100 идей для СНГ» (2013-2019) [3], конкурсы, соревнования, олимпиады должны в каждом конкретном случае иметь знаковые продолжения, стать постоянным ресурсом для продвижения способных молодых людей в качестве лидеров мнений в молодежной среде. Особенно благоприятные предпосылки для этого создают развитие молодежного парламентаризма в странах СНГ, увеличение количества площадок для общения молодежных активистов, создание интернациональных по составу отрядов волонтеров и интенсификация межрегиональных связей (как это, в частности, имеет место в практике молодежного сотрудничества Союзного Государства России и Белоруссии — СГРБ).

***

Справедливость древнего изречения: «человек — мера всех вещей» подтверждена бесчисленными примерами. В условиях значительной неопределенности международной обстановки конкурентоспособность и развитие конкуренции великих держав в целом все более существенно зависят от их политики в гуманитарной сфере. Она может усилить инерцию противостояния, когда правозащитная деятельность и разнообразные варианты «мягкой силы» становятся способом агрессивного внешнеполитического давления. Но она также может стать основой для сотрудничества и поиска совпадающих интересов. Другими словами, фактор субъективных обстоятельств в сфере гуманитарного взаимодействия пока преобладает в мировой политике.

К.П.Боришполец

1. Молодежь в Содружестве Независимых Государств: Статистический портрет // URL:
http://www.cisstat.com/youth/rus/2016_youth_analytical_rus.pdf
2. В Минске доработан проект Стратегии международного молодежного сотрудничества государств-участников СНГ на 2021-2030 годы // Исполнительный комитет Содружества независимых государств, 2019. // URL: http://www.cis.minsk.by/news/10772/v-minske-dorabotan-proekt-strategii-mezdunarodnogo-molodeznogo-so...
3. Подробнее см.: http://www.cis.minsk.by/page/19209

Материал подготовлен в рамках гранта ИМИ МГИМО №1921-01-07: «Новые формы стратегической конкуренции великих держав в XXI веке» по направлению «Анализ и прогнозирование эволюции международных отношений в контексте смены технологического уклада»


Распечатать страницу