Этнос и политика на Северном Кавказе. Очередное заседание кавказоведческого семинара

3 декабря 2016

Этнос и политика на Северном Кавказе. Очередное заседание кавказоведческого семинара

Этнос и политика на Северном Кавказе. Очередное заседание кавказоведческого семинара

30 ноября в МГИМО прошло десятое заседание научно-практического семинара «Кавказ в прошлом и настоящем (общество и политика, экономика и культура)», организованное Центром проблем Кавказа и региональной безопасности Института международных исследований МГИМО и Центром изучения Центральной Азии, Кавказа и Урало-Поволжья Института востоковедения РАН.

Очередное заседание прошло по теме «Этнос и политика на Северном Кавказе» и объединило два специальных доклада по указанной тематике. Модератором заседания стал с.н.с. Центра проблем Кавказа и региональной безопасности ИМИ В.Муханов.

С первым докладом под названием «Этнос в перспективе прагматической социологии» выступил с.н.с. Центра проблем Кавказа и региональной безопасности ИМИ Н.Силаев. В докладе был поднят ряд острых, можно сказать, провокативных вопросов. В частности — вопрос о существовании этноса, как «сущности» и «объекта». Автор доклада обратил внимание на то, что для многих людей, которые вовлечены в этнический активизм, этнос существует именно как «объект», как «коллективная личность». Мы можем осуждать этот взгляд или не соглашаться с ним, но мы не поймем того мира, в котором живут эти люди, если не признаем за ними права на их собственную метафизику. В целом, в академической науке, по мнению автора, можно наблюдать ситуацию растерянности перед многообразием проявлений этнического в политике, многообразием, не укладывающимся, как кажется, ни в какую теорию или аналитическую рамку.

В докладе был поставлен вопрос — можно ли найти аналитическую концепцию, которая могла бы охватить этническое во всем его многообразии? Автор доклада предложил обратиться за помощью к прагматической социологии, прежде всего, акторно-сетевой теории известного французского исследователя Бруно Латура. По мнению Николая Силаева, данное концептуальное направление постулирует несколько важных, для анализа феномена этноса или этничности, положений. Во-первых, прагматическая социология отказывается от сверхрефлексивной позиции исследователя, поскольку люди сами в состоянии построить описание того мира, в котором они живут и действуют. Задача исследователя заключается в том, чтобы проявить эти описания и следовать за ними в своем анализе, а не в том, чтобы провозгласить поверх них собственные «разоблачительные» объяснения. В частности, нет необходимости ни доказывать активистам «воображаемость» этноса (теряя на этой операции немалую часть собственной исследовательской проблемы), ни разделять их примордиалистские взгляды (утрачивая свою исследовательскую позицию). Вместо этого надо последовательно изучить, как устроен мир, в котором активисты живут и действуют, как этот мир соприкасается, взаимодействует с иными мирами.

Во-вторых, прагматическая социология переносит акцент с групп и категорий на действия и ситуации. Любая группа существует ровно в той мере, в какой она утверждается и стабилизируется неким действием: пунктом закона, политической манифестацией, полемикой о свойствах и границах этой группы и т. д. «Нет действия — нет группы», — заявляет Латур. В частности, недостаточно постулировать существование этноса, будь то в качестве воображаемой или примордиальной группы. Нужно проследить, какими именно действиями создается и поддерживается эта группа. С одной стороны, слова и действия активистов, создают, учреждают этнос как таковой, а с другой — не существует этноса вне его конкретных проявлений: этнических движений, фольклорных ансамблей, литературы и много другого. При таком взгляде на месте этноса как цельной и гомогенной группы оказывается несколько коллективов, возможно, частично совпадающих по персональному составу, но построенных вокруг разных действий и объектов. При этом прагматическая социология включает в коллектив не только людей, но также вещи, которые способны стабилизировать этот коллектив и делать его воспроизводимым. Мир в понимании Латура состоит не из «природы» и «общества» как разграниченных областей, а из множества общностей людей и объектов, собранных в определенном порядке, который можно описать как гибрид и сеть.

В заключение автор доклада постулировал, что включив вещи в анализ того явления, которое принято именовать этносом, прослеживая, какими именно действиями создается этническая группа, признав за активистами право на их собственную метафизику, мы получаем шанс решить две проблемы. Во-первых, мы преодолеваем теоретическую и методологическую границу между «этническим» и «неэтническим». Во-вторых, получаем инструмент для обоснованного и детализированного сопоставления разных этнических движений в разных политических ситуациях, который не будет зависеть от спора по поводу примордиальной или воображаемой природы этноса.

Со вторым докладом под названием «Этнический дискурс на примере «черкесского движения» выступил с.н.с. Центра проблем Кавказа и региональной безопасности ИМИ М.Волхонский.

В докладе был представлен итог исследования дискурса «черкесского национального движения», осуществленного в 2012 г. в рамках проекта «Черкесский вопрос: национальное движение в современной России» (ИСЭПИ). Исследование дискурса было проведено с использованием аналитических категорий, заимствованных из концепций — «этничности» Р.Брубейкера, «дискурса, как формы социальной практики» исследователей Л.Филлипса и М.В.Йоргенсена, а также концепции «идеального дискурса национализма» К.Калхуна. В рамках данных концепций «этничность» определяется как «точка зрения на мир», а дискурс, как одна из форм социальной практики, в процессе которой дискурс одновременно создается и сам создает социальный мир.

В ходе исследования на основе собранного полевого материала (75 интервью с активистами «черкесского национального движения» в пяти регионах СКФО) была проанализирована структура «черкесского дискурса». Выделенные Калхуном ключевые понятия «идеального дискурса национализма», путем их соотнесения с устойчивыми темами, к которым обращались в интервью респонденты, позволили систематизировать последние, а также выделить на их основе устойчивые группы тем, связанных между собой по смыслу. В итоге был раскрыт общий порядок-дискурса «черкесского национального движения», состоявший из набора дискурсов, каждый из которых объединял вокруг себя несколько тем-дискурсов. Например, дискурс «глубина черкесского этноса во времени» объединял такие темы-дискурсов, как «древность черкесов», «историческая роль черкесов», «Россия и черкесы»; «роль черкесской культуры в общероссийской культуре». Ключевыми для структуры оказались два дискурса — «общее происхождение черкесов», а также «исчезновение черкесов как этноса». В целом результаты исследования помогли лучше понять логику социальных практик «черкесских активистов», преследующих две основные цели — воспроизводство этничности и общественно-политическая мобилизация, в защиту «ущемленных прав черкесов как этноса».

В работе семинара приняли участие эксперты из ряда столичных научных центров (МГИМО, МГУ им. М.В.Ломоносова, Института этнологии и антропологии РАН, Института востоковедения РАН, Института географии РАН, РГГУ, РУДН, ИМЭМО РАН и др.), а также ряд зарубежных исследователей (из Польши и Японии).

Михаил ВОЛХОНСКИЙ, Вадим МУХАНОВ,
старшие научные сотрудники Центра проблем Кавказа
и региональной безопасности ИМИ


Распечатать страницу

Фотогалереи

Фотограф: Екатерина КУБЫШКИНА 13