Интервью С.Чернявского «Москва — Баку»

24 февраля 2017

Интервью С.Чернявского «Москва — Баку»

4 апреля исполнится 25 лет со дня установления дипломатических отношений между Россией и Азербайджаном. В интервью корреспонденту «Москва — Баку» директор Института международных исследований МГИМО, советник-посланник Посольства России в Азербайджане (2000–2004 гг.), доктор исторических наук, профессор Станислав Чернявский дал свою оценку российско-азербайджанским отношениям за истекший период.

— 4 апреля исполнится 25 лет с момента установления дипломатических отношений между Россией и Азербайджаном. Как Вы можете охарактеризовать эти 25 лет взаимоотношений двух стран? Можете ли Вы разделить историю российско-азербайджанских отношений, начиная с 4 апреля 1992 года, на периоды, отталкиваясь от тех настроений, которые характеризовали их в определенные временные промежутки?

— Кому-то покажется, что 25 лет — небольшой период, но по факту это огромный срок, четверть века, за которые меняются поколения, меняются взгляды... Российско-азербайджанские отношения за 25 лет дипотношений характеризуются как периодами спада, так и подъема. Что и говорить, отношения России и Азербайджана в 1990-е годы были откровенно плохими. Это была сложнейшая эпоха становления власти как в России, так и в Азербайджане. И в Азербайджане власть стабилизировалась раньше, чем в России, а именно — с приходом Гейдара Алиева. В России же не было сильной личности подобной Алиеву, у нас происходило становление личной власти Ельцина, cопровождавшееся разного рода политическими колебаниями. В конце 1990-х годов, помимо нерешенного нагорно-карабахского конфликта на отношения России и Азербайджана повлияла чеченская кампания. Российско-азербайджанские отношения достигли коллапса. Россия обвиняла Азербайджан в том, что он помогает чеченским боевикам, а в ответ Азербайджан «советовал», дескать, пусть дагестанские пограничники лучше охраняют границу.

Дело дошло до того, что Россия ввела визовый режим с Грузией и уже рассматривала вопрос введения визового режима с Азербайджаном. Россия в тот период практически объявила блокаду Азербайджану — железные дороги были перекрыты. Но на неформальном саммите глав государств СНГ в Ялте Владимиру Путину, который уже стал президентом России, и президенту Азербайджана Гейдару Алиеву удалось найти общий язык. Две сильные личности во главе государств, поняли друг друга. Конечно, объективные причины для улучшения отношений двух стран были, но, думаю, этот субъективный фактор в конечном итоге сыграл решающую роль. В 2001 году прошел первый визит Владимира Путина в качестве президента России в Азербайджан. С этого момента можно говорить о коренном переломе и новой странице в российско-азербайджанских отношениях. Россия и Азербайджан стали предпринимать шаги по восстановлению конструктивных отношений, в частности, было разблокировано имущественное эмбарго, наложенное на различное оборудование Азербайджана, стоявшее в Астрахани и Нижнем Новгороде. После этого отношения России и Азербайджана стали развиваться по восходящей, несмотря на все попытки как внутри России, так и внутри Азербайджана, а также за пределами этих стран поведать о каких-то крупных разногласиях в российско-азербайджанских отношениях, эти разговоры не находят своего практического подтверждения. Отношения и сегодня продолжают оставаться стабильно дружественными, обе страны заинтересованы друг в друге. Так или иначе, какие бы периоды не переживали Россия и Азербайджан за эти 25 лет дипотношений, два государства всегда сотрудничали.

— Нагорно-карабахский конфликт — одна из острейших проблем в 1990-е годы для Азербайджана. Она остается самым острым вопросом и по сей день... И Азербайджан связывает решение этого конфликта с Россией...

— Пожалуй, это самый больной вопрос российско-азербайджанских отношений, который остался от советского периода. Мне часто приходилось сталкиваться с различными обвинениями в адрес России по нагорно-карабахскому вопросу. Самый каверзный и болезненный вопрос для меня был: «А куда смотрела Россия, когда 165-й полк СНГ принимал участие в нападении на Ходжалы, и мне приходилось пояснять, что военнослужащие в этом полку были армяне. Мы знаем, что в этих событиях принимали участие армянские мигранты. Это были добровольцы, которые прибыли из печально известного сейчас Алеппо. Азербайджан всегда считал, что Россия должна более упорно отстаивать его позицию, точно так же считают и в Армении. Я не думаю, что этот вопрос неразрешим и не верю в его невероятную сложность. Мне кажется, чтобы добиться прогресса, сторонам конфликта стоит более активно работать с диаспорами за рубежом, особенно это касается Армении, чтобы те в свою очередь подвели правительства Азербайджана и Армении к консенсусу. Азербайджанской и армянской диаспорам нужно заниматься народной дипломатией. Вы знаете, несколько лет назад группа азербайджанских и армянских экономистов при участии специалистов из Великобритании выпустила, на мой взгляд, очень важное исследование. Это был четкий план, как восстановить мир на оккупированных территориях. Речь шла о том, что нужно предпринять после освобождения земель — так называемый час икс, который рано или поздно наступит. Согласно исследованию, в час икс стороны договариваются о том, что они отводят свои войска и предоставляют Нагорному Карабаху возможность мирно развиваться. В этом исследовании четко напротив каждого шага прописано, сколько это будет стоить. Восстановить дороги — прописано, сколько это будет стоить, восстановить больницы, детские сады, школы — и сколько это будет стоить, построить дома для людей, которые будут этим заниматься — cколько это будет стоить и т. д. К сожалению, прошло несколько лет и этот шаг народной дипломатии был забыт. А жаль, потому что это были не общие слова, а конкретные предложения.

В Баку в декабре прошлого года была учреждена «Платформа для мира между Арменией и Азербайджана», и это правильный шаг. Эту платформу нужно поддерживать. Но я отдаю себе отчет в том, что люди, собирающиеся в Баку, получают кардинально противоположную оценку со стороны разных кругов. Полагаю, что те армяне, которые принимают участие в таких переговорах, сразу получают клеймо врагов народа. Но мне кажется, что это мужественный шаг в правильном направлении. Других путей решения нагорно-карабахского конфликта, кроме мирного, я не вижу, ведь жизнь любого человека дорога. Сколько бы ни было убито — 20 или 2000 человек — все это человеческие жизни. Солдаты, которые участвуют в этой войне, не заслужили того, чтобы быть убитыми в свои 18-19 лет. Мне кажется, что народная дипломатия — важный путь для решения нагорно-карабахского вопроса.

Решение конфликта, кто бы что ни говорил, прежде всего в руках Азербайджана и Армении. И урегулирование конфликта зависит от политической воли руководства двух стран, но в большей степени все-таки от властей Армении. Почему? Потому что по факту Азербайджан все время выступает с конкретными предложениями, предлагает площадки для мирных переговоров и всегда готов к этим переговорам, а Армения затормаживает переговоры. По факту Армения признает, что 7 районов — азербайджанские. Ну а если этот факт не поддается сомнению, так о чем говорить. Если Армения беспокоится о том, что после передачи районов Азербайджан получит стратегическое преимущество с военной точки зрения, пусть поднимет вопрос о мерах безопасности — чьи миротворческие контингенты войдут на освобожденные территории. Но нагорно-карабахский вопрос в конце концов должен быть решен. Тем более учитывая тот факт, что Армения в связи с нагорно-карабахским конфликтом осталась в стороне от всех экономических проектов. Зачем самим обрекать свой народ на изоляцию в мире. Мне кажется, Армения работает в этом плане против собственного народа.

Мне кажется, что формула о передаче 7 районов Азербайджану, которая в последнее время витает в воздухе, вполне может сработать. Но это моя точка зрения как эксперта по Южному Кавказу. Руководителям государств виднее, и понятно, что у них могут быть свои возражения.

— Нагорно-карабахский конфликт — тяжелая тема, вопрос, который, надеемся, в скором времени разрешится. Но за 25 лет дипотношений России и Азербайджана были же и достижения. Можете назвать самые главные?

— Общие достижения в том, что мы ликвидировали почти все болевые точки. Сотрудничество между Россией и Азербайджаном развивается не на словах, а на деле, равноправно. С обеих сторон мы наблюдаем взаимное уважение как в отдельных направлениях сотрудничества, так и в общем стратегическом плане. Позитивным является настрой управленческих элит. Между молодым поколением российской и азербайджанской элит сложились нормальные отношения, это на фоне того, что и та, и другая получила образование в ведущих мировых учебных заведениях. Отношения между народами России и Азербайджана сложились, прежде всего, на бытовом уровне. Нет никаких презрительных выпадов со стороны русских в отношении азербайджанцев, что было в начале 90-х годов, ни со стороны азербайджанцев в отношении русских. Мне кажется, это и есть самое главное достижение в отношениях за 25 лет. Потому что если мы с вами сейчас будем говорить о товарообороте, сотрудничестве в каких-то конкретных областях, включая военную промышленность, космос и т. д., это, конечно, важно, но менее важно, чем человеческая сторона вопроса. Главной остается гуманитарная сфера взаимоотношений между нашими странами и народами, а здесь наблюдается большой позитив. У России и Азербайджана реальные дружеские отношения. Не на словах, как это часто бывает, а на деле. Ведь говорят, что такая-то страна для нас стратегический партнер, другая — тоже стратегический партнер, и непонятно, что это означает. А с Азербайджаном все понятно — у нас полное согласие и взаимопонимание. У нас нет никаких причин для взаимного недоверия и взаимного недовольства. Стороны стараются поддерживать друг друга. И Азербайджан все больше и больше выступает как надежный партнер и миротворец. Вспомните период кризиса в российско-турецких отношениях, наступивший после того, как Турция сбила наш самолет. В тот момент крен в российско-турецких отношениях пошел чуть ли не в сторону военного конфликта. B Азербайджане в этой ситуации проявили максимум терпения и дружелюбия в отношении России. И в итоге Ильхам Алиев сыграл свою роль примирителя. На днях в Баку прошла встреча начальников штабов ВС России и США. То, что в качестве площадки для такой деликатной встречи был выбран именно Азербайджан, еще раз подчеркивает высокий уровень доверительности российско-азербайджанских отношений.

— Важно отметить и то, что за 25 лет отношение к русскому языку в Азербайджане сохранилось все таким же уважительным...

— Русский язык живуч в Азербайджане и это связано с заинтересованностью азербайджанцев в использовании того громадного русского рынка, который находится рядом. Я был в Тбилиси, там мало кто говорит по-русски. В Армении говорят — но не все. Азербайджан их намного превосходит уровнем владения населения русским языком.

— Приближается 25-я годовщина с Ходжалинского геноцида. Здесь, в России, пройдет ежегодное мероприятие, посвященное трагедии...

-То, что произошло в Ходжалах — трагедия, которая никогда не исчезнет из памяти азербайджанского народа. Важно, чтобы подобные трагедии не повторились. То, что азербайджанцы проводят такие мероприятия в разных странах мира — это напоминание о страшной трагедии, которая произошла, о тех людях, которых изгоняли со своих земель, над которыми издевались и которые ни в чем не были виноваты.

— В последнее время говорят о формировании таких стратегических союзах-триумвиратах как Россия-Азербайджан-Иран и Россия-Азербайджан-Турция. Что об этом думаете?

— То, что в таких триумвиратах Азербайджан играет роль связующего звена, говорит весьма позитивно об азербайджанской внешней политике и правильном настрое азербайджанского руководства. Важно и то, что Азербайджан старается выступать в качестве организатора таких встреч. Это свидетельство роста авторитета Азербайджана не только в регионе, но и более широком масштабе.

— Как считаете, развитие российско-азербайджанских отношений будет только нарастать?

— Считаю, что у нас сейчас и так все хорошо, отношения находятся на пике.

Нана ХОШТАРИЯ, «Москва — Баку»


Распечатать страницу