Итоги работы кафедры философии в дистанционном формате

15 июня 2020

Итоги работы кафедры философии в дистанционном формате

13 июня началась серия кандидатских экзаменов по «Истории и философии науки», которые ежегодно сдают аспиранты МГИМО. В этом сезоне эти экзамены пройдут именно серией и займут несколько дней. Пока что свои честные «отлично» получили историки, культурологи и философы.

Что же такого нового и интересного в этом в общем-то рутинном мероприятии? Конечно, прежде всего — дистанционная форма, с которой впервые в таком объеме столкнулись и аспиранты, и преподаватели. Стоит сказать, что, руководствуясь рекомендациями администрации нашего вуза и помня заветы своих родителей-педагогов, руководство кафедры решило апробировать такую форму отчетности, как коллоквиум. Для начала в рамках консультаций каждому была предоставлена возможность защитить свой реферат, написанный по теме диссертации с прицелом на публикацию ВАКовской статьи (правда, не у всех получилась статья по специальности, у некоторых — все же по философии); но в качестве теоретико-методологического фрагмента работы она «пойдет» у всех. После обсуждения рефератов было дано время на доработку текстов с учетом высказанных замечаний. Затем — собственно экзамен. Здесь требовалось обсудить 10-минутный доклад каждого участника, задать ему вопросы и получить ответы. И так — с каждым из участников. Работал жесткий регламент: для того, чтобы завершить выступления, выступавший мог просить две дополнительных минуты. Оценка складывалась по результатам всех видов работ, интересные вопросы давали не меньше «плюсов к карме», чем внятные и обоснованные ответы. Отметим — консультации по дисциплине «История и философия науки» по настоятельным просьбам аспирантов (и при прямом попустительстве преподавателей) в некоторых группах продолжаются до сего дня, начавшись сразу после окончания того прямо скажем краткого периода, который предусмотрен учебным планом.

После экзамена был устроен блиц-опрос: каждый имел возможность кратко высказать свои оценки и пожелания к курсу, его организации и содержанию. И здесь опять же «досталось» дистанту. Не отрицая необходимость этой формы как вынужденной в условиях пандемии, все участники высказали твердую надежду: «мы скоро будем смотреть в глаза друг другу без цифрового преломления» (София). Не только потому, что иначе теряется большая часть невербального общения, такого нужного для усвоения знаний в гуманитарных дисциплинах. Но еще и потому, что «человеку нужен человек» (Рамазан), а не просто сумма сведений. Ведь сумму сведений сегодня можно добыть «где угодно», для этого не обязательна «озвучка». В Интернете как известно размещено множество курсов; некоторые из них — вполне приличные (например, по тем же гуманитарным предметам или иностранным языкам); часть из них можно посещать бесплатно. Правда, «не все выдерживают дистант» (Миша) — для того, чтобы окончить такие курсы, а тем более «заработать» сертификат, нужна колоссальная мотивация и почти профессиональное умение организовать свое время. В процессе очного обучения тайм-менеджмент берет на себя вуз. В хорошем вузе — хорошее расписание (чем, кстати, всегда выгодно отличался наш МГИМО). К тому же не у всех есть возможность полноценно включаться в работу дистанционно — требуется наличие хорошей техники и хорошей связи, не говоря уже о грамотном разграничении личного и рабочего пространства в одной отдельно взятой комнате (например, общежития).

Короче, дистанту «досталось»: все выразили твердое желание распроститься с ним при первой возможности. Но было и за что сказать ему спасибо: если бы не он, наши занятия и консультации не смогли бы посетить ребята из дальних регионов и стран — уехавшие домой в условиях пандемии или находящиеся по служебной необходимости в длительных загранкомандировках. «Спасибо» дистанту и организованности ребят — наша интернациональная группа сумела наладить общение, несмотря на разницу часовых поясов и отдаленность континентов. Расставаясь с дистантом, тем не менее, не хотелось бы терять возможность «отдаленного» подключения. Весь вопрос — в принципе и мере.

Хорошо бы, сетовали собравшиеся, сохранить возможность дистанционно подключаться к очным семинарам, если не можешь присутствовать на них физически; но — не заменять одно другим. И, конечно, при всех трудностях организации времени — во всем нужна система: дистант дал возможность встречаться регулярно, не реже раза в неделю. И это очень хорошо для усвоения знаний, а не только «пробегания» по ним со скоростью кометы. «Добытые» дистанционным образом дополнительные занятия открыли возможность встречаться чаще, а на будущее — «хотелось бы рассмотреть более детально ряд тем, которые не удалось разложить по полочкам» даже за это, отпущенное щедрым дистантом, время (Алла).

И уж если, избегая скопления людей, нам предстоит читать лекции видеокамере «под запись» (в необъяснимой надежде на то, что работу с аудиторией можно свести к формату одноразовой записи), пусть к этому процессу будет допущена хотя бы «избранная» аудитория тех, кто хочет и может слушать лектора, задавать ему вопросы и думать вместе с ним. Запись будет живее, и толку в просмотре такой лекции для остальных будет много больше (Маргарита Вениаминовна).

Теперь — что «получилось», из содержательного. Получился «обмен мыслями при уважении чужого мнения» (Валерия), возможность «упорядочить свои знания», прийти к «целостной картине процесса познания, — даже тому человеку, кто поначалу пришел сюда вообще без фонарика» (Айша), «разложить на части, а потом собрать в систему, пересмотреть» свои знания (Полина), «расширить кругозор» (Миша) и «отсеять все ненужное» (Алла). Обсуждения теоретических и методологических проблем носили неформальный характер, а «сборный» состав группы (напомним: здесь собрались философы, культурологи и историки) позволил всем попробовать себя в поиске «междисциплинарного синтеза». Мы занимаясь не «разминкой», а поиском настоящего решения важных (именно для своего исследования!) проблем «с позиций не только разных дисциплинарных подходов, но и с учетом позиций разных цивилизаций» (Суцзин). Верно и то, инерция дискуссии (даже такой, состоявшейся в дистанционном формате), «не отпускала» ее участников. И после окончания занятия «хотелось продолжить обсуждение волнующих тем, продолжать думать над поставленными проблемами» (Джемма).

Интеллектуальный резонанс, который сложился в ходе прошедших десяти встреч, мог конечно и не сложится; в искусстве познания, как в любом искусстве, всегда есть элемент случайности. Тем не менее, неотъемлемой чертой таких встреч остается «возможность слушать других» (Наталия) — одна из главных привилегий философского взгляда на мир. Ценным был также «опыт личного общения», где необходимость «работать с самым трудным предметом», дающим «очень сложный уровень русского языка», сочеталась с умением всей группы «выслушать», прокомментировать — и тем самым помочь в достижении нового уровня владения этим языком (Суцзин). Думаю, это было важно не только для иностранных участников семинара, ведь новый уровень языка в этом случае — это новый уровень теоретического мышления и соответствующий ему язык профессионального общения. Он развивает умение обдуманно выстраивать линию защиты своих тезисов и готовность пересмотреть их, если они не выдерживают напора критики.

Что «не получилось» и куда идти дальше. Творческие коллективы идут «от хорошего к великому» (Джим Коллинз и Наталия). Именно поэтому так важна в дистанционном (и не только) обучении работа модератора. Выслушивать всех — хорошо, но дискуссия требует динамики, иначе много ценных соображений тонет в чьей-то не менее ценной, но затянувшейся речи. В дистанционном формате прерывать выступающего особенно трудно, но делать это необходимо (Наталия). Безусловно, очень насыщенной и напряженной была программа домашнего чтения. Работать, чтобы «не провалиться» при обсуждении, пришлось много больше, чем в «очном» формате, а ведь заниматься нужно было не только «Историей и философией науки»! Но есть и «плюсы». Во-первых, интернсифицировалась работа над диссертацией; во-вторых, это парадоксальным образом «спасло» от эмоционального выгорания во время самоизоляции (Алина).

Философия — это любовь. Поэтому даже на расстоянии она не бывает «заочной». И еще она «ставит руку» — помогает найти верную интеллектуальную интонацию и прийти к необходимой степени искренности. То есть — честности и добросовестности, без которой «не работает» никакая наука, кроме имитационной. В целом «сказать дистанту можно и „да“, и „нет“» (Арман); все как всегда зависит от того, в какой пропорции и с какой целью он применяется. Правда, тут не стоит забывать старое правило, которое знают программисты: «Если что-то работает — не трогай!».

Маргарита СИЛАНТЬЕВА,
заведующая кафедрой философии



Распечатать страницу