Китайские фирмы в сфере коммерческой безопасности

23 декабря 2019

Китайские фирмы в сфере коммерческой безопасности

Стремление государств защищать свои национальные интересы, используя силовые возможности, основывается на положении о том, что допустимы любые действия, если они идут на пользу государству. Следуя парадигме неореализма, государства пополняют свой силовой арсенал новыми инструментами, которые делают их более конкурентоспособными.

Сила может использоваться как напрямую, так и неявно, т.е. с привлечением различных и весьма разнообразных инструментов. Эволюция системы международных отношений привела к возникновению негосударственных акторов, в числе которых особое место занимают частные военно-силовые структуры. Несмотря на относительную новизну данного феномена, он все более приобретает черты значимого силового инструмента непрямой конкуренции. Если допустить, что «мирорегулирование, основанное на силе, легитимизирует ее, придавая ей функции (неписанного) права», то частные военно-охранные компании как один из силовых инструментов становится легитимизированным орудием в руках государств.

До недавнего времени аутсорсинг функций в сфере легитимного насилия считался приметой Западного мира, где пальму первенства среди поставщиков и заказчиков услуг частных военно-силовых структур делили между собой США и Великобритания, владея долями в 50% и 25%-30% индустрии, соответственно. С 2010 года на мировой рынок коммерческой безопасности вышел такой гигант в Азии, как Китай. В тот год Пекин принял решение отойти от доктрины невмешательства и выпустил закон, который санкционировал создание охранных и оборонных фирм и регламентировал их деятельность. Принятие закона было продиктовано необходимостью КНР продвигать свои интересы за рубежом. В основном китайские частные силовые компании обеспечивают безопасность представителям китайского бизнеса, действующего в странах Африки.

С 2010 года начался бурный рост на рынке частной военно-охранной индустрии Китая, и уже в следующем 2011 году зарегистрированная в Пекине китайская частная компания в сфере безопасности DeWe Security Services работала по контрактам в Эфиопии, Южном Судане и Центральной Африканской Республике, постепенно расширяя географию своей деятельности. Другой частной силовой китайской компанией является Hua Xin Zhong An (HXZA), которая занимается безопасностью морских судов, оказывая услуги китайским государственным судоходным гигантам.

Важно подчеркнуть, что частный характер деятельности китайских компаний не означает абсолютно коммерческую природу таких структур. В этом состоит одно из важных отличий китайской модели военно-силового бизнеса от западной. Для китайских компаний, как правило, частный статус является номинальным, в то время как персонал фирм частично укомплектован ветеранами Народно-освободительной армии Китая, а их деятельность негласно поддерживается и контролируется правительством КНР.

Сегодня DeWe Security Services, которая обеспечивает безопасность сотрудников Китайской национальной нефтегазовой корпорации (КННК), считается крупнейшей китайской компанией на рынке частной силовой индустрии Южного Судана.

VSS Security Group — еще одна китайская коммерческая структура, которая также работает в Южном Судане и обеспечивает безопасность компании Петрочайна — подразделению Китайской национальной нефтегазовой корпорации. Эта же компания до столкновений в 2014 году работала в Ираке, где обеспечивала безопасность Китайской машиностроительной инжиниринговой корпорации (CMEC). Также среди клиентов VSS Security Group есть такие ТНК, как Юнилевер, Самсунг, Сименс, Эмерсон, Кока-Кола и др.

Хотя точное количество зарегистрированных китайских частных военно-охранных фирм не известно, к 2017 году их число превысило 5000 компаний. Примерно 20 компаний активно действуют за рубежом. В общей сложности более 3000 сотрудников этих фирм обеспечивают безопасность в Ираке, Южном Судане и Пакистане.

Помимо развития своего рынка частных военно-охранных услуг, Китай сотрудничает и с западными компаниями. Например, зарегистрированная в Гонконге Frontier Services Group (FSG), которую возглавляет Эрик Принс, бывший в прошлом руководителем печально известной Blackwater, законтрактована Пекином для оказания услуг в сфере безопасности, как внутри Китая, так и за его пределами.

В отличие от западных коммерческих структур в сфере безопасности китайские частные силовые компании имеют свои особенности. Во-первых, они более ориентированы на консультирование и не боевое участие в обеспечении безопасности. Во-вторых, сферой интересов этих компаний, а следовательно — и китайского правительства, являются бизнес-контракты, продвижение проекта «Один пояс — один путь», работа с китайскими бизнес-гигантами. В-третьих, стоимость услуг таких компаний ниже, чем у их западных коллег, что делает эти компании привлекательными не только для китайских корпораций, но и для западных ТНК. Известно, например, что услуги бригады из 12 китайских охранников сопоставимы с вознаграждением одному американскому или британскому сотруднику в сфере частной охраны.

Растущая заинтересованность Пекина в коммерческой безопасности объясняется необходимостью защиты китайских активов за рубежом без проведения явной империалистической внешней политики. Однако, если в краткосрочной перспективе такая позиция будет приносить дивиденды, то в будущем не исключено столкновение интересов Пекина и западных держав на пути продвижения проекта «Один пояс — один путь» в связи с привлечения к его реализации частных силовых структур.

Материал подготовлен в рамках гранта ИМИ МГИМО №1921-01-07: «Новые формы стратегической конкуренции великих держав в XXI веке» по направлению «Анализ и прогнозирование эволюции международных отношений в контексте смены технологического уклада».

Мария НЕБОЛЬСИНА,
научный сотрудник Центра евро-атлантической безопасности ИМИ


Распечатать страницу