Коллеги вспоминают А.Иванова

28 июня 2016

Коллеги вспоминают А.Иванова

Коллеги вспоминают А.Иванова

18 июня скоропостижно скончался ведущий научный сотрудник Центра исследований Восточной Азии и ШОС ИМИ Андрей Иванов. Мгимовцы вспоминают коллегу и друга.

А.Лукин, директор Центра исследований Восточной Азии и ШОС ИМИ: «С Андреем Ивановым я познакомился в 2006 году. Сейчас уже точно не помню, где это произошло, возможно, на одном из многочисленных приемов в каком-то посольстве. Но я сразу вспомнил, что его имя мне знакомо. Я читал его статьи о Тайване в „Новом времени“ и довольно много цитировал их в книге „Образ России в Китае“, над которой работал за несколько лет до этого. Я представлял его себе маститым и важным журналистом, наверняка с востоковедческим образованием — так профессионально и со знанием дела он описывал события на далеком острове. Он и был маститым, но в общении оказался простым, дружелюбным и жизнерадостным. Мы как-то сразу подружились на почве постоянного подтрунивания друг над другом и всем на свете, и я пригласил его быть заместителем главного редактора журнала „Россия — Китай: XXI век“, который я тогда возглавлял. Это был первый российский журнал о Китае, финансировавшийся частными структурами. Не будучи журналистом, я как главный редактор мог только намечать курс журнала, говорить, о чем надо писать. Но писать по-журнальному и редактировать тексты так, чтобы они приняли необходимый вид, я не мог. Тут нужен был профессионал, и Андрей был им. Он мог написать статью на любую тему, касавшуюся Китая, за полчаса, причем она была вполне интересной и содержательной и прекрасно читалась. Кроме того, у него был талант превращать занудные тексты ученых в легкие и понятные статьи, внося совсем небольшие исправления.

В то время Андрей работал в „Коммерсанте“, писал статьи о Восточной Азии. Я с интересом узнал, что по образованию он вовсе не востоковед и даже не журналист, а программист. Он окончил факультет научно-технической информации Московского историко-архивного института. Стал журналистом и специалистом по Азии он уже в зрелом возрасте. Заинтересовавшись Азией после окончания института, Андрей самостоятельно изучил основы японского, корейского и китайского языков и стал, пожалуй, наиболее профессиональным обозревателем по общим вопросам этого региона.

Примечательно, что его пример — не единичный. Теперь уже редко встретишь действительно интересного журналиста, который получил журналистское образование. Хорошими журналистами становится кто угодно, от физиков до историков, но не выпускники факультетов журналистики. Возможно, это обусловлено чрезмерным универсализмом образования, когда обычный студент не успевает „взять“ фундаментальные знания. Да и общественный статус современных СМИ не располагает мыслить глубоко.

Может быть, именно из-за профессионализма,„умничания“ у Андрея постоянно возникали проблемы с работой. Он не терпел фактических и профессиональных ошибок, постоянно указывал на них, выражал свое мнение, а это не нравилось начальству, да и вообще шло вразрез с нынешними тенденциями в международной журналистике, когда востребованы не профессионалы-регионоведы, а „кое-какеры“ широкого профиля. Не случайно на месте Андрея в том же „Коммерсанте“ сегодня работают люди, которые путают имена, должности, даты, названия организаций, но ни руководству, ни читателям до этого, похоже, и дела нет. Глубина и точность не востребованы — такие времена.

Вскоре Андрею пришлось уйти из „Коммерсанта“, и он возглавил международный отдел в журнале „Эхо планеты“. Во многом благодаря Андрею журнал приобрел новых читателей, стал почти таким же популярным, как на исходе советского периода, когда он был создан. Но у журнала вскоре возникли какие-то сложности, кажется, финансовые, штат стали сокращать, затем журнал закрылся, и Андрей полностью перешел в МГИМО, в Центр исследований Восточной Азии и ШОС, с которым сотрудничал еще с 2009 года — так как не было специалиста по Японии.

Он активно включился в работу, соединив в себе лучшие качества журналиста и ученого: глубину, широту охвата и скорость выполнения заданий. „Традиционные“ научные сотрудники привыкли писать статью или аналитический материал месяцами, Андрей же все делал за день-два, причем делал так же качественно. И если от руководства приходило какое-то срочное задание по Азии, все привычно обращались к нему. Я все время подталкивал Андрея к научной работе, и когда он ею занялся всерьез, у него сразу стало получаться. Он написал десятки аналитических материалов для МИД и других ведомств, несколько научных статей, кандидатскую диссертацию по российско-японским отношениям. Его научным руководителем был выдающийся российский японовед, бывший заместитель министра иностранных дел и посол в Японии, а в то время — ректор Дипломатической академии, А.Панов. Часть диссертации мы опубликовали в одном из наших сборников. Андрей написал уникальную главу об отношениях России с Тайванем, Гонконгом и Макао в большой коллективной монографии „Россия — Китай. 400 лет взаимодействия“. Но собственную книгу доделать не успел. Став шеф-редактором интернет-сайта на японском языке „Голоса России“, он стал много времени отдавать этой работе, которую любил и в которой, как казалось, нашел себя. Он стремился донести до японского читателя разнообразие мнений российских экспертов о ситуации в России и в мире, писал сообщения о политических событиях и обсуждаемых проблемах. Недавно вернулся из поездки в КНДР на съезд местной правящей партии, и мы договорились, что при встрече расскажет о своих впечатлениях…

Уход Андрея был неожиданным и страшным ударом. В нашем возрасте вести о смерти знакомого уже не воспринимаешь как что-то экстраординарное. Но Андрей был особенным другом. И дело не в том, что мы вряд ли найдем ему замену как профессионалу. Мы понимали друг друга, постоянно шутили, смеялись над жизнью, а она нанесла нам такой удар.

На свое пятидесятилетие я узнал и о другом таланте Андрея — он хорошо, можно сказать, профессионально, рисовал. И подарил мне мой портрет, написанный по всем правилам маслом, на котором я изображен рядом с Мао Цзэдуном, передающим мне записку с известными словами „когда дело в твоих руках — я спокоен“. По легенде, вождь передал эту записку своему наследнику незадолго до кончины. Надеюсь, Андрей и сам мог сказать мне эти слова перед смертью. По крайней мере, я сделаю все, чтобы не подкачать».

Д.Стрельцов, заведующий кафедрой востоковедения: «Андрей Иванов был блестящим специалистом, истинным профессионалом в своей области — международной политике, регион Восточная Азия.

В сложной, запутанной ситуации, к которой порой было трудно подступиться, он абсолютно всегда умел ухватить главное, найти, что называется, путеводную звезду. Часто он звонил мне, чтобы взять интервью по проблемам региональной ситуации в Восточной Азии, российско-японским отношениям, территориальным спорам, а также внутренней политической и экономической ситуации в Японии. Было видно, что он прекрасно разбирается в вопросе, и мне было очень интересно с ним общаться. Сам я нередко читал его крайне содержательные и глубокие по смыслу комментарии на сайте „Голоса России“ — для меня лично, специалиста в той же области, что и Андрей, они очень часто были очень поучительны, я узнавал много нового.

Кроме того, Андрей был замечательный человек, добрый, отзывчивый, скромный. Когда его не стало, мир вокруг показался опустевшим, не стало его важной частички.

Пусть земля тебе будет пухом!».


Распечатать страницу