Россия среди ведущих мировых держав ХХI века. старые и новые форматы взаимодействия

16 декабря 2016
РАМИ

Россия среди ведущих мировых держав ХХI века. старые и новые форматы взаимодействия

Россия среди ведущих мировых держав ХХI века. старые и новые форматы взаимодействия

Тема взаимодействия ведущих мировых держав в формирующемся мировом порядке не утрачивает своей актуальности, поэтому участники секции на Х Конвенте РАМИ, посвященном 25-летию российской внешней политики, вернулись к этой проблематике, обсуждавшейся в разных ракурсах и теоретических контекстах на предыдущих конвентах. Модераторами выступили декан Факультета политологии А.Воскресенский и заведующая кафедрой ПАМП Т.Шаклеина.

Роль отдельных государств, прежде всего, США, России, КНР, Индии, Бразилии, Турции не может быть оставлена без внимания, так как разворачивающиеся события в разных сферах мировой политики являются результатом, не в последнюю очередь, их деятельности, а возникшие проблемы глобального и регионального порядка не могут быть решены без их участия и взаимодействия.

На теоретических аспектах остановился в своем докладе декан Факультета политологии А.Воскресенский. Он отметил, что на этапе завершения старого и формирования нового технико-экономического уклада стали возникать прообразы новых моделей конфигурации мирового политико-экономического пространства и мир как бы «завис» на этапе эволюционного переходного периода к новому политико-экономическому порядку и новому научно-техническому укладу. Возникла ситуация сосуществования в одном пространственно-временном ряду мирового развития современностей разного типа, воплощенных в макрорегионах и национальных государствах с социально-политической, социально-экономической и социально-культурной организацией разного структурного типа, а также и других, в том числе и новых акторов международных отношений и мировой политики. Подробно рассмотрев особенности современного этапа развития международных отношений, А.Воскресенский сделал вывод о том, что новые процессы и их характеристики в международной и внутренней жизни государств, отражающие новый характер развития человечества как социальной общности, получили методологическое объяснение в виде теории сложных систем как особого, нового объекта анализа, теории эволюции процессов в сложных системах и их пространственно-временной динамики. Появление новой реальности, отраженной, в частности, и в терминах «новой нормальности», а также и новых теорий сложных систем, к которым относится и система международных отношений, требует сочетания старых и новых подходов, разработки новых, более совершенных теорий, которые позволяли бы национальным государствам, в том числе и России, вписаться в трансформирующееся и динамично изменяющееся пространство международных взаимодействий.

Заведующая кафедрой ПАМП Т.Шаклеина добавила к обсуждению прикладной аспект, остановившись на разрабатываемой на кафедре ПАМП концепции подсистемной переконфигурации мира, которая происходит под руководством ведущих держав, но корректируется действиями и негосударственных участников мировой политики. Новые и старые тренды развиваются как параллельно, так и переплетаясь. В мегатренд по формированию мирового порядка XXI века вовлечены все основные игроки, так как от исхода конкурентного взаимодействия между ними появятся новые институты и новые правила игры, которые могут ограничить развитие и деятельность отдельных стран, затормозить или полностью остановить их организационные проекты. Это не в последнюю очередь касается России, стремящейся структурировать пространство по периметру своих границ, оставаясь центром притяжения и организации. В перспективе планы и действия Китая и Турции по структурному оформлению сферы приложения их интересов. В этом направлении действуют Соединенные Штаты, активно работающие на организационном структурном поле Латинской Америки, АТР, трансатлантического пространства. Порядкоформирующий тренд учитывается российской внешней политикой, кроме того, необходимо обращать внимание как на уже имеющиеся механизмы и возможности, так и на новые форматы.

На секцию были присланы тезисы 22-х докладов, представлены и обсуждены 16 очень интересных выступлений. Основное внимание было уделено региональным направлениям российской политики, политике отдельных ведущих держав и БРИКС, как важной структуре международных отношений, которая представляет определенную альтернативу существующим западоцентричным организациям и форматам.

Профессор РУДН В.Юртаев представил доклад о «треугольной дипломатии» на примере политики Ирана. Он отметил, что международная изоляция и растущая нестабильность на границах, не соответствовавшая представлениям иранского руководства о величии и безопасности страны, потребности развития, способствовала возникновению нового стратегического направления во внешней политике ИРИ — «треугольной дипломатии», что не имело аналогов в международной практике. Внешнеполитическая активность в формате «треугольников Примакова» придает иранской внешней политике стратегическую глубину, подчеркивая актуальность данного формата для развития международного сотрудничества в Азии, в том числе — с участием России.

Группа исследователей из Нижегородского государственного университета им. Н.И.Лобачевского подготовила доклад по результатам масштабного проекта по деятельности БРИКС (Е.Ливанова, Н.Елизарова, В.Овчинников). Доцент Е.Ливанова отметила, что современные тенденции развития международного сотрудничества определяются, с одной стороны, глобальной стагнацией, а с другой, трансформацией роли развивающихся стран в современной системе международных отношений на фоне выравнивания их политического и экономического потенциала с развитыми странами. Она сделала акцент на том, что оценка валютных резервов стран БРИКС, а также факторов, влияющих на их наполняемость, свидетельствует, что созданный Пул валютных резервов сможет оказывать помощь странам-участницам в случае возникновения проблем в сфере международных расчетов как альтернатива и дополнение к деятельности МВФ и Чиангмайской инициативы. Анализ этих структур показал, что эффективность межстранового валютного сотрудничества обусловлена в значительной степени уровнем институционализации отношений, проявляющемся в разработке юридически выверенного механизма гарантии исполнения обязательств странами-заемщиками и создании наблюдательных механизмов. Поэтому перспективы развития Пула валютных резервов могут быть позитивными, если странам удастся избежать ошибок аналогичных институтов валютного сотрудничества.

Доцент ННГУ им. Н.И.Лобачевского М.Горбунова в докладе о стратегии России в Банке БРИКС отметила, что, исходя из объективных и субъективных факторов своего функционирования, Российская Федерация, стоявшая у истоков БРИКС, выполняя роль своего рода идеолога этого неформального объединения, в настоящее время уступает лидерство, в первую очередь, КНР, которая, движимая собственными внутренними проблемами, видит в реализации инициатив развития за рубежом механизм сохранения высоких темпов роста внутри страны, и в меньшей степени, Индии, масштабы экономики и международные политические цели которой, возрастая, переходят в новое качество. Такой вывод наводит на размышления о том, что России следует более продуманно и активно участвовать в финансовых структурах группы.

В докладе, посвященном важным вопросам фактора «прорывных технологий» в мировой политике и его влияния на позиции отдельных стран (России), заведующий центром ИМЭМО РАН им. Е.М.Примакова, доцент кафедры ПАМП И.Данилин обратил внимание на то, что создание и освоение прорывных технологий гарантируют асимметричные преимущества, а новая технологическая «революция», о которой говорят эксперты, политики, бизнес и ученые, может стать основой «разрыва» между странами-лидерами, догоняющими экономиками и отстающими (laggards) странами. И.Данилин отметил, что пока неясно, приведут ли прорывные технологии к новому балансу сил, росту разрыва в развитии или к иной корректировке мирхозяйственных и международных отношений. Он предлагает обратить внимание на актуальные инновационно-технологические тренды: рост региональных центров превосходства и компетенций за пределами развитых стран; рост ресурсных (кадры, финансы, компетенции) ограничений технологического развития, которое более не может быть замкнуто на одну национальную инновационную систему; переход части наукоемких услуг в категорию торгуемых (а не локально потребляемых), что делает возможным более интенсивные глобальные взаимодействия; реализацию гигантского потенциала рынков, связанных с беднейшими категориями потребителей за счет инклюзивных, в т.ч. бережливых (Frugal) инноваций (усиление рыночных позиций быстрорастущих экономик).

Преподаватель кафедры ПАМП Е.Ямбуренко остановилась на анализе модернизационных процессов, происходящих в мире и оказывающих влияние на отношения между странами. Она сконцентрировала внимание на различия в подходах России и стран Запада к развитию и модернизации. Е.Ямбуренко отметила, что отличия в определении процессов развития влияют на видение странами желательного направления трансформации международного порядка: движение к плюралистичной полицентричности или утверждение и расширение мирового общества с сохранением лидерства и мессианской роли США. Учитывая, что в целом расхождение в понимании сути модернизации осложняет процесс выработки Россией и странами Запада единой позиции в отношении множества явлений мирополитической жизни, включая решение международных проблем, данная проблематика, несомненно, актуальна и заслуживает внимания.

В докладе аспиранта МГИМО Д.Кузнецова, посвященном проблеме трансрегионализма, было отмечено, что на фоне продолжающихся трансформаций мировой политической системы феномен трансрегионализма уже привлек к себе внимание политиков и экспертов не только как глобальный тренд, обеспечивающий новые форматы сотрудничества и взаимодействия, но и как инструмент внешней политики, обладающий значительным потенциалом в реализации внешнеполитических и экономических интересов государств. В этих условиях все ведущие мировые державы выступили с проектами трансрегиональных объединений, каждое из которых в той или иной степени направлено на упрочнение их великодержавного статуса: БРИКС, ТТП, ТТИП, ЕАЭС, ЭПШП и другие. Докладчик верно отметил, что развитие трансрегионализма порождает две проблемы: практического и теоретического плана. Теоретическая проблема возникает из недостаточной концептуализации феномена в исследовательской среде: спорными остаются характер, функции и эффекты трансрегионального взаимодействия. Практический же вызов связан с тем, что государствам необходимо своевременно реагировать и включаться в трансрегиональные проекты, а для мировых держав это приобретает особое значение в средне- и долгосрочной перспективе.

Аспирант Дальневосточного федерального университета И.Синенко представил интересный доклад о тихоокеанском векторе российско-американских отношений, отметив, что усматривая вызов со стороны России на глобальном уровне, США активно предпринимают и в дальнейшем продолжат предпринимать попытки по препятствованию усиления позиций Москвы в АТР. По мнению докладчика, в АТР Россия интересует США в контексте двух принципов: 1) не дать российско-китайскому партнерству перерасти в полноценный стратегический союз, так как если он состоится, то это лишит США возможности навязывать КНР концепцию «безальтернативности» (кроме сотрудничества с Америкой), на который во многом Вашингтон делал ставку ранее, параллельно окружая Китая цепью государств, верных стратегическим целям США в АТР; 2) не позволить России наладить отношения со стратегически важными государствами региона, прежде всего Японией и Южной Кореей.

Энергетической политике России и ЕС посвятил свой доклад аспирант МГИМО Р.Мургаш. Он обратил основное внимание на украинскую газовую проблему, которая остро стоит в отношениях России и Европейского союза. По его мнению, пока сложно делать прогнозы о будущем статуса Украины как транзитной страны, но существующие уже сегодня и не один день проблемы могут значительно уменьшить потоки российского газа через территорию Украины в страны Европы. Можно предположить, считает Р.Мургаш, что вместе с такими энергетическими проектами как, например, «Северный поток 2», «Голубой поток-2», «Турецкий поток» или «Южный поток» указанный сценарий мог бы наглядно отразиться на положении ряда стран Восточной Европы и статусе Турции, Болгарии и Украины в энергетической сфере.

Подводя итоги, Т.Шаклеина отметила, что развернувшаяся дискуссия показала сложность всего спектра вопросов, связанных с теоретическими и практическими сторонами процесса формирования нового мирового порядка. Было очевидно, что затронутые в докладах важные проблемы, сделанные выводы и прогнозы, заслуживают дальнейшей аналитической и концептуальной разработки и могут стать предметом обсуждения на будущих конвентах РАМИ.

Конвент РАМИ прошел при поддержке Эндаумент-фонда и Ассоциации выпускников МГИМО.

Алексей ВОСКРЕСЕНСКИЙ,
декан Факультета политологии
Татьяна ШАКЛЕИНА,
заведующая кафедрой ПАМП


Распечатать страницу