Заседание кафедры истории и политики стран Европы и Америки

27 апреля 2017

Заседание кафедры истории и политики стран Европы и Америки

Заседание кафедры истории и политики стран Европы и Америки

25 апреля состоялось очередное заседание кафедры истории и политики стран Европы и Америки. Собравшиеся заслушали доклад доцента О.Н.Четвериковой на тему «Социальные последствия технологической революции и политическая радикализация в Европе».

Основные положения доклада сводятся к следующему.

Сегодня на Западе происходит третья промышленная революция, заключающаяся в массовой роботизации, автоматизации производства и внедрении нано-, био-, информационных и когнитивных конвергентных технологий, меняющих и характер производственного процесса, и систему управления, и социальную структуру общества. Речь идет о комплексной глубокой трансформации систем и институтов.

После Давосского форума (январь 2016 г.) заговорили уже о четвертой промышленной революции, представляющей собой внедрение киберфизических систем в производство, обслуживание человеческих потребностей, включая быт, труд и досуг. Ее характерными чертами является перевод всего в цифровые данные, формирование виртуальной и дополненной реальности, 3Д печать или цифровая печать, цифровой учет или контроль множества объектов через чипирование.

Само название «четвертая промышленная революция», более известная как «Индустрия 4.0», родилось в Германии в 2011 г. по инициативе немецких бизнесменов, политиков и ученых, определяющих ее как средство повышения конкурентоспособности обрабатывающей промышленности страны через усиленную интеграцию «киберфизических систем», или CPS, в заводские процессы. При этом не просто переосмысливается принцип сборочной линии, но создается сеть машин, подключенных к интернету, которые могут автономно изменять производственные шаблоны, то есть создается «сервис-ориентированное проектирование». Это означает совершенно новый подход к производству, и немецкое правительство приступило к разработке «высокотехнологичной стратегии».

Поскольку изменения касаются не только производственной сферы, но и сферы услуг и систем управления, они приведут к серьезной перестройке рынка труда. По прогнозам, в ближайшие 20 лет от 50 до 70% работников могут быть заменены роботами. По данным Банка Америки, если сегодня 10% продукции производится роботами, то к 2025 г. этот показатель достигнет 45%. По его же данным, снижается цена на роботов: за последние 10 лет она упала на 27%, а в ближайшие 10 лет снизится еще на 22%. Основное опасение по поводу работы в «Индустрии 4.0» заключается в том, что значительное расширение возможных операций не обязательно потребует создания новых рабочих мест для людей, что вполне может оказаться проблемой, так как общая численность населения продолжает расти.

Понижение ценности низко- и среднеквалифицированного труда подорвет материальный достаток многочисленного среднего класса, и сделает невозможным его представителям войти в рынок высококвалифицированного труда. Одновременно это лишает третьи страны их преимуществ дешевой рабочей силы и возможностей догоняющего развития: снижение затрат в результате роботизации становится стимулом для западных компаний к возвращению производства в развитые страны.

В соответствии с исследованиями ряда аналитических центров западных компаний, роботизация затронет все секторы экономики и социальной сферы: от сельского хозяйства до гостиничного бизнеса. Наибольшему риску (80–100%) подвергаются такие профессии, как администраторы, бухгалтеры, водители, гиды, пекари, фармацевты, страховые агенты, продавцы розничных товаров, коллекторы. Новые профессии будут созданы в сфере экологии, новых технологий и там, где все основывается на личных отношениях или интуиции: медики, психологи, полицейские и детективы, артисты, фотографы, социальные работники, священники, но этого будет недостаточно, чтобы удовлетворить всех. Диплом перестанет быть защитой от безработицы. Как заявил руководитель одного из таких исследований Х.Э.Каруи, «роботизация станет для „белых воротничков“ тем же, что глобализация для „синих“». Она затронет средний класс, включая его высшие слои. В целом уровень безработицы возрастет до 18% экономически активного населения (сегодня это 10%).

Следствием технологической революции является изменение социальной структуры общества, которое наиболее полно описано английским экономистом, профессором Лондонского университет Ги Стэндингом, автором двух нашумевших книг: «Прекариат: новый опасный класс» (2011) и «Хартия прекариата» (2014). Для описания социальных последствий он использовал появившийся еще в 70-е годы термин «прекариат» (произведенный от слов: «précaire» (ненадежный) и «proletariat»), означающий людей с наиболее низкими доходами, не имеющих никакой гарантии занятости, вынужденных постоянно менять место работы, работающими неполный рабочий день на сезонной работе или в теневом секторе. Положение таких людей не позволяет им обеспечить свою экономическую и социальную независимость. Стэндинг описывает прекариат как новый, находящийся в процессе становления общественный класс, включающий в себя три категории людей: одна вышла из пролетариата, но эти люди никогда не достигнут того, что имели их родители; другая — это мигранты, а третья состоит из образованной дипломированной молодежи, которая не может найти достойную работу. Все три группы объединяет чувство неуверенности, обусловленное неопределенностью их положения, ограниченным доступом к социальным выплатам, фактическим отсутствием социальной поддержки и каких-либо перспектив.

В результате, в соответствии с концепцией Стэндинга, складывается многоуровневая классовая структура, в которой выделяются следующие группы. Наверху находится плутократия (сверхбогатые, живущие за счет ренты и обладающие огромной политической властью). Затем идет так называемый салариат (люди с долгосрочными гарантиями занятости, пенсиями, медицинской страховкой и пр.) и старый пролетариат. Ниже находится прекариат, а на самом низком уровне — беднота, люмпенпролетариат и безработные. При этом численность салариата и пролетариата постоянно сокращается, а численность прекариата растет, он начинает вытеснять салариат и пролетариат, что ведет к резкой поляризации общества: наверху находятся сверхбогатые и просто богатые, а внизу — «прекариат» и беднота.

Падение доходов европейцев происходит сегодня такими темпами, что значительная часть населения быстро приближается к черте бедности. Как следует из доклада НПО Oxfam, проводившей исследование осенью 2015 г., 123 млн человек в Европе (почти четверть населения) подвержены риску оказаться в состоянии бедности (в 2008 г. их было 116 млн). 1% наиболее богатых европейцев обладает третью всего богатства, в то время как 40% наименее обеспеченных принадлежит всего 1%.

Положение прекариата делает его крайне опасным для властей. Он не имеет никакой гарантии занятости и вынужден постоянно менять виды работы. Он не может рассчитывать на государственную помощь, пенсионное обеспечение, отпуск, пособия по безработице, больничные и оплату медицинских счетов. В еще более тяжелом положении находятся те, кто работает в теневой экономике, то есть без трудового договора, не входя в юридические отношения со своим работодателем.

Но прекариат не имеет и многих гражданских, политических, культурных прав, которыми обладают другие категории населения. Это увеличивает потенциал протеста в среде прекариата, но такой протест обычно не имеет выхода. Отрицая старые политические партии, рабочие, выпавшие из пролетариата, превращаются в социальную опору для набирающих силу крайне правых националистических движений, которые сталкивают их с мигрантами. В итоге происходит разбалансировка политической системы, которая традиционно опиралась на средний класс, усиление идей популизма, радикализма и милитаризма. Реагируя на эти процессы, правящий класс ужесточает политический контроль, способствуя постепенному утверждению в Европе полицейского государства. Стэндинг называет его «государством-паноптикумом» и указывает на тотальную слежку, которая уже практикуется в Соединённых Штатах.

Доклад О.Н.Четвериковой вызвал оживленную дискуссию о применимости его выводов к ситуации в конкретных странах Запада. Общий вывод заключался в необходимости более пристального изучения рассматриваемых процессов в научных исследованиях кафедры и его использования в учебно-методической работе.

Заведующий кафедрой В.О.Печатнов ознакомил сотрудников с новыми правилами прохождения конкурса для ППС. Особое внимание при этом было уделено новым конкурсным требованиям и задачам кафедры, вытекающим из нового регламента.

Кафедра истории и политики стран Европы и Америки



Распечатать страницу