Заседание секции российского и зарубежного гражданского права клуба «Казус»

13 марта 2017

Заседание секции российского и зарубежного гражданского права клуба «Казус»

9 марта состоялось первое заседание секции российского и зарубежного гражданского права клуба «Казус». На заседании рассматривался вопрос о действительности условия договора, согласно которому стороны обязываются не ссылаться на исковую давность. Модераторами дискуссии стали доценты М.А.Андрианова и А.Г.Архипова.

Участники клуба разделились на два лагеря: большинство считало, что положения о применении исковой давности являются императивными. Противоположная точка зрения состояла в том, что принцип свободы договора позволяет сторонам заключить такое соглашение.

В начале заседания с докладом выступил студент 3 курса Кирилл Рудников. Он обратил внимание на то, что ст. 198 ГК РФ императивна, однако ее буквальный смысл позволяет предположить, что она касается только изменения срока исковой давности и порядка его исчисления. Таким образом, она не распространяется на случаи, в которых сторона не ссылается на истечение исковой давности. В то же время судебная практика толкует условия об исковой давности расширительно, признавая, что все они являются императивными. По мнению докладчика, такую позицию судов можно понять: если закон запрещает изменять длительность срока исковой давности, то тем более нельзя полностью исключать его применение.

К.Рудников остановился также на проблеме отказа от права. Согласно п. 2 ст. 9 ГК РФ отказ от права не влечет его прекращения. Однако согласно ст. 450.1 лица, осуществляющие предпринимательскую деятельность, могут отказаться от принадлежащего им права, и в этом случае осуществление этого права не допускается. Как применить эти положения к исковой давности?

По мнению докладчика, стороны при заключении договора не могут договориться об отказе от применения исковой давности, поскольку право сослаться на ее истечение у них в этот момент еще не возникло. Такой подход корреспондирует положениям Модельных правил частного права (DCFR) и Принципов УНИДРУА, согласно которым отказ от права, императивно закрепленного в законе, возможен после того, как возникли основания для осуществления этого права. Этот подход может быть применен и к исковой давности: соглашение о том, что сторона не должна ссылаться на истечение исковой давности, заключенное после того, как возникло право сослаться на исковую давность, должно признаваться действительным. Суд в этом случае должен продолжить рассмотрение дела по существу, даже если ответчик сослался на исковую давность.

Доклад о допустимости соглашения об отказе ссылаться на исковую давность сделала студентка 2 курса Анна Рогова. Анна сослалась на принципы свободы договора и добросовестности, которые «красной нитью» проходят по всему тексту ГК. По ее мнению, ссылка ответчика на истечение исковой давности, сделанная вопреки соглашению сторон, является проявлением недобросовестности с его стороны. В данном случае нужно учитывать и то, что ответчик уже нарушил договор, что послужило основанием для обращения к нему с иском. Таким образом, поведение ответчика можно считать вдвойне недобросовестным. В соответствии со ст. 10 ГК РФ суд вправе отказать в защите права недобросовестной стороны. В судебной практике имеются случаи отказа суда от применения исковой давности по мотиву недобросовестности стороны, заявлявшей о ней. Таким образом, из принципа добросовестности следует, что суд должен поддержать условие о запрете ссылаться на исковую давность.

Этот же вывод следует из принципа свободы договора. Этот принцип ограничен императивными нормами. Хотя ст. 198 ГК РФ является императивной, она не относится к рассматриваемой проблеме и не должна к ней применяться. По мнению докладчика, если вопрос о (не)допустимости отказа ссылаться на исковую давность в законодательстве не урегулирован, это следует воспринимать, как намеренное умолчание законодателя. В отсутствие императивного регулирования стороны вправе самостоятельно урегулировать свои отношения. Основания для признания условия договора об отказе ссылаться на исковую давность недействительным отсутствуют.

Студент 2 курса Артём Красоткин выступил с сообщением, в котором попытался примирить высказанные ранее точки зрения. Он согласился с тем, что ст. 198 ГК РФ не должна применяться в данном случае, поскольку стороны в данном случае не ставят под сомнение длительность исковой давности и ее течение. Наиболее важным вопросом, по его мнению, является вопрос о цели, с которой стороны заключали соглашение о неприменении исковой давности. Вероятно, стороны планировали сохранить право на защиту и возможность разрешить спор в суде и после того, как исковая давность истечет. Должник, заявляя об истечении срока исковой давности, действует в противоречии своей первоначальной воле, выраженной им при заключении соглашения, и не в соответствии с ожиданиями контрагента. По этим причинам можно говорить о недобросовестности должника.

А.Красоткин остановился на вопросе о том, как суду следует относиться к спорному соглашению сторон и к заявлению ответчика о пропуске исковой давности. С одной стороны, согласно Постановлению Пленума ВС РФ об исковой давности, заявление об истечении срока исковой давности является самостоятельным основанием для отказа в иске. Однако в этом постановлении не сказано, что суд не обязан применять заявление о пропуске исковой давности. С другой стороны, Постановление Пленума ВС РФ №25 предусматривает, что суду следует защищать интересы стороны, действующей добросовестно. Следовательно, сторона, действующая недобросовестно, может быть ограничена в правах.

Студентка 2 курса Мария Попова не согласилась с предыдущими докладчиками. По ее мнению, суд в любом случае должен применить срок исковой давности. Согласно ст. 9 ГК РФ, если стороны отказались от осуществления принадлежащих им прав, это не означает, что право перестало существовать. Поэтому заявление ответчика об истечении срока давности было сделано правомерно.

Мария подчеркнула, что не следует придавать слишком большое значение случаю, в котором суд не применил исковую давность со ссылкой на недобросовестность ответчика. По ее мнению, в обсуждаемом деле имелся целый ряд других аргументов, помимо недобросовестности. Кроме того, это дело является единичным.

Мария обратила внимание присутствующих на зарубежную практику: в праве целого ряда стран сторонам разрешается изменять сроки исковой давности. Однако нигде нет права вовсе исключать ее применение. Не согласилась она и с доводом предыдущих докладчиков о недобросовестности ответчика. Ст. 10 закрепляет презумпцию добросовестности, поэтому для ссылки на недобросовестность ее необходимо доказать. По мнению М.Поповой, из обстоятельств обсуждаемого дела недобросовестность ответчика не следует.

Студент 2 курса Дмитрий Костомаров выступил с дополнением позиции, занятой М.Поповой. Он обратил внимание участников обсуждения на то, что изменение — это превращение во что-то другое. Таким образом, неприменение исковой давности — это его изменение до нуля (или до бесконечности). Следовательно, соглашение о неприменении исковой давности нарушает императивную норму ст. 198 ГК РФ.

По результатам дискуссии участники клуба вычленили несколько основных вопросов, изучение которых необходимо для получения решения поставленной задачи. Во-первых, императивна ли ст. 198 ГК РФ? Во-вторых, распространяется ли она на соглашение сторон о том, что они будут ссылаться на исковую давность? В-третьих, применяются ли к этой ситуации положения ст. 450.1 об отказе от права? Далее, каковы общие цели исковой давности, является ли этот институт материальным или процессуальным? Наконец, какие факторы могут иметь значение для суда, рассматривающего спор? В частности, относится ли к ним (не)добросовестность ответчика, момент, в который заключено соглашение о запрете ссылаться на исковую давность?

Участники признали, что некоторые вопросы не вызывают больших сложностей (например, вопрос №1). По другим вопросам мнения участников разошлись (например, по вопросу №2). Есть и более «философские» вопросы, требующие более серьезного изучения. К ним относится вопрос о роли добросовестности при разрешении судом вопроса о применении исковой давности.

Актуальную информацию о работе секции можно найти на странице в социальной сети «ВКонтакте». 

Анна АРХИПОВА,
Мария АНДРИАНОВА
доценты кафедры международного частного и гражданского права


Распечатать страницу