Главное, чтобы США и Россия неосторожными действиями не навредили диалогу Баку и Еревана

28.07.09

Главное, чтобы США и Россия неосторожными действиями не навредили диалогу Баку и Еревана

Эксперты МГИМО: Мальгин Артем Владимирович, к.полит.н.

Интервью Day.Az с доцентом кафедры международных отношений и внешней политики России Московского государственного института международных отношений МИД РФ, кандидатом политических наук Артемом Мальгиным.

— Как Вы считаете, смогут ли руководители России и США достичь улучшения, или так сказать, перезагрузки двусторонних отношений, чего от них ждут многие в мире?

— Я думаю, что в принципе перезагрузка удастся. Она сейчас нужна и Америке, и России. В принципе, недавний визит президента США в Москву оживил все направления двустороннего взаимодействия, включая диалог по разоруженческим вопросам, впервые за последние 7-8 лет.

Создан также механизм неформального диалога, это уже не просто разговор так называемых мудрецов, а группа, которой дано задание сформулировать предложения по развитию российско-американских отношений. Под этот визит был восстановлен и переформатирован российско-американский бизнес-диалог. Если с американской стороны оставались определенные рабочие структуры, то в российской части бизнес-диалога за прошедшие годы и в силу тех изменений, которые происходили в экономике, прежний состав уже оказался не отражающим реалии. Теперь же все это обновлено, и, будем надеяться, что диалог получит свое развитие. Несмотря на то, что у России товарооборот с США меньше в 16 раз, чем с Евросоюзом, экономический кризис показал, что мы зависимы друг от друга, поскольку включены в мировую финансовую систему.

Я думаю, что преодолены некоторые застарелые проблемы американизма в российском общественном мнении, которые существовали со времен Косово, что тоже важно. Это своего рода уже некий рестарт, перезагрузка отношений Россия-США. Осталось это воплотить в реалии.

Из конкретных результатов можно назвать предварительные договоренности по стратегическим наступательным вооружениям. Будем надеяться, что к концу года появится новый диалог. Мы знаем, что когда есть устойчивый диалог по СНВ, он тянет за собой все остальные сферы. К сожалению, у нас нет центрального элемента взаимодействия с США, как экономика или энергетика. Поэтому в отношениях США эту роль выполняет СНВ.

— Как Вы считаете, отнесется ли Обама, в отличие от своего предшественника, более благосклонно к идее совместного использования Габалинской РЛС?

— Мне кажется, что сейчас перспективы этой идеи лучше. Дело в том, что при администрации Буша эту идею никто серьезно не обсуждал. Сейчас в принципе идея о том, что действительно нужна некая общая, даже не российско-американская, а российско-западная система предупреждения о ракетном нападении, из нечто фантастического переходит уже в сферу реальности. Даже если эта идея не будет реализована, то какие-то переговоры по этому вопросу пойдут. Ясно, что выборы в Иране законсервируют еще на несколько лет нынешние напряженные отношения Тегерана с международным сообществом, свой «вклад» в сохранение напряженности вносит и проблема КНДР. Более гибкий подход администрации Обамы тоже позволяет надеяться на достижение продвижений в решении имеющихся проблем.

— Считаете ли Вы зависимыми степень глобального взаимопонимания между Россией и США и карабахское урегулирование?

— Если честно, то мне кажется, что карабахское урегулирование уже живет своей жизнью, и Россия и США особо серьезной роли здесь не играют. Да, когда-то сопредседателям Минской группы ОБСЕ важно было организовать диалог, посадить стороны за стол переговоров. Сейчас изменилось соотношение, условно говоря, и азербайджано-армянского влияния в самих США, и Россия, на мой взгляд, проводит сейчас абсолютно сбалансированную политику в отношении Баку и Еревана. Сейчас главное, чтобы США и Россия какими-то неосторожными своими действиями не навредили этому процессу. Это своего рода такие спящие гаранты. Идет процесс, а они (Россия и США) должны стоять рядом, не мешать и отсекать какие-то ненужные попытки третьих сил вмешаться, что-то поломать.

Кстати, я надеюсь, что Россия будет очень спокойно реагировать на армяно-турецкое улучшение отношений, потому что появление еще одной такой дополнительной возможности для маневра полезно всем. Это, так сказать, разблокирует регион, он станет более интернациональным, а, значит, более современным, и в таких условиях существование конфликтов непозволительно.

— Есть мнение, что прошлогодние события в Грузии стали двойным предупреждением участникам нагорно-карабахского конфликта: во-первых, подчеркнули недопустимость силового решения конфликта, и, во-вторых, показали возможность продолжения переноса негативной практики Косово, а затем и Абхазии и Южной Осетии и на другие регионы, в частности, Карабах.

— Нет, я с этим не согласен. Все понимают, что в карабахском урегулировании есть две, уже доказавшие свою, так сказать, равновесность стороны - Азербайджан и Армения. Россия не имеет непосредственной границы с зоной противостояния. Поэтому любые военные шаги с участием России в отношении Нагорного Карабаха я исключаю даже гипотетически. Мне кажется, что применение Косовского варианта закончилось именно в августе. То есть было Косово, а затем - Южная Осетия и Абхазия как ответные шаги. Все-таки, нагорно-карабахское урегулирование находится на более цивилизованном уровне. Это уникальный конфликт, который не потребовал миротворцев на разделительной линии. Грубо говоря, у людей хватило и все эти годы хватает мудрости не начинать конфликт. Поэтому тут не может быть аналогий.

Заур

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: Day.az (Баку)
Распечатать страницу