Акции протеста в Грузии стали масштабнее, но лидеры оппозиции остались каждый в своем окопе

10.04.09

Акции протеста в Грузии стали масштабнее, но лидеры оппозиции остались каждый в своем окопе

Эксперты МГИМО: Муханов Вадим Михайлович, к.ист.н.

Акции протеста в Грузии служат, во-первых, мостиком переговоров для оппозиции, во-вторых, для того, чтобы показать себя Западу, как силу, с которой можно вести переговоры, сказал старший научный сотрудник Центра кавказских исследований НКСМИ МГИМО МИД России Вадим Муханов в интервью "Полит.ру".

По словам Муханова, вчерашняя акция протеста и движение оппозиции по проспекту Руставели производят впечатление. Правительственные силы говорят, что там было от 20 до 50 тысяч человек. Оппозиционные лидеры говорят, что они смогли собрать от 100 до 150 тысяч.

Но главная проблема, считает политолог, заключается в том, что у грузинской оппозиции нет консолидированного лидера, вокруг которого могли бы сплотиться другие политические деятели Грузии. "Есть несколько крупных оппозиционных лидеров, но каждый из них находится в своем окопе. Они не объединены", - сказал Муханов.

"Если прогнозировать дальнейшее развитие ситуации, они пока не смогут серьезно изменить политическую ситуацию в Грузию. Имеется в виду их главное требование о смещении или добровольном уходе с поста президента Грузии Михаила Саакашвили. Оно вряд ли исполнимо, потому что, во-первых, оппозиция не объединена, а во-вторых, в руках Саакашвили до сих пор находится очень мощный аппарат подавления: вокруг него остались все силовые министры, они никуда не ушли", - заметил политолог.

Вся ближайшая команда Саакашвили до сих пор находится вокруг него. Часть бывших сотрудников правительства Саакашвили ушли к Бурджанадзе, к Окруашвили и другим, но все влиятельные министры  сохранили свои посты: Вано Мерабишвили, новый премьер-министр Ника Гилаури.

"Так что говорить о том, что по результатам этих акций протеста изменится облик власти в Грузии, я бы не стал. Действительно эти акции более масштабные, чем раньше, но они никак не повлияют на смену власти в республике", - уверен Муханов.

Акции, проходящие в Тбилисси приурочены к 9 апреля и были давно анонсированы. Грузинская оппозиция и ее лидеры действительно рассчитывали на эти мероприятия. В частности, на эти мероприятия и на митинг серьезно рассчитывала Нино Бурджанадзе, на протестный потенциал грузинского народа рассчитывал новый лидер оппозиции Ираклий Аласания. "Кроме того, на эти акции рассчитывали Лейбористская и Республиканская партии Грузии", - сказал Муханов.

Акции протеста в Грузии служат, прежде всего, для двух целей. "Во-первых, они служат мостиком для переговоров для всех оппозиционных сил. Мы помним не так много акций в Грузии, где различные оппозиционные силы, которые редко где выступали вместе, могли бы выступить единым фронтом. Нино Бурджанадзе, что тут скрывать, ревностно относится к росту популярности Ираклия Аласания. Шалва Нателашвили, еще один оппозиционный лидер, который тоже хочет стать лидером Грузии, вряд ли на нынешний момент будет соглашаться на вторую скрипку в команде Бурджанадзе или того же Аласания. В первую очередь, эти акции протеста - это попытка оппозиции объединиться", - считает эксперт.

Во-вторых, можно найти более прагматичное объяснение для оппозиционных лидеров, которые стали инициаторами этих акций протеста. "Им надо пропиариться перед Западом, показать, что в Грузии, помимо Саакашвили, есть люди, на которых можно опереться, которых можно материально и политически поддерживать. Этим шагом они предлагают Западу сделать выбор в свою пользу: те же Нино Бурджанадзе и Ираклий Аласания", - сказал политолог. Второе объяснение идет в связке с первым: одновременно с внутриполитическими задачами, оппозиционеры, конечно, решали и свои личные задачи, резюмировал Муханов.

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: «Полит.ру»
Распечатать страницу