17 лет назад начался вооруженный конфликт между Грузией и Абхазией

14.08.09

17 лет назад начался вооруженный конфликт между Грузией и Абхазией

Эксперты МГИМО: *Захаров Владимир Александрович

Ранним утром 14 августа 1992 г. под предлогом охраны железной дороги, войска госсовета Грузии вероломно вторглись на территорию Республики Абхазия, положив начало активному захвату территорий и проведению политики геноцида по отношению ко всем негрузинским народам Кавказа. 15 августа в поселке Цандрипш высадился морской десант, который взял под контроль российско-абхазскую границу, а 18 августа, нарушив договоренности, грузинские войска без боя взяли Сухуми.

Несмотря на заверения командующего «национальной гвардией» Г. Каркарашвили о миролюбии «гвардейцев», сразу же начались грабежи, насилие и убийства абхазского и другого негрузинского населения.

Грузинские вооруженные формирования, в основном состоявшие из выпущенных из тюрем уголовников, за которыми шли национальные гвардейцы под командованием Т. Китовани, вступили на территорию Абхазии. На момент начала вторжения грузинская группировка имела в своем распоряжении около 3000 человек, пять танков Т-55, несколько боевых машин БМП-2, три бронетранспортера БТР-60, БТР-70, установки залпового огня «Град», вертолеты различных модификаций. Абхазия первоначально могла противопоставить этой группировке лишь полк МВД, сформированный за два месяца до начала войны.

Грузинские войска немедленно сожгли архив республики и Научно-исследовательский институт истории, языка и литературы. Они мечтали оставить абхазский народ без своей истории…

Отношений между Грузией и Абхазией были далеко не безоблачными. Возникшее в ХIХ в. грузинское национальное движение определило «исконно грузинские земли» согласно границам средневекового Грузинского царства Х–ХIII вв. (игнорируя при этом изначально многонациональный характер этого государственного образования, название которого звучало как «Царство абхазов, картвелов, эгров, кахов…»). Националистический угар, распространяемый представителями грузинской интеллигенции еще с середины XIX века, особенно расцвел после революции 1917 г. в России. Вследствие сепаратистских и националистических устремлений Грузия, вначале бросилась в объятия немцев, а затем объявила себя самостоятельной страной. Для расширения своей территории она стала прикладывать все старания, чтобы захватить Абхазию, Сочинский округ и довести свою границу вплоть до Туапсе. Тогдашнее грузинское руководство игнорировало и права России, и желание населения Абхазии и Батумской области. Генерал Деникин — верховный главнокомандующий Добровольческой армии — жестко поставил на место зарвавшееся руководство Грузинской Республики, а впоследствии предлагал превратить Сухумский округ, «населенный, главным образом, абхазским народом и на владения коим не имела никаких прав, в нейтральную зону». В 1918–1921 гг. Грузинское правительство проводило ко всем жителям Абхазии нескрываемую шовинистическую политику. Вот как ее охарактеризовал современник событий, англичанин Бехофер. В своей книге он писал, что воспринимал Грузию «как классический пример империалистической малой национальности и по отношению к захватам территории вне своих пределов, и по отношению к бюрократической тирании внутри государства». «Шовинизм его превосходит всякие пределы» — отметил он.

После установления Советской власти в Закавказье и установления независимости абхазского государства в форме ССР Абхазии, большевики воплотили в жизнь столь популярный тезис о суверенитете. Но не надолго. По мере укрепления власти Сталина статус Абхазии понижался, и в феврале 1931 г. договорная СССР Абхазия была превращена в автономную республику и включена в состав Грузинской ССР. Началась активная грузинизация Абхазии. На все руководящие посты были поставлены грузины, абхазские школы ликвидированы. Абхазам выдавали паспорта с измененными на грузинский лад фамилиями. Подобная политика вызвала недовольство всего народа, жители открыто собирались на сходки, писали письма с требованием прекращения насильственной грузинизации и отправляли в Москву в ЦК КПСС.

Уже с середины 80-х гг. ХХ века грузинские политики, которым пришли на помощь местные историки, писатели и журналисты, стали внушать своему народу и всему миру, что Абхазия и Южная Осетия являются «неотъемлемой» частью Грузии, одним из «уголков» Грузии, «исконно грузинской землей». Главными фактами в их аргументации была советская демографическая ситуация. По официальным советским переписям, к этому времени грузины составляли 45% населения Абхазии, в то время как абхазов числилось чуть больше 17%. Но и этого было мало, в печати постоянно приводились «доказательства», что коренными жителями Абхазии являются грузины, а современные абхазы, которых они переименовали в «апсуйцев», являются пришлым населением, даже не народом.

В 1989-1991 гг. по Грузии прокатилась волна межэтнических конфликтов. Грузинские радикалы убеждали, что это «рука Москвы». На самом деле рост межнациональной напряженности объяснялся в первую очередь неприемлемостью для негрузинского населения выдвинутых сторонниками независимости Грузии требований «деарменизации», «деазербайджанизации», упразднения всех автономий, и даже необходимости государственного регулирования рождаемости негрузинского населения с целью его ограничения. Эти требования Абхазия испытывала на себе уже не одно десятилетие. Жить так дальше народ республики не мог. 18 марта 1989 г. в деревне Лыхны состоялся 30-тысячный Сход абхазского народа, который выдвинул предложение о выходе Абхазии из состава Грузии и восстановлении ее в статусе союзной республики. 15–16 июля 1989 г. в Сухуми произошли кровавые столкновения между грузинами и абхазами (16 погибших).

До 1992 г. отношения между Тбилиси и Сухуми носили характер «холодной войны». После бегства Гамсахурдиа из Тбилиси начались даже переговоры между Грузией и Абхазией, причем требованием руководства во главе с В.Ардзинба было, всего лишь, восстановление статуса договорной республики, который она имела в 1925 году. Ситуация начала обостряться после того, как в феврале 1992 г. в Грузии было восстановлено действие конституции 1921 г., не предусматривавшей гарантии автономии для Абхазии. На территории республики началось активное формирование грузинских военизированных структур, военных городских и районных комиссариатов

В ответ на принятие конституции, 23 июля 1992 г. постановлением Верховного Совета Абхазии было восстановлено действие конституции 1925 г., в которой она признавалась суверенной республикой, строящей отношения с Грузией на договорной основе. Между тем, в Грузии после прихода к власти Звиада Гамсахурдиа межнациональная обстановка резко обострилась. Лозунг «Грузия — для грузин», стал главной идеологической основой внутренней политики государства. Из Грузии были высланы многие лезгины, аварцы, представители других северокавказских народов, а также русские — веками проживавшие здесь молокане и духоборы, началась война Тбилиси против Южной Осетии.

В Абхазии большинство грузин-депутатов были ярыми сторонниками Гамсахурдиа и после его свержения выступали на митингах в Сухуми — точнее, уже в Сухуме — с лозунгами: «Долой кровавую хунту Шеварднадзе!»

Придя к власти, Шеварднадзе быстро подавил сопротивление звиадистов в Западной Грузии, но в Абхазии они не признали его президентом. Руководители республики во главе с В.Ардзинбой провели немало трудных переговоров с делегацией Тбилиси, пытаясь не допустить ввода в Абхазию грузинской «национальной гвардии».

Обстановка в Абхазии накалилась до предела. Масла в огонь подлил Э.Шеварднадзе, заявивший о намерении ввести грузинские внутренние войска в Абхазию. В ответ последовало предупреждение Конфедерации горских народов Кавказа, что она также пошлет свои формирования... Усилиями официального Тбилиси, направляемого кукловодами с Запада, а также при попустительстве ельцинской команды, дело все очевиднее шло к вторжению, к войне.

Переговорный процесс был окончательно прерван неожиданным вступлением грузинских войск в Абхазию 14 августа 1992 г., после которого Абхазия сочла себя свободной от каких-либо обязательств по отношению к Грузии.

Только 3 сентября 1992 г., по инициативе российских властей, в Москве между Грузией и Абхазией было достигнуто соглашение о прекращении огня. В соглашении предусматривалось «сохранение территориальной целостности Грузии». В нем оговаривалось вступление в силу с 5 сентября 1992 г. прекращения огня, разоружения незаконных вооруженных формирований, сокращение численности вооруженных сил и обмен пленными. Однако 1 октября 1992 г. соглашение о прекращении огня было нарушено, и военные действия продолжились.

Год оккупации. Страшный, тяжелый год. Об этом ужасе, об издевательствах и унижении вспоминают все жители Абхазии до сих пор, и чтобы ни говорили политиканы, забыть это невозможно, из памяти народа это не сотрется никогда.

Абхазскую сторону активно поддержали республики Северного Кавказа, многие из которых, по меньшей мере, не препятствовали отправке добровольцев в зону конфликта. Грузинские войска постепенно утеряли инициативу и стали терпеть поражения.

В июле 1993 г. было заключено новое соглашение о прекращении огня, однако и оно было сорвано. С середины сентября 1993 г. боевые действия возобновились. Несмотря на то, что 20 сентября Москва ввела экономические санкции против Абхазии, к концу месяца абхазские вооруженные формирования вышли на границу с Грузией по реке Ингури, вытеснив с территории республики грузинские войска.

Продолжавшаяся более года грузино-абхазская война была чрезвычайно кровопролитной и разрушительной. Общие людские потери составили около 20 тыс. человек, экономике Абхазии был нанесен огромный материальный ущерб в 11,5 млрд. долларов. Война привела к существенному изменению содержания и состава участников грузино-абхазского конфликта. Местное грузинское население (несмотря на имевшиеся различия в отношении к войне между грузинами, мегрелами и сванами), в целом поддержало военную акцию по силовому решению абхазской проблемы. Остальное население, в основном остававшееся до этого на позициях нейтралитета, под влиянием грабежей и бесчинств грузинских военных, в своем подавляющем большинстве заняло проабхазскую позицию. Таким образом, с 1992 г. грузино-абхазский конфликт приобрел характер противоборства между грузинским государством и местной грузинской общиной — с одной стороны, и всем остальным полиэтничным населением Абхазии — с другой.

Вопреки мнению многих нынешних грузинских политиков, война 1992-1993 гг. была не результатом вмешательства российских спецслужб (в то время совершенно дезорганизованных и ни на что не способных), а логическим результатом длительного грузино-абхазского конфликта. В его основе лежало стремление абхазов обеспечить свое национальное (да и физическое) выживание и стремление грузин добиться в кратчайшие сроки национальной консолидации собственного этноса и создать мононациональное грузинское государство на территории с многонациональным населением и внутри совершенно искусственных границ.

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: Портал МГИМО
Распечатать страницу