Социал-демократы не смогли представить собственной позиции

29.09.09

Социал-демократы не смогли представить собственной позиции

Эксперты МГИМО: *Бусыгина Ирина Марковна, д.полит.н., профессор

В минувшие выходные в Германии прошли парламентские выборы. При лидерстве блока ХДС/ХСС, второе место заняли «свободные демократы», что приведет к уходу социал-демократов в оппозицию и смене ряда ключевых персоналий кабинета министров. О том, как изменится политическая линия Берлина, редакция портала МГИМО беседовала с директором Центра региональных политических исследований Ириной Бусыгиной.

– Наверное, самым резонансным итогом германских выборов стал беспрецедентный провал социал-демократов. Были ли тому какие-то фундаментальные причины, предсказываемые ранее, или же этот провал стал неожиданностью для специалистов?

– Немецкие политологи предполагали такое развитие событий. Конкретные цифры предсказать нельзя никогда, даже в странах с устойчивой избирательной структурой всегда наблюдается значительные разбросы в прогнозах. Например, когда год назад в Баварии ХСС потерял 17% — это был настоящий шок, потому что фактически покачнулась однопартийная схема управления страной.

Социал-демократы начали терять популярность достаточно давно. Мое мнение: если бы не усилия Герхарда Шредера, эта неудача случилась бы значительно раньше. К Шредеру можно относиться по-разному, но он незаурядный человек, превосходный оратор, и буквально «тащил» на себе всю партию. Если бы не его виртуозная работа со СМИ, провал случился бы еще раньше.

А на этот раз выяснилось, что у социал-демократов нет фигуры, равной Шредеру. Франк-Вальтер Штайнмайер — человек совершенно других качеств, и как публичный политик он значительно слабее. Особенно заметно это стало, когда незадолго до выборов состоялась «дуэль» между ним и Ангелой Меркель. Событие получилось, мягко выражаясь, не очень интересным. Немцы впоследствии назвали эту дуэль «дуэтом», потому что социал-демократы не смогли представить четкую и значимую собственную позицию.

Меркель, естественно, находилась в более выгодном положении — потому что находящийся у власти всегда имеет такое преимущество. При этом следует заметить, что министр иностранных дел Штайнмайер занимался в правительстве Меркель вопросами, которые для широкого круга общественного мнения не очень интересны. Немцы больше привыкли обращать внимание на свою внутреннюю политику, прежде всего — на социальную сферу.

– Сейчас в связи с результатами выборов обсуждается приход на место вице-канцлера и министра иностранных дел лидера «свободных демократов» Гидо Вестервелле. В сравнении со Штайнмайером он будет более удобен для Москвы в качестве переговорщика или нет?

– Если мыслить в подобных категориях, то Вестервелле, безусловно, будет менее удобен. Это человек из совершенно другой части партийного спектра. Он молод, ему 48 лет, — и это очень жесткий политик, причем таковым он считается даже внутри своей партии.

Вообще, внешняя политика Германии отличается некоторой двусмысленностью. С одной стороны, существуют особые партнерские отношения с Россией. С другой стороны, не подлежит сомнению лояльность Берлина по отношению к общим интересам ЕС. Поэтому внешняя политика Германии — это постоянный и необходимый маневр. Шредер в свое время маневрировал, склоняясь в сторону России. Штайнмайер также пытался по мере сил выдерживать эту линию. Подозреваю, что при Вестервелле ситуация изменится. Конечно, его будет сдерживать и Меркель, и даже собственная партия. Повторюсь: он очень жесткий политик и нам нужно готовиться к тому, что политический язык Берлина в общении с нами поменяется.

– В меру дружественная линия самой Меркель в отношении России в связи с этим может претерпеть изменения — под давлением позиции Вестервелле?

– Ангела Меркель — политик чисто центристский (в отличие от Вестервелле), поэтому полагаю, что она будет всячески избегать такого развития событий. С другой стороны, все шаги Меркель, которые мы могли бы трактовать как пророссийские, выполнены в соответствии с внутренними германскими интересами. Не будь там внутриполитических и экономических причин, она бы никогда на них не пошла. Меркель нужны голоса избирателей, она просто не может себе позволить их терять, поскольку ситуация безумно сложная.

Поэтому я считаю, что Меркель будет по возможности сдерживать Вестервелле, но не следует обманываться в том, что ее позиция будет хоть в какой-то степени пророссийской.

– Как вы можете оценить итоги выступления партий «второго эшелона»: «зеленых», а также Левой партии, чей результат вырос до 11,9% — с 8,7% на прошлых выборах?

– «Зеленые» выступили в целом достойно. Что же касается Левой партии, то с моей точки зрения их рост — очень тревожная тенденция. Это исключительно популистская партия. Я слушала и выступления Грегора Гизи, и выступления Оскара Лафонтена. Гизи чрезвычайно хитер и изворотлив (это ни в коем случае не негативная личная характеристика, просто таков его политический стиль). Лафонтен же — чистый популист, но зато он превосходный публичный политик. А Германии сейчас очень не хватает хороших «говорунов». Кстати, Ангела Меркель в этом смысле тоже не на высоте, но у нее есть другие полезные качества: она производит впечатление доверительности и основательности, что в публичной политике крайне важно.

На любых выборах всегда есть некоторый процент недовольных, которые готовы «потреблять» популистские лозунги, и Левая партия прекрасно собрала весь этот электорат. Для самих себя они выступили просто превосходно, но что касается смены политических предпочтений среди немцев, то эта тенденция внушает определенные опасения.

Беседовал Константин БОГДАНОВ

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: Портал МГИМО
Распечатать страницу