Азербайджанская и армянская стороны демонстрируют минимум готовности к компромиссу

08.10.09

Азербайджанская и армянская стороны демонстрируют минимум готовности к компромиссу

Эксперты МГИМО: Муханов Вадим Михайлович, к.ист.н.

Эксклюзивное интервью 1news.az с политологом, старшим научным сотрудником Центра кавказских исследований МГИМО РФ Вадимом Мухановым

— Кавказская политика России, насчитывающая несколько веков, имеет свои традиции и приоритеты. Каково, на ваш взгляд, место Азербайджана в этой политике сегодня?

— Действительно, Россия имеет богатейший опыт общения с Кавказом, насчитывающий не одно, и не два столетия. Однако та Россия, о которой можно и нужно вспоминать, слишком недосягаема для нынешней России, которая является правопреемницей Советского Союза. Приоритеты сегодняшнего российского руководства далеки и совершенно несравнимы с целями и задачами Российской империи. Нынешняя ситуация заставляет совершенно по-иному выстраивать свои отношения с независимыми государствами Закавказья.

Азербайджан является важным партнером России в регионе, и всестороннее развитие отношений с Баку представляется приоритетной задачей российской внешней политики. Как мы можем наблюдать, отношения между странами стабильные и дружеские, регулярно происходят встречи на высшем уровне, где происходит обсуждение самого широкого круга вопросов. Товарооборот между странами растет, российские компании по-прежнему с большим интересом смотрят на Азербайджан и готовы инвестировать в его экономику. Значительная азербайджанская диаспора находится в России, где она играет заметную роль в общественно-политической жизни страны. Русский язык по-прежнему в ходу в республике, и нет никаких затруднений в общении, в отличие от соседней Грузии.

Успешно развивается научно-культурное сотрудничество двух стран, растут совместные проекты в области образования. Азербайджанская молодежь по-прежнему едет в Россию учиться, многие остаются работать. В свою очередь, в самой республике появляются филиалы ведущих российских вузов, в частности, в текущем году в Баку открыт филиал МГУ. Студенты, обучающиеся там, проявляющие успехи в учебе и науке, будут получать и специальные российские стипендии от «Института евразийских исследований». Так что сотрудничество России и Азербайджана представляется весьма крепким и перспективным в самых разных областях.

— Россия позиционирует сегодня Армению как своего единственного стратегического союзника на Южном Кавказе, а с легкой руки спикера Госдумы РФ Б.Грызлова ее даже называют российским форпостом на Кавказе. Не секрет, что в многонациональном Азербайджане, где всегда с уважением относились к России и к русским, существует своего рода обида на такой курс, проводимый Кремлем. Не кажется ли вам эта однозначная ставка на Армению ошибочной, что само по себе вынуждает Азербайджан искать противовес на Западе?

— Мне кажется, что вы несколько преувеличиваете и несколько уходите от сути вопроса. Армения, действительно, союзник России. Она входит в ОДКБ, активно участвует в работе структур СНГ. Помимо всего, только в Армении существует российская военная база. Отношения с Арменией также имеют свою долгую и непростую историю. Важно отметить, что Россия является одним из ключевых игроков на Кавказе и поэтому должна иметь четко выстроенные отношения со всеми государствами региона. Азербайджан же неоднократно заявлял о своей приверженности многовекторной политике, где есть место взаимоотношениям с Россией и Западом, Ираном и Израилем, Турцией и арабскими государствами. Москва же не высказывает обиду на то, что Баку принял такой курс. Наоборот, она с пониманием относится к выбору своего партнера и всячески развивает двусторонние отношения. Поэтому, во многом, подобные заявления, озвученные вами, несправедливы и весьма ангажированы.

— Как вы считаете, не мешает ли военно-политическое российско-армянское сотрудничество выполнять Россией роль беспристрастного посредника в Карабахском урегулировании?

— Я сомневаюсь, что вы найдете хотя бы одного полностью беспристрастного посредника в данном урегулировании, который согласится из года в год тянуть этот воз тяжелых, малорезультативных переговоров. Как прекрасно демонстрирует нам история, роль «честного маклера» — это весьма неблагодарное занятие для любого желающего. Тем более что пока еще ни один из непосредственных участников конфликта не доверился третьей стороне на 100%. Поэтому я сильно сомневаюсь в том, что в ближайшее время будет найден такой вариант урегулирования, который удовлетворил бы все конфликтующие стороны. Мои сомнения основываются на том, что и азербайджанская, и армянская стороны демонстрируют минимум готовности к компромиссу. Россия же выполняет не только роль одного из посредников, но и роль миротворца, что в свете наметившихся тенденций едва ли не важнее всего.

— Еще до войны 08.08.08 на Кавказе вы выражали озабоченность по поводу вероятности возобновления армяно-азербайджанской войны за Нагорный Карабах. Азербайджан не скрывает, что в случае безуспешности мирных переговоров он в будущем будет вынужден использовать силовой сценарий для освобождения земель. Насколько вероятность новой войны велика сегодня?

— Моя озабоченность по поводу вероятности войны в Карабахе, как и многих моих коллег, никуда не исчезла. Одним из главных моментов, не позволяющих изменить оценку, и являются как раз резкие заявления целого ряда азербайджанских политиков. Понятно, что соблазн одним ударом разрубить этот «гордиев узел» велик, но не стоит забывать о тяжелейших последствиях в случае использования силового сценария. Новая кампания может привести к большой гуманитарной катастрофе и целому ряду других печальных последствий. Нести же ответственность будет та сторона, которая развяжет с таким трудом потушенный пожар.

Односторонняя разморозка ни к чему хорошему не приведет, а заставит заново вести подсчет жертв. Мне симпатична фраза — «худой мир лучше доброй ссоры», и я считаю, что на Южном Кавказе ее не стоит забывать. За последние два десятилетия она неоднократно демонстрировала свою верность и актуальность. Понятно, что некоторые мировые игроки думают иначе, однако опыт последних лет показал, что они крайне редко несут ответственность за свою весьма неоднозначную деятельность в регионе.

— Россия и США являются основными посредниками в Карабахском урегулировании. На ваш взгляд, будет ли и здесь проявляться традиционная борьба между Москвой и Вашингтоном за интересы, или же после недавних видимых улучшений американо-российских отношений решение проблемы Карабаха станет предметом для конструктивного сотрудничества?

— Во-первых, пока я не вижу видимых улучшений в российско-американских отношениях. До сих пор озвучено только пожелание американского президента улучшить двухсторонние отношения, но качественных изменений еще нет, только слова. Будем ждать конкретных результатов объявленной «перезагрузки».

Во-вторых, помимо России и США есть еще и европейские посредники, которых я бы не стал сбрасывать со счета.

В-третьих, мне кажется наивным взгляд, что решение карабахской проблемы — это, исключительно, прерогатива Москвы и Вашингтона. Без конструктивной позиции Баку и Еревана дело не сдвинется с мертвой точки, какие бы окрики не приходили извне.

В общем, пока политическая воля в должной мере не будет проявлена Баку и Ереваном, маловероятно, что процесс урегулирования получит свое логическое продолжение.

Махир МАМЕДОВ

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: 1NEWS.az
Распечатать страницу