Способна ли администрация США достигнуть поставленной цели?

20.10.09

Способна ли администрация США достигнуть поставленной цели?

Эксперты МГИМО: Истомин Игорь Александрович, к.полит.н.

В начале этого года в самый разгар формирования новой администрации в США, между бесчисленными заседаниями по утверждению руководителей на те или иные должности и посреди естественной неразберихи в бюрократическом аппарате близкий Бараку Обаме Центр в поддержку американского прогресса (Center for American Progress) выпустил сборник рекомендаций для нового американского лидера. Среди множества советов, посвященных различным направлениям деятельности и организации работы отдельных ведомств, выделялось одно фундаментальное. Влияние президента в наибольшей степени будет зависеть от его способности с самого начала продемонстрировать лидерство. Для этого необходимо достигнуть быстрого успеха по узкому кругу приоритетных проблем: достаточно весомых, чтобы заслужить уважение, но и относительно простых, чтобы не завязнуть в их решении. Если этого не сделать, Администрация быстро потеряет свой политической капитал и не сможет удерживать в узде Конгресс и многочисленные противоборствующие элитные группировки. Стремительное продвижение в отношении определенных самой Администрацией первоочередных проблем жизненно важно для новых руководителей страны.

Для российско-американских отношений, а в какой-то степени и для внешней политики США в целом, подобным приоритетом стала проблема заключения нового соглашения о стратегических вооружениях. Продвижение в этой области оформилось в качестве принципиальной цели вскоре после выступления вице-президента Джо Байдена на Мюнхенской конференции в феврале 2008 года и появления термина 'перезагрузка'. Отношения в области стратегических вооружений превратились в центральный фокус этого процесса. Сегодня приближается момент, когда будет оцениваться способность Администрации достигнуть поставленной цели, поэтому она заинтересована в позитивном результате.

Клинтон: своевременный визит

Октябрьский приезд Хиллари Клинтон в Москву носит очень своевременный характер. Совсем недавно, 3 октября завершился шестой раунд переговоров на уровне экспертов. В ходе него стороны продолжили проработку конкретных положений и формулировок будущего соглашения. В ближайшие дни должен начаться следующий раунд. Естественно такая работа требует подкрепления на политическом уровне. Тем более что в отличие от президентов плодотворно пообщавшихся в конце сентября, министр иностранных дел России и госсекретарь тет-а-тет не встречались с июля месяца этого года.

На фоне приближающегося 5 декабря срока окончания действия договора СНВ-1, одновременно, заявленного в качестве даты, до которой должен быть подписан новый документ, все остальные темы двусторонних отношений отходят на второй план. Между тем, до сих пор не очень понятно как в нем будут решены противоречия по фундаментальным вопросам, таким как размещение нестратегического оружия на стратегических носителях или проблема возвратных потенциалов. Не до конца определен и характер связи между наступательными и оборонительными вооружениями. Во всяком случае, российская сторона неоднократно подчеркивала, что она надеется на дополнительные разъяснения Вашингтона относительно его нового подхода к системе ПРО.

Переговоры: за кулисами

В этих условиях, приезд Хиллари Клинтон в Россию и в первую очередь ее выступление в МГУ приоткрывает завесу над одним из ключевых аспектов ведомых переговоров. Детальный механизм контроля и проверок за исполнением договоренностей остается принципиальной особенностью СНВ-1, отличающей его как от всех предыдущих, так и от последующих соглашений в этой области. Он же делает окончание срока действия Договора 1991 года особенно болезненным, несмотря на сохранение Соглашения о стратегических наступательных потенциалах. С учетом постоянной волатильности в отношениях России и США, сохраняющейся вот уже на протяжении двух последних десятилетий, подобный механизм выступает в качестве необходимого инструмента укрепления взаимного доверия или, когда доверие отсутствует, отчасти подменяет его.

В то же время, обе стороны неоднократно подчеркивали, что не намерены сохранять его в прежнем виде (для этого достаточно было бы просто продлить его действие еще на пять лет как зафиксировано в документе).

Россия неоднократно отмечала высокую затратность существующей системы проверок (СНВ-1 предполагает 12 видов инспекций), и Соединенные Штаты, несмотря на куда более активное использование возможностей СНВ для отслеживания российского потенциала, с ней в этом согласны.

Дипломатическая риторика или шаг вперед?

Выступление Хиллари Клинтон в МГУ на первый взгляд свидетельствует о творческом поиске наиболее приемлемого решения. В ее высказывании речь идет о взаимном открытии доступа на пункты управления стратегическими силами, что существенно отличается от самой идеологии механизма СНВ, делающего акцент на инспекции непосредственно объектов размещения стратегических ядерных сил с возможностью их визуального осмотра.

"Мы открыты прозрачности и сотрудничеству, когда речь идет о противоракетной обороне, - объяснила Клинтон. - Когда речь идет о соглашениях по сокращению вооружений или ПРО, мы пригласили ваших крупнейших военных экспертов и ученых посетить наши центры контроля и командования и задать все вопросы, которые у них могут возникнуть, и нам бы хотелось иметь возможность сделать то же самое, потому что мы хотим добиться взаимопонимания".

Однако эффективность таких визитов и их соотношение с традиционными формами контроля предстоит оценить военным. Гораздо важнее, на мой взгляд, оценить идейный сдвиг. Доступ на пункты управления, особенно, если он будет осуществляться в регулярном режиме способен существенно поднять уровень взаимного понимания. Вашингтон пытается перевести на язык конкретных предложений свое восприятие кооперативности и партнерства. Следующий шаг - обернуть эти новые отношения 'вовне', то есть совместно работать по решению глобальных проблем, например по предотвращению попадания ОМУ в руки безответственных игроков. То есть делается заявка уже на дальнейшие действия после 5 декабря. В этом отличие современной 'перезагрузки' от разрядки времен Холодной войны, когда ставилась цель зафиксировать паритет и двустороннее взаимодействие.

На фоне высказывавшихся в последнее время в российском экспертном сообществе мнений о постепенном сворачивании 'перезагрузки' и возвращении к business as usual, подобные слова выглядят оптимистично.

Наряду с осторожным реализмом, обуславливающим множественные оговорки, присутствует тот элемент несколько романтического либерального видения, которого давно уже не было в американской внешней политике по отношению к России. Причем, несмотря на все сложности выстраивания отношений между нашими странами, он сохраняет достаточную устойчивость.

Назад, в будущее

В то же время стоит отметить анклавный характер новых явлений в политике США на российском направлении. Наблюдается парадоксальная параллель с курсом Джорджа Буша до августа 2009 года, когда предельно жесткая и агрессивная риторика сопровождалась довольно ограниченными практическими действиями. Сейчас воодушевляющая риторика партнерства и сотрудничества сочетается с достаточно узкой областью реальной совместной работы.

Кроме того новые элементы партнерства и кооперативности даже в самых патетических речах видятся США преимущественно через призму собственных интересов. Это выражается, в первую очередь, в стремлении определять повестку дня взаимодействия. Выбирать те темы, которые наиболее удобны Вашингтону. Поэтому у России нет повода впадать в наивный утопизм начала 90-х годов, да признаков этого пока и не видно.

Гораздо заметнее скептическое отношение к 'перезагрузке', связанное с ее ограниченным, селективным характером. На самом деле, в этом ее главное достоинство. Попытка универсализировать ее, распространить на такие области как, например, взаимодействие на постсоветском пространстве будут губительны. Они вернут нас к риторике противостояния. Снова будет реять призрак новой Холодной войны. В своей речи в МГУ Хиллари Клинтон четко продемонстрировала стремление концентрироваться на более ограниченной, но более перспективной повестке дня. Двигаться выборочно и поэтапно, не отказываясь при этом от ярких деклараций, которые так приятны слуху партнера. России стоит

использовать этот новый восходящий виток отношений для максимальной фиксации отдельных выгод. Тем более что, как показывает история двусторонних отношений, подобные позитивные тренды обычно не длятся слишком долго.

Игорь ИСТОМИН для RT (МГИМО, кафедра прикладного анализа международных проблем)

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: ИноСМИ.Ru
Распечатать страницу