Взаимодействие Турции со странами Центральной Азии

27.10.09
Эксклюзив

Взаимодействие Турции со странами Центральной Азии

Эксперты МГИМО: Кудряшова Юлия Сергеевна, к.ист.н.

Турция стала первым государством, признавшим независимость центральноазиатских стран. Появились государства, близкие ей с точки зрения исторической и религиозной традиции, в этническом и языковом отношении. Перед Анкарой вдруг открылась заманчивая перспектива возглавить целый конгломерат этнически родственных стран. Турция приступила к формированию своей новой идентичности как лидера тюркского сообщества.

В структуре МИД Турции в 1992 г. было создано Агентство тюркского сотрудничества и развития (TIKA), которое занимается вопросами экономического, культурного и технического сотрудничества, и Центр культуры и искусств. Основным направлением деятельности ТИКА является оказание экономической помощи, развитие совместных проектов и программ, регулирование правовых, технико-экономических, социальных и экологических вопросов сотрудничества. В число приоритетных задач ТИКА входит содействие структурным и рыночным преобразованиям, быстрой интеграции тюркских государств в мировое хозяйство. При выполнении этих функций представители ТИКА привлекают к участию в отдельных проектах государственные министерства, предприятия и банки, сотрудничают с международными организациями, включая ООН, и структурами зарубежных стран.

В первые годы независимости центральноазиатские страны контактировали с внешним миром через Турцию. Лидеры новых государств рассматривали Анкару в качестве посредника, способного, благодаря давним отношениям с Брюсселем и Вашингтоном, помочь им как можно скорее интегрироваться в мировую политическую и экономическую систему. При содействии Анкары произошло включение тюркских республик в состав региональных экономических и политических объединений: ОБСЕ, Организацию экономического сотрудничества, Черноморское экономическое сотрудничество, Организацию исламская конференция. Турция сыграла важную роль в присоединении республик Центральной Азии к программе НАТО «Партнерство ради мира». Анкара также способствовала проникновению в эти государства международных финансовых организаций (МВФ, Всемирный банк, Азиатский банк развития). На международном экономическом форуме в Давосе стало традицией проводить встречи лидеров Турции и центральноазиатских государств.

Турецкое руководство было уверено, что тесные связи с новыми республиками не только повысят региональное значение Турции, но и обеспечат новые возможности для развития ее экспорториентированной экономики. Наряду с деятельностью официальных правительственных турецких организаций, в расширение зоны влияния Турции активно включился частный торгово-промышленный капитал. Турецкий бизнес завоевывал рынки молодых государств, используя демпинговые цены и механизм бартерных сделок. Турецкая сторона учредила специальный турецко-среднеазиатский банк для финансирования своего экономического проникновения на рынки региона. При этом в Центральной Азии турецкие предприниматели имели культурное и лингвистическое преимущество перед западными конкурентами. На территории этих государств стали создаваться совместные университеты, в частности в Казахстане, и лицеи в Узбекистане и Таджикистане при поддержке турецкой стороны.

Первоначально Турция воспринималась как модель социально-экономической и политической трансформации стран региона. Ряд государств региона проявлял интерес к турецкому варианту экономического развития.

С одной стороны, Турции удалось обозначить свое присутствие в тюркоязычных государствах и заметно усилить экономические и культурные связи с ними. Однако надежды на то, что Турция станет их главным политическим и экономическим партнером не оправдались. Среди основных причин можно назвать отсутствие общих границ, российское присутствие в этом регионе, нежелание лидеров новых независимых государств вновь попасть в зависимость от кого бы то ни было.

В обоснование регионального лидерства от Анкары требовалось безвозмездное финансирование братских народов. В Турции отсутствовали необходимые средства для массированного инвестирования. В этом проявилась ограниченность турецких ресурсов, их технологическая слабость, которая неспособна удовлетворить потребности национальных экономик тюркских государств. Турецкая экономика, которая зависит от западных заимствований, не в состоянии обеспечить потребности центральноазиатских государств в экономических ресурсах. Более того, качество большинства турецких товаров намного уступает европейским изделиям, а подлинная интеграция не может быть основана на одной сельхозпродукции. В результате снизился объем турецкого экспорта в центральноазиатские республики.

В политическом аспекте пантюркистская тематика для тюркоязычных народов также недостаточно актуальна: первоочередными для них являются задачи национально-государственного строительства. Со временем снисходительно-опекунское отношение Турции пусть к «братскому», но все же третьему «тюркскому миру» сменилось признанием культурно-образовательных, а также ментальных различий турок и жителей азиатских постсоветских республик. Данный факт под прессом пропаганды языкового, культурного и этнического родства поначалу сбрасывался со счетов. Уверенность Анкары в том, что она лучше своих восточных партнеров знает их проблемы и потребности, привела к ряду политических кризисов во взаимоотношениях сторон. В частности, неожиданностью стал для турецких властей отказ тюркоязычных стран от предложенного Анкарой участия в Тюркских саммитах Турецкой Республики Северного Кипра. Кроме того, со временем центральноазиатские государства перестали нуждаться в посредничестве Анкары в отношениях с Западом.

Турция постепенно отказалась от создания собственной зоны влияния на территории проживания тюркских народов, ограничившись, в основном, образовательными программами в рамках деятельности ТИКА, что позволяет говорить о создании гуманитарной сферы влияния Анкары. Для осуществления лоббистской деятельности в интересах Турции используются возможности турецкой диаспоры, тюркских этнических групп и их информационных центров: органов печати, радио и телевидения. Экономическое проникновение Анкары в регион ограничивается предоставлением время от времени определенной финансовой помощи в виде грантов, кредитов и технической поддержки.

Тем не менее, Турция имеет во всех столицах государств Центральной Азии военных атташе, довольно сильную агентуру, пытается создать протурецкие политические партии и группы, которые работают на укрепление военно-политического сотрудничества своих стран с Анкарой. Турция сотрудничает с центральноазиатскими республиками в устранении таких угроз региональной безопасности и стабильности, как радикальные религиозные движения, терроризм, наркотраффик и торговля оружием. В рамках соглашений о борьбе с терроризмом, подписанных с этими странами, Турция предоставляет им необходимую технику и финансовую помощь. Начиная с 2001 г. Анкара значительно увеличила военную помощь Узбекистану и Казахстану, в меньшей степени Киргизии, предоставляя вооружение и военное обмундирование, проводя учения с целью модернизации армий этих стран. Участие Турции в операции в Афганистане заметно повысило ее авторитет среди центральноазиатских государств.

Среди последних политических событий следует отметить прошедший 3 октября 2009 года в Нахичевани (Азербайджан) очередной саммит глав государств тюркоязычных стран. В нём приняли участие президент Азербайджана Ильхам Алиев, президент Турции Абдулла Гюль, президент Казахстана Нурсултан Назарбаев, президент Киргизии Курманбек Бакиев и вице-премьер правительства Туркмении Хыдыр Сапарлыев. Саммиту предшествовало учреждение Парламентской ассамблеи тюркоязычных стран (Азербайджана, Казахстана, Киргизии и Турции). В саммите не приняли участия ни президент Узбекистана Ислам Каримов, ни даже его представитель. На саммите Нурсултан Назарбаев, отметив, что Гейдар Алиев и Мустафа Кемаль Ататюрк мечтали о единстве тюркоязычных народов, подчеркнул, что Казахстан также выступает за воплощение в жизнь этой идеи. Тюркский саммит в Нахичевани завершился созданием Совета сотрудничества тюркоязычных стран (Тюркского совета), в 2010 г. его возглавит Казахстан.

Турция, обеспечив возможность экспорта азербайджанских энергоресурсов в Европу, естественно, заинтересована в подключении Казахстана и Туркменистана к транскаспийским проектам. Астану устраивает вариант дальнейшего развития диалога с Евросоюзом при активном участии Турции, в том числе в разработке и реализации совместных проектов транспортировки нефтегазового сырья в Европу. Однако напряженные отношения возникли у турецкого бизнеса с новыми туркменскими властями.

Что касается Узбекистана, то после обвинений в адрес Турции по поводу поддержки узбекских оппозиционных движений и их лидеров, отношения между двумя странами довольно прохладные. Ташкент считает, что Анкара поддерживает исламскую оппозицию через деятельность турецких коммерческих и строительных фирм. Представитель Узбекистана даже не присутствовал 17-19 ноября 2007 г. в Баку на 11-ом съезде организации Дружбы, братства и сотрудничества тюркоязычных стран и общин. Однако в реальности Турции нет смысла поддерживать экстремистские религиозные движения за рубежом, так как турецкие власти борются с ними внутри страны. Тем не менее, Турция и Узбекистан продолжают сотрудничество в сфере предотвращения и устранения таких угроз, как экстремизм, терроризм и контрабанда наркотиков, с которыми сталкивается Ташкент, и которые представляют опасность для стабильности всего региона.

В заключение хочу отметить, что в сегодняшней Турции идею Великого Турана поддерживают лишь ультра-националистические круги, не имеющие значительного влияния на власть, и экстремистские неправительственные организации. Националистическая и пантюркистская идеология турецких властей позволяет демонстрировать западным союзникам возможность альтернативы во внешнеполитической стратегии, одновременно она завоевывает симпатии турецкого электората, немалая часть которого разделяет подобные взгляды.

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: Портал МГИМО
Коммерческое использование данной информации запрещено.
При перепечатке ссылка на Портал МГИМО обязательна.
Распечатать страницу