Трудный маршрут «Северного потока»

02.11.09

Трудный маршрут «Северного потока»

Эксперты МГИМО: Кавешников Николай Юрьевич, к.полит.н.

20 октября Дания разрешила строительство трубопровода Nord Stream на датском участке маршрута — в территориальных водах и исключительной экономической зоне. Таким образом, Дания стала первой страной, давшей зеленый свет амбициозному газопроводному проекту. Это хороший повод оценить ход и перспективы реализации проекта.

Практические мероприятия по строительству трубопровода Nord Stream идут в соответствии с графиком. Газопровод Грязовец–Выборг, который должен соединить Nord Stream с Единой системой газоснабжения России, построен более чем наполовину. Власти земли Саксония уже дали разрешение на строительство первого участка газопровода Opal, который должен соединить Nord Stream с немецкими газотранспортными сетями. Заключен ряд контрактов с субподрядчиками по выполнению работ на морском участке. А представитель Выксунского металлургического завода 17 октября 2009 года отрапортовал о завершении выпуска труб для первой очереди газопровода (на заводе произведено 25% всех необходимых труб, 75% будет закуплено в Германии). Уже подписаны контракты на поставку российского газа, который должен пойти по трубопроводу, в частности с E.ON Ruhrgas и Wingas (Германия), Dong Energy (Дания), GdF Suez (Франция).

Проблем с финансированием строительства морской части трубопровода не предвидится. По последней оценке, обнародованной весной 2008 года, общая стоимость первой и второй очереди проекта составляет 7,4 млрд. евро. Это довольно много. Норвежский проект Langeled, сопоставимый по протяженности и основным параметрам с одной ниткой Nord Stream, обошелся всего в 2,5 млрд. евро. Вероятно, в современных условиях падения цен на стальные трубы «Газпрому» удастся несколько уменьшить расходы. Хотя в пересчете на падающие в цене доллары стоимость проекта может возрасти, вряд ли это станет критичным для консорциума.

Несмотря на сокращение инвестиционной программы «Газпрома» в 2009 году, объем средств, предназначенных на проект Nord Stream, увеличен. Летом 2009 года «Газпром» одобрил предоставление Nord Stream AG гарантии лимитом в 24 млрд. евро в счет будущих поставок газа. В августе Nord Stream AG направил банкам запрос на предоставление синдицированного кредита на сумму в 3,9 млрд. евро, необходимых для первого этапа проекта. Собственные ресурсы участников консорциума и возможность привлечения коммерческих займов дают уверенность в том, что, если строительство на морском участке начнется в апреле 2010 года, первая очередь трубопровода будет пущена в срок — в 2011 году. Проблема лишь за получением разрешения со стороны соответствующих стран.

Политические препоны и экономические интересы

Позиция Польши, Латвии, Литвы и Эстонии носит преимущественно политический характер. При очень сложных отношениях с Россией практически любые действия «Газпрома» и даже сам факт его существования воспринимаются как угроза энергетической безопасности ЕС. Представители этих стран даже пытаются отрицать очевидную заинтересованность ЕС в реализации проекта, поскольку он «усилит зависимость ЕС от поставок российского газа».

Так, новоизбранный президент Литвы Даля Грибаускайте на пресс-конференции в Европарламенте в конце сентября заявила: «Я впервые слышу, что этот проект является приоритетным для ЕС». За этой риторикой просматриваются и экономические мотивы. Стремясь сорвать строительство Nord Stream, эти страны рассчитывают вернуться к проекту сухопутного трубопровода Amber.

Это позволило бы получить существенные геополитические (укрепление своего статуса как стран-транзитеров) и экономические (плата за аренду земли и транзит) бонусы. Налицо очевидное противопоставление национальных и общеевропейских интересов; почему-то подразумевается, что поставки российского газа транзитом через территорию Польши и стран Балтии не усилят зависимость ЕС от России. Однако поскольку трасса трубопровода проложена без захода в экономические зоны этих стран, они не имеют возможности заблокировать реализацию проекта.

Заинтересованность Дании в реализации проекта Nord Stream связана с планами увеличить долю природного газа в энергобалансе. Это позволит выполнить обязательства по снижению выбросов углекислого газа; при провале проекта сделать это будет гораздо сложнее. В начале октября «Газпром» подписал дополнительный контракт с Dong Energy, в соответствии с которым поставки российского газа в Данию увеличатся вдвое — с 1 до 2 млрд. куб. м в год. Похоже на то, что именно подписание этого контракта стало решающим аргументом в пользу выдачи правительством Дании разрешения на строительство.

Позиция Финляндии определяется как экологическими озабоченностями, так и экономическими соображениями. Экономические интересы Финляндии удалось учесть за счет принципиального решения о строительстве ветки в Финляндию и привлечения финских компаний в качестве субподрядчиков. Вероятность получения разрешения на строительство трубопровода со стороны Финляндии весьма высока, хотя нельзя полностью исключать возможность осложнений.

Сегодня ключевую роль в судьбе Nord Stream играет Швеция, позиция которой становится все более скептической. В частности, большое беспокойство вызывают негативное отношение к проекту властей острова Готланд и признаки формирования негативной позиции у двух партий, входящих в правящую коалицию.

У Швеции нет прямой экономической заинтересованности в проекте, так как она не закупает и не собирается закупать российский газ. Отношения между Швецией и Россией оставляют желать лучшего, в частности, из-за критического отношения Швеции к эволюции внутриполитической ситуации в России и к политике России на постсоветском пространстве. Швеция традиционно с особым вниманием относится к интересам стран Балтии. Разумеется, имеет место и стандартный набор экологических озабоченностей по поводу проекта. Следует отметить, что значительное число требований Швеции было удовлетворено, прежде всего Nord Stream AG отказался от строительства сервисной платформы в районе острова Готланд.

Кому все же больше всего нужен Nord Stream?

Восприятие проекта как служащего исключительно российским интересам необоснованно. Прежде всего стоит напомнить, что в консорциум помимо «Газпрома» входят германские E.ON Ruhrgas и BASF/Wintershall, а также голландская Gasunie, не говоря уже о стремлении французской GdF Suez присоединиться к проекту.

По обнародованным в 2007 году оценкам Еврокомиссии, потребление газа в Евросоюзе с 314 млрд. куб. м вырастет к 2025 году до 509 млрд. куб. м. Поставки по Nord Stream смогут обеспечить четверть прироста потребления газа в ЕС. Не случайно еще в 2001 году Евросоюз присвоил этому трубопроводу статус «проекта общеевропейского интереса», а в последнее время комиссар ЕС по энергетике Андрис Пиебалгс регулярно высказывается в поддержку проекта. Строительство трубопровода также позволит уменьшить транзитные риски, что отвечает интересам как России, так и Европейского союза.

Безопасность трубопровода для окружающей среды Балтийского моря подтверждается положительной оценкой исследования об экологических последствиях со стороны Германии, Дании и Финляндии.

Консорциум стремится учесть и возможные негативные последствия для европейского бизнеса. Например, 15 сентября Nord Stream AG заключил соглашение о компенсационных мерах с рыболовными ассоциациями балтийских стран. Также в контексте обсуждения проекта российские власти урегулировали некоторые двусторонние экономические разногласия с Финляндией и готовы обсуждать предоставление Дании льготного инвестиционного режима. Нет оснований утверждать, что эти решения как-то связаны с реализацией проекта, но и говорить о случайном совпадении было бы наивно.

По сути, у противников проекта остается только два аргумента. Во-первых, Балтийское море в принципе — не место для строительства трубопроводов. Но ведь помимо Nord Stream сегодня разрабатываются проекты газопроводов Дания–Польша (протяженность 230–280 км), Германия–Дания–Швеция (220 км) и Финляндия–Эстония (80–120 км). Во-вторых, Nord Stream неприемлем с политической точки зрения, поскольку, как заявил в начале сентября министр иностранных дел Финляндии Александер Стубб, «подрывает единство ЕС»; читай — не дает странам Балтии и Польши возможности заработать на транзите.

Срыв реализации такого проекта из-за политических и экономических интересов очень немногих стран ЕС будет воспринят в России с большим разочарованием. Возможно, это даже станет поводом заново оценить перспективы энергетического сотрудничества с ЕС и обратить большее внимание на развитие СПГ-проектов. Более того, срыв проекта создаст проблемы не только для России, но и для большого числа стран ЕС.

Сегодня Финляндия и Швеция стоят перед выбором: отдать приоритет внутриполитическим соображениям, весьма специфическим интересам нескольких стран ЕС или проекту, призванному укрепить энергетическую безопасность на континенте и дать новый импульс экономическому сотрудничеству между Евросоюзом и Россией.

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: «Независимая Газета»
Распечатать страницу