Центральноазиатский регион и миграционные процессы в СНГ

13.11.09
Эксклюзив

Центральноазиатский регион и миграционные процессы в СНГ

Эксперты МГИМО: Боришполец Ксения Петровна, к.полит.н.

По масштабам международных миграций постсоветское пространство находится на втором месте в мире после США. При этом с середины нынешнего десятилетия примерно половина трансграничных людских потоков в СНГ состоит из жителей центральноазиатского региона, направляющихся в своем подавляющем большинстве для работы в РФ.

В целом, процессы массового перемещения людей в Центральноазаиатском регионе ежегодно охватывают до четырех млн. человек, или более 15% трудоспособного населения, из которых не менее трех миллионов постоянно находятся на территории России. В условиях современного кризиса численность трудовых мигрантов из Центральной Азии в России существенно не сократилась, причем менее половины из них работает легально. Характерно, что, несмотря на меры по повышению эффективности миграционной политики в рамках СНГ, предпринимаемые с 2006 года, ситуация с центральноазиатскими мигрантами остается сложной.  

 Главными вызовом в этом плане выступает отсутствие легального статуса у полутора-двух  миллионов иностранных граждан на территории РФ. Одновременно численность каждой из центральноазиатских диаспор предполагает их дальнейшее увеличение, что может  в течение  ближайших пяти лет довести общее количество  выходцев из Центральной Азии в РФ до шести миллионов человек, т.е. до уровня, который способен парализовать работу миграционных структур России.

Полагая, что указание на драматический сценарий является все же лишь экстраполяцией формальных количественных показателей, хотелось бы отметить и позитивные тенденции. Важным положительным моментом является увеличение в последние три года внимания  руководства всех центральноазиатских государств, прежде всего Казахстана и Киргизии, к оптимизации ведомственного контроля в сфере трансграничных миграционных процессов. Однако развитие внутрирегиональной координации миграционной политики  фактически не происходит. Что касается российского вектора, то институционализация межгосударственного сотрудничества в области миграционной политики была достигнута только во взаимодействии России и Узбекистана, которые к настоящему времени ратифицировали три специальных соглашения относительно борьбы с нелегальной миграцией, положения трудовых мигрантов, а также их реадмиссии. Киргизское и таджикское руководство, признавая значительную остроту проблематики, стремятся, во-первых, не сокращать миграционные потоки своих граждан, а, во-вторых, добиваться специальных решений по увеличению квот для трудовых мигрантов в различных российских регионах. Казахстан со своей стороны сосредотачивает главное внимание на вопросах сезонной миграции в южных приграничных зонах, которые рассматриваются в контексте защиты территориальной целостности государства.

Оценивая фактор трудовой миграции жителей Центральной Азии на пространстве СНГ, необходимо подчеркнуть, что массовые перемещения региональной рабочей силы не решили  ключевых противоречий центральноазиатских обществ, а во многом даже подорвали перспективы их преодоления. Постоянный отток до половины мужского населения Таджикистана и около трети Киргизии блокирует любые планы восстановления реального производственного сектора. В случае Узбекистана, ставшая устойчивой тенденция «распыления» трудовых ресурсов молодых возрастов, резко ограничивает возможности модернизации узбекской хозяйственной системы как в целом, так и в ее ключевых сегментах. Кроме того, в странах Центральной Азии повсеместно сформировались «серые» структуры взаимодействия экспортеров и импортеров рабочей силы, чьи доходы сопоставимы с поступлениями по основным статьям государственных бюджетов, но не входят в сферу государственного контроля.

На российском направлении рост негативных явлений, связанных с трудовыми мигрантами из Центральной Азии, обусловлен как чисто криминальными вызовами, так и тем, что за последние годы они превратились в один из наиболее устойчивых сегментов теневой занятости РФ. Существенным является и то, что через «центральноазиатский коридор» в Россию прибывают мигранты-нелегалы из дальнего зарубежья, а проблема  мигрантов в целом стала популярным тезисом российских политиков, апеллирующих к протестному потенциалу электората.

Таким образом, численность перемещаемых трудовых ресурсов Центральноазиатского региона и отсутствие эффективного контроля за их потоками усиливает противоречия между текущими и стратегическими задачами государственного управления на пространстве СНГ. Труд мигрантов вносит заметный вклад в решение хозяйственных задач, как направляющих, так и принимающих стран, однако система противодействия негативным последствиям миграционных процессов пока остается недостаточно эффективной.

Форматы управления миграционными процессами на постсоветском пространстве находятся в стадии становления. Представленные ФМС правительству России предложения о подписании конвенции о правовом статусе трудящихся-мигрантов и членов их семей из стран СНГ включают главным образом вопросы текущего регулирования занятости иностранной рабочей силы, что отражает хотя и важный, но далеко не полный спектр существующих проблем. Значительные надежды на оптимизацию управления миграционными процессами в СНГ связаны с подписанием в начале ноября 2009 года Премьер-министром России В.В. Путиным распоряжения о создании при Федеральной миграционной службе государственного унитарного предприятия «Паспортно-визовый сервис», деятельность которого будет направлена на оказание административной поддержки иностранным рабочим на территории РФ.

Что касается центральноаазиатского направления, то российским ведомствам, вероятно, придется столкнуться с перспективой сохранения значительного потока мигрантов из всех стран региона, не исключая, и Туркмению. Поэтому актуальными в их работе видятся такие моменты, как совершенствование специальной подготовки сотрудников, усиление внимания к распространению потоков трудовых мигрантов из стран Центральной Азии в провинциальных российских городах, шаги по поддержке диалога центральноазиатских государств по вопросам внутрирегиональной трудовой миграции. Кроме того, в  процессе развития двустороннего сотрудничества со странами Центральной Азии было бы целесообразно включать в качестве самостоятельного пункта повестки дня вопрос о преподавании русского языка в среде титульного населения.

Интенсивные миграционные процессы является объективной характеристикой современного мира. Не является исключением в этом плане и пространство СНГ. Хотелось бы выразить надежду, что многостороннее и двустороннее сотрудничество постсоветских государств позволит снизить количество миграционных вызовов их развитию.  

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: Портал МГИМО
Коммерческое использование данной информации запрещено.
При перепечатке ссылка на Портал МГИМО обязательна.
Распечатать страницу